Чем ближе проект постройки российского газопровода «Северный поток — 2» к воплощению, тем меньше остается вариантов противодействия ему со стороны США: Вашингтону на сегодняшний день остается либо вводить санкции против европейских компаний, поддерживающих газопровод, капитулировать, либо искать способ сбалансировать экономическую пользу трубопровода, пишут Габриэль Коллинз и Анна Микульска в статье для американского издания The National Interest.

Строительство газопровода «Северный поток — 2»
Строительство газопровода «Северный поток — 2»
Gazprom.ru

Авторы отмечают, что лишить «Северный поток — 2» смысла в качестве инструмента российского геополитического влияния можно наращиванием ЕС импорта сжиженного природного газа (СПГ), а также развитием трубопроводов в странах ЕС для более эффективного распределения газа по всему континенту. Благодаря этому у европейских потребителей появится более широкий доступ к гибким поставкам газа по морю от самых разных поставщиков по всему миру.

Для достижения этой цели финансирование США не должно быть направлено на то, чтобы создавать спрос исключительно на свои поставки. Напротив, должны быть созданы условия, при которых независимо от того, поступает ли газ с побережья Мексиканского залива, из Катара, Норвегии или от российских производителей СПГ, он все равно обеспечивает более глубокий и гибкий портфель поставок газа для ЕС. При наличии альтернативных поставок у того или иного отдельного поставщика больше не будет возможности принуждать к чему-либо европейских потребителей газа.

С помощью такого подхода также возможно решить проблему газовой безопасности в российско-украинских отношениях, которой часто пренебрегают. Из-за постройки Москвой альтернативных маршрутов поставок газа Киев лишится миллиардов долларов газотранспортной аренды, а также будет вынужден покупать газ из Центральной Европы по рыночным ставкам. Это серьезно повлияло бы на энергоемкие украинские тяжелые отрасли, которые полагаются на субсидируемые поставки газа из России, и привело бы, вероятно, к реформе газового рынка на Украине.

Выбрав этот курс, правительство США может также помочь подтолкнуть украинское правительство к коммерческим условиям, достаточно благоприятным для привлечения многонациональных энергетических компаний для разработки значительных морских месторождений газа в Черном море. Примечательно, что такой результат привел бы к увеличению самодостаточности Украины.

Кроме того, вероятность успеха такого проекта намного больше, чем у санкций, поскольку в его рамках применяются рыночные силы, а не принуждение. Такая стратегия выгодна для потребителей в ЕС, так как она увеличивает доступность газовых поставок и приводит к снижению цен. Санкции США, направленные против России, часто создают серьезные дипломатические противоречия, и вряд ли европейские политические деятели, даже скептически настроенные по отношению к США, будут выступать против улучшения доступа к поставкам природного газа и снижению цен, чему может способствовать газовая стратегия США.

Среди возможных вариантов реализации этой стратегии авторы указывают выделение кредитов, которые могут быть «прощены», если получатели выполняют установленные требования, равное разделение с местными и общими для ЕС капиталовложений, регулирование ставок прибыли для частных инвесторов, а также льготное финансирование проектов.

Таким образом, заключают авторы, у США теперь есть окно возможностей для активизации своей газовой дипломатии и продвижения своих газовых проектов с тем, чтобы их партнеры смогли воплотить в жизнь стратегию защиты от российского энергетического принуждения в ЕС.

Напомним, ранее директор «Нафтогаза» Юрий Витренко заявил о том, что остановить строительство газопровода «Северный поток — 2» могут только США и Германия, в том числе с помощью санкций. По его мнению, граждане ФРГ не понимают рисков российского проекта, который «реально опасен и для всей Европы».

Читайте ранее в этом сюжете: Помешать «Северному потоку — 2»: «Нафтогаз» уповает на Берлин и Вашингтон