Областной суд Сахалина 2 августа рассмотрел апелляционную жалобу на приговор по делу о крушении БАТМ «Дальний Восток» 2 апреля 2015 года в Охотском море. Приговор суда первой инстанции, несмотря на все доводы защиты и выступления флотской общественности в поддержку осуждённых, несмотря на требования большинства потерпевших оправдать осуждённых, оставлен в силе. Защита с приговором не согласна, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

БАТМ «Дальний Восток» накануне выхода в свой последний рейс
БАТМ «Дальний Восток» накануне выхода в свой последний рейс
Фото предоставлено стороной защиты

Читайте также: Гибель траулера «Дальний Восток»: потерпевшие требуют оправдать осуждённых

«Областной суд решил практически всё оставить так, как было постановлено судом первой инстанции. Исключение было сделано только в отношении осужденного Александра Кудрицкого, 70-летнего экс-заместителя генерального директора компании — судовладельца ООО «Магеллан», которому в апелляции снизили наказание до 5 лет лишения свободы и применили в отношении него амнистию. Это означает, что Кудрицкий освобожден от наказания, но не освобождается от выплат компенсаций по гражданским искам. С учётом того, что ранее Кудрицкого освободили из-под стражи в связи с заболеванием, которое не позволяет содержать его в местах лишения свободы, такой итог был продиктован скорее необходимостью, нежели снисходительностью суда. Решение суда апелляционной инстанции означает, что ни один довод стороны защиты не был принят во внимание, и это очень похоже на крушение справедливости, которая погибла вместе с «Дальним Востоком», — рассказал в беседе с корреспондентом ИА REGNUM представитель стороны защиты адвокат Евгений Ефимчук.

Напомним, у защиты еще на стадии первого судебного разбирательства возникли вопросы к следствию, к экспертам и суду.

Следствие настаивало и продолжает настаивать на том, что БАТМ «Дальний Восток» затонул из-за того, что в корпусе судна в ходе ремонтных работ в доке южнокорейского судоремзавода были сделаны некие «прорези» — то есть внесены недопустимые конструктивные изменения, которые и привели к кораблекрушению.

При этом документацию на судоремонтном заводе Южной Кореи никто не запрашивал. Экспертизу судна никто не делал на том основании, что это невозможно, поскольку затонувший траулер лежит на очень большой глубине. Но разве это не означает, что у следствия, а затем и суда нет возможности доказать вину подсудимых? Разве отсутствие возможности доказать вину может служить поводом для вынесения обвинительного приговора?

Судовладелец, компания «Магеллан», предоставила суду фотографии БАТМ «Дальний Восток», сделанные после выхода судна из ремонта, во Владивостоке, куда траулер пришел из Южной Кореи. На фото отчетливо видно, что никаких лишних «дырок» в корпусе судна нет.

Суд фотографии не принял.

Компания «Магеллан» пошла на беспрецедентные меры: Следственный комитет заказал, а компания оплатила подводную съёмку лежащего на дне моря судна с помощью специального подводного аппарата. И на этих снимках видно, что неположенных «дыр» в корпусе нет.

Суд снимки не принял — как и в первом случае — без объяснения причин. Более того, Следственный комитет даже не упоминал их в ходе судебного разбирательства, несмотря на требования защиты.

«Фотографии могли вызвать у суда сомнения, но тогда можно было провести экспертизу и доказать, что снимки подлинные, монтажу не подвергались. Но фото просто везде игнорировали. Их словно нет. Как нет и 30 часов подводной съемки затонувшего судна. Следственный комитет заказал это исследование, «Магеллан» заплатил за него 33 млн рублей, но следователи не стали предоставлять видео экспертам, видимо, потому, что вместо доказательства вины получили доказательство невиновности — никаких нештатных вырезов в корпусе судна нет», — рассуждает Евгений Ефимчук

Читайте также: Дело о крушении БАТМ «Дальний Восток: флот требует освобождения невиновных

Выжившие в страшном кораблекрушении моряки «Дальнего Востока» утверждают: судно погубили жадность и непрофессионализм капитана Александра Притоцкого, который погиб при крушении траулера. Профессиональные моряки привели десятки доказательств и доводов в подтверждение своих слов.

Капитан Притоцкий был признан виновным, но, по вполне понятным причинам, не оказался на скамье подсудимых — он погиб.

Вместо Притоцкого на скамью подсудимых посадили капитана Анатолия Борисова, одного из опытнейших капитанов ДФО, который уволился с БАТМ «Дальний Восток» за три месяца до кораблекрушения, передав, как положено, по акту, судно Притоцкому.

Борисов работал на судне даже не на всем протяжении ремонта в Южной Корее. Но ему в вину вменяют все те же «конструктивные изменения» в корпусе, которые существуют исключительно в чьих-то мыслях.

Но и это — далеко не все «чудеса» этого судебного процесса:

«Вот, например, заместитель генерального директора ООО «Магеллан» Алексей Васин признан виновным в совершении конструктивных изменений на судне. Суд первой инстанции приговорил его к 6 годам и 6 месяцам колонии общего режима.

Васин устроился в ООО «Магеллан» на должность заместителя генерального директора 27 января 2015 года, когда «Дальний Восток» уже 23 дня был на промысле. Васин не видел судна, не бывал на нем, не контролировал ход ремонтных работ, до конца января 2015 года он жил на Камчатке, а когда приехал на Сахалин, БАТМ «Дальний Восток» уже был на промысле. Но по логике обвинения он знал о конструктивных изменениях судна и не прекратил его эксплуатацию. Откуда Васин знал о конструктивных изменениях, нигде не указывается, но он признан виновным. То есть Васин, который судно в глаза не видел, — знал, а Притоцкий, который принимал судно под роспись у Борисова, который три месяца управлял им в сложнейших условиях зимнего Охотского моря, — не знал, поэтому в крушении судна виновным признан капитан Борисов», — недоумевает адвокат Евгений Ефимчук.

Читайте также: Выживший в катастрофе траулера «Дальний Восток»: судно погубила жадность

Выжившие в катастрофе траулера моряки утверждают: если бы в момент, когда траулер начал заваливаться на борт, капитан Притоцкий отдал распоряжение обрубить трал, полный рыбы, крен можно было бы выправить, а судно и людей спасти. Но Притоцкий такого распоряжения не отдал. Он вообще до последнего не принимал никаких решений по борьбе за живучесть судна.

И тут суд вынес столь парадоксальное решение, что представители защиты не знают, как его понимать:

«Обвинитель попросил суд удовлетворить исковые требования потерпевших по компенсации морального вреда в результате гибели капитана Притоцкого и старшего помощника Желомеева. Подержала это требование и представитель потерпевших. Но капитан и старпом признаны виновными в крушении судна, если бы они выжили, то сидели бы на скамье подсудимых. По одному и тому же событию Желомеев и Притоцкий признаны и виновными, и потерпевшими. Это совсем уж удивительный юридический факт. По логике следствия, те виновные, кто выжили, виновнее тех виновных, что погибли, и должны выплатить в их адрес компенсацию», — рассказал адвокат.

Неизвестно какую оценку получили и эти доводы у судебной коллегии, поскольку адвокат Евгений Ефимчук заявлял о невозможности представителя потерпевших по делу одновременно представлять интересы тех, кто погиб, и тех, кто виновен в гибели этих потерпевших. И эти доводы были логичны, налицо конфликт интересов пострадавших и виновных. И даже если сами пострадавшие об этом не задумываются, то выглядит такое явление неэтично и, судя по доводам защиты, абсолютно незаконно.

Были у защиты и основания полагать, что следователи подтасовали показания нескольких свидетелей. Например, член экипажа Дмитриевич утверждал, что никогда не сообщал о вырезах в борту судна, но в протоколе записано именно так. Защита просила вызвать и допросить следователя, но суд отказал. Обвинение ссылалось на показания другого моряка «Дальнего Востока» Полищука. Его показания из предварительного расследования были использованы в приговоре, но сам Полищук на суде утверждал вовсе не то, что цитировал прокурор. Однако об этом государственный обвинитель умолчал в своём финальном выступлении. Что скажет судебная коллегия? Об этом мы узнаем позже.

Проблема этого судебного процесса в том, что общественность до сих пор не увидела ясных и четких доказательств вины осужденных. Возможно, они и виновны — не пристало нам, журналистам, «отбирать хлеб» у профессиональных юристов. Но тогда это должно ясно и четко следовать из приговора суда.

Дело о крушении БАТМ «Дальний Восток» потрясло дальневосточников. Они хотят и имеют право знать правду.

Читайте также: Дело о крушении БАТМ «Дальний Восток»: приговор породил еще больше вопросов

Как сообщало ИА REGNUM, 2 апреля 2015 года в Охотском море во время путины в результате кораблекрушения затонул БАТМ «Дальний Восток». Страшная трагедия унесла жизни 69 моряков. 22 человека получили травмы и увечья различной степени тяжести. Катастрофа шокировала жителей всех прибрежных регионов ДФО. Соболезнование родным и близким погибших выразил президент России Владимир Путин.

Однако уже на стадии первого судебного разбирательства у специалистов морского флота возникли большие сомнения в правильности выводов следствия. Десятки опытнейших капитанов-дальневосточников открыто выступили в поддержку капитана Анатолия Борисова и других осужденных. Их оправдания потребовали и многие члены экипажа «Дальнего Востока», выжившие в катастрофе, а также родственники погибших.

И сегодня вся флотская общественность убеждена: для того чтобы подобные трагедии не повторились, суд должен дать предельно чёткие и ясные ответы на все возникшие вопросы — чтобы поставить точку в этом трагичном деле. Но пока в этом деле одни многоточия и вопросы, которые так и не разрешены.