Выйдя в одностороннем порядке из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) — подписанной в 2015 году ядерной сделки — заключив со странами Персидского залива соглашение на продажу рекордного объема вооружений, президент США Дональд Трамп теперь говорит о том, что он бы с радостью встретился с руководством Ирана без каких-либо предварительных условий. Несмотря на то, что такая встреча могла бы стать столь же беспрецедентной, как и его саммит с лидером КНДР Ким Чен Ыном в Сингапуре, она едва ли приведет к какому-либо значительному прорыву в отношениях с Тегераном. Иными словами, надеяться на заключение второй ядерной сделки с Ираном не стоит, пишет Джил Барндоллар в статье для американского издания The National Interest.

Иранская ядерная программа
Иранская ядерная программа
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Strategist: давление США на Иран — шанс для президента Рухани

Прежде всего, указывает автор, не стоит ожидать, что Иран удастся сломить санкциями. Безусловно, Вашингтон может изолировать, низвести до нищеты и даже радикализовать с помощью этих методов то или иное государство, но нет оснований полагать, что благодаря таким инструментам можно изменить курс страны. Давление лишь играет на руку режимам, которые начинают двигаться в сторону меньшей демократии и консолидируют свой контроль за экономикой.

В этом отношении показательны примеры Ирака и Кубы. Так, островное государство бедно, разваливается, но все равно сопротивляется. Когда у Гаваны был влиятельный покровитель, она была открытым врагом США, и тысячи ее военнослужащих сражались в Африке против подконтрольных Вашингтону сил. Теперь же, через тридцать после падения Советского Союза, семья Кастро по-прежнему находится у власти.

Иран здесь ничуть не хуже Кубы: его граждане по-прежнему чтят за непреклонность бывшего премьер-министра страны Мохаммеда Мосаддыка, свергнутого в ходе англо-американского переворота в 1953 году. Даже после длительной войны с Ираком, унесшей жизни полумиллиона человек, тогдашний верховный лидер страны аятолла Рухолла Хомейни заявил, что подписать мирное соглашение для него — все равно, что «выпить чашу яда». Исламская республика возглавляется людьми, которые прошли через войну, лишения и изоляцию, поэтому их едва ли удастся напугать экономическими трудностями.

К тому же нынешнему президенту Ирана Хасану Рухани и главе МИД Мохаммаду Джаваду Зарифу с трудом удалось добиться подписания СВПД в прошлый раз из-за внутренней оппозиции и подозрений в отношении США. В благодарность за свои труды они были награждены запретом на въезд в США для своих граждан, а также односторонний выход Вашингтона из соглашения. Если президент Ирана пойдет сейчас на переговоры с Белым домом, его могут посчитать предателем.

После выхода из СВПД говорить о возможности заключения более выгодного соглашения — значит страдать фантазиями. Более того, выдвинутые недавно главой Государственного департамента США Майклом Помпео условия для переговоров, несмотря на заявление Трампа, больше напоминают ультиматум Австрии в адрес Сербии в 1914 году. По сути, это не предварительные условия, а требование капитуляции.

Любой противник США, который даже задумывается о переговорах с США, будет всегда помнить о «ливийской модели» и без напоминаний со стороны советника по вопросам национальной безопасности Трампа Джона Болтона. Тот или иной режим может пойти на нормализацию отношений с Западом и даже услышать в свой адрес похвалы от США и ЕС. Но стоит лишь в стране начаться политическим и гуманитарным проблемам, как американская похвала может быстро превратиться в бомбежки. Судьбы бывшего президента Египта Хосни Мубарака и сирийского лидера Башара Асада хорошо запомнились каждому лидеру ближневосточных государств.

В принципе, заключает автор, дипломатия обычно является более желательной альтернативой войне, тем не менее президент США едва сможет в скором времени сфотографироваться с иранским руководством так же, как с Ким Чен Ыном.

Читайте также: Иран не откажется от своей идеи ради «фотосессии с Трампом»

Напомним, 30 июля президент США Дональд Трамп заявил на переговорах с итальянским премьер-министром Джузеппе Конте, что он готов встретиться с иранским руководством без каких-либо предварительных требований, если этого захотят сами официальные лица исламской республики. Вслед за этим бывший глава ЦРУ, возглавляющий в данный момент внешнеполитическое ведомство США, Помпео поддержал стремление главы государства, указав на ряд условий.

Среди них, в частности, демонстрация стремления к «фундаментальным переменам» во внутриполитическом устройстве страны, сокращение «зловредного поведения», заключение новой сделки, «которая действительно обеспечивает ядерное нераспространение».

Читайте развитие сюжета: США: Иран готовится к масштабным военным учениям