Парень украл девушку, и идут они по дороге вдвоем домой, скрываются от преследующих их родственников. Девушка плачет, плачет и плачет, а парень ее спрашивает: «Что не так?». Она говорит: «Не хочу я с тобой идти, и замуж не хочу за тебя!». «Ну тогда иди обратно и не плачь, иди!» — говорит он. «Нет, давай пойдем дальше и вместе будем плакать».

Чито. Грузия, 2016
Чито. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Народное творчество

«Мопарули», в переводе с грузинского, означает украденный. Больше ста лет на Кавказе существует традиция, когда мужчина крадет себе невесту. Иногда это попытка влюбленной пары пойти против воли родителей, порой это происходит по договоренности родственников обеих сторон, а бывают такие случаи, когда девушку крадут без согласия родителей и без согласия самой невесты. Оказалось, что случаев, когда женщин без предупреждения ворует абсолютно неизвестный человек, совсем не мало. Слух о том, что вас украли, распространяется по селу моментально, и репутация девушки считается безвозвратно потерянной. Родители переживают, что дочь никогда больше не сможет выйти замуж, и стараются уговорить ее остаться с похитителем, чтобы сохранить шанс на создание семьи и оградить себя от дурных слухов.

Раньше невест крали на лошадях, сейчас несколько друзей собираются вместе, подкарауливают, когда девушка остается одна, и затаскивают ее в машину. Увозят невесту высоко в горы к родственникам жениха, чтобы она успокоилась, и всеми силами стараются ее уговорить выйти замуж за похитителя, пока их не нашли родные. По закону «невеста» может заявить на обидчиков в полицию, но часто женщины думают, что «другой меня не возьмет, лучше я здесь останусь». Еще лет десять назад девушек воровали в возрасте 14−15 лет и уже через год у них появлялись свои дети. В настоящее время воруют не так часто, говорят, что это во многом связано с появлением школ в сёлах. Но всё же, когда мужчина не хочет получить отказ или у него плохая репутация, то он предпочитает забирать свою невесту силой, рискуя своей свободой.

Чито

«Мне было 18 лет, когда меня украли. Своего будущего мужа я вообще не знала, даже не видела раньше. Я была на свадьбе, нас представил мой родственник, сказал, что это его друг, и уже через час меня украли. Как? Захватил руку, перевернул и давай в машину. Увезли меня в дом деверя, не к себе домой, а далеко, вообще в другое место отвезли, чтобы когда меня украли, их не поймали. Полиция чтобы не поймала. Дралась с ними, не хотела, страшно было. Они позвонили брату моему, брату позвонили и договорились с ним. Они подошли потом, и я согласились. Что я могла сделать? Это, понимаешь, как случилось. Когда замуж выходят, то такое стыдно. Сзади семья стоит. Когда брату позвонили, договорились и уже нельзя убежать, нельзя вернуться обратно. Мне было стыдно, что бы люди сказали потом. Это их решение, понимаешь? Свадьбы у нас не было. Когда меня украли, я пожила два месяца с мужем. Потом поругались, я убежала оттуда. Потом старики нас помирили обратно, и мы с ним прожили еще три года, а после этого окончательно развелись. У меня есть сын Бондо, большой Бондо. Больше я замуж не выходила. Меня просят, но я не хочу, у меня сын дома. Вырастила его. Сейчас живем все вместе дома, невестка есть, скоро и внук родится».

Чито. Грузия, 2016
Чито. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Лали

«Сейчас мне 21 год, а когда украли, было 18. Нет, я его не знала. Я была у тети, он приехал на машине и украл. Я сопротивлялась, не хотела с ним никуда ехать. Потом он позвонил родным, договорился и всё. Свадьбы у нас не было. Мы вместе уже три года, когда родился наш сын Тэмо, мне было 19 лет. Сейчас уже всё хорошо, сейчас я уже согласна. Родители тоже довольны».

Лали. Грузия, 2016
Лали. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Марина

«Когда муж меня украл, я его не знала. Мне тогда было 14 лет. Дочку я родила в 16 лет, ей сейчас почти столько же, а сыну 12 лет. Мой муж меня вообще не видел до этого. Его родственники зашли в дом и пешком увели меня в свой дом. Было это зимой, и снег лежал высотой метра два. Мы шли 4−5 км от моего дома в Дунадзеби. Он меня не прятал, просто забрал. Когда меня украли, я не сопротивлялась, но замуж я не хотела. Правда, меня не спрашивали. Так поступать с девочками нельзя. Сначала им нужно вырасти, а потом уже выходить замуж».

Марина. Грузия, 2016
Марина. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Теона

«Украл? Украл. Он увидел меня как-то в соседнем селе. Он был с друзьями, я одна сидела на улице, он на машине подъехал. Сказал: «Пошли, ты со мной будешь, мы вместе будем жить, будем жить нормально!». И я согласилась. Ну как, потом согласилась. Мне было 15 лет, когда меня украли. Мы живем вместе уже десять лет, и у нас трое детей. Две дочки, один мужик! (примечание мужа). Муж сейчас работает в полиции. Свадьба была, но не очень большая, всего на 150 человек. Почему не спросил родителей? Зачем решил украсть? У нас такой обычай. Не надо там отец, мать».

Теона. Грузия, 2016
Теона. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Диана

«Я его видела раньше, знала, что он из этого села. Но никаких отношений у нас не было. Меня украли в 18 лет. Он меня увез сначала в горы, там отсиживались три дня. Потом еще куда-то, потом уже привез домой. Отправили родственников договариваться. У меня был другой жених, была свадьба назначена. Я не хотела за него замуж, но родители хотели и уже обо всём договорились. Муж, когда меня украл, я не хотела этого, но согласилась через день, потому что он мне понравился больше, чем тот первый жених. Мы живем вместе уже десять лет, и у нас двое детей, оба мальчика. Традиция как традиция, главное, чтобы было взаимопонимание, а то если семья разойдется — это хуже».

Диана. Грузия, 2016
Диана. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Мзия

«Мне было 15 лет. А сейчас 21. Он увидел меня в моей деревне. Сначала поговорил со мной, немного пообщался, а потом украл. Я училась в Батуми, оттуда он меня и увез. Я сопротивлялась, была против. Он машину остановил и посадил в машину. Их было пять мужчин, и я не смогла с ними справиться. Мой отец был против и не одобрял будущего мужа, поэтому он меня и украл. Больше я не училась и не работала. У нас двое детей, мальчик и девочка. Я совсем не хотела замуж так рано, но мужчины сильней, и они нашли время, посадили в машину и забрали».

Мзия. Грузия, 2016
Мзия. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Дали

«Украли меня, когда мне было 14 лет, даже еще не было четырнадцати. Мужа будущего я не знала. Я тогда жила в Богдановке — это русское село. Один раз он меня увидел в местном ресторане во время праздника. Подошел ко мне в ресторане. Я сопротивлялась, два синяка поставила. Но в итоге согласилась. Согласилась, потому что была молодая, еще совсем ребенок. Он увез меня в горы, высоко. Свадьбы не было. Сейчас у нас двое детей: дочь и сын. Мне 26 лет сейчас, а тогда я маленькая была и ничего не знала. Я не думаю, что это романтичная традиция. Сейчас уже цивилизация, но раньше такого не было».

Дали. Грузия, 2016
Дали. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Макхуала

«Меня замуж украли. Я его не знала до этого. На маленькой машине Нива увез меня прямо к себе домой. Мне было 18 лет. Мне он совсем не понравился. Свадьбу сделали через четыре месяца. Раньше считалось, что если мужчина схватит женщину даже за руку, то это уже неприлично, это не хорошо. Сейчас если женщина не хочет, то уже может случиться война между семьями. Я думаю, что это было романтично, когда меня украли. Но сейчас я бы уже не хотела, чтобы такое произошло с моей дочерью, и я постоянно слежу за дочкой, стараюсь ее уберечь».

Макхуала. Грузия, 2016
Макхуала. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Аиши

«Мне было 15 лет, когда меня украли. Я жила в другом месте и жениха совсем не знала. Он меня увидел во время праздника Шуантоба, и я ему понравилась. Он позвал своих друзей, и они приехали на лошадях за мной ночью, когда я была одна. Они меня забрали и утащили на коне. Я кричала, сопротивлялась, никто меня не услышал. Потом пришли родственники, чтобы забрать меня, была драка, но всё закончилось хорошо. Никто не пострадал. Родители хотели выдать меня за другого парня, они дали слово и не могли его нарушить. Раньше было так, что если девушку потрогали рукой просто, то парень уже обязан был жениться или это позор, никто ее потом не брал замуж. Родные вынуждены были согласиться и договариваться. Сейчас у меня пять детей и четырнадцать внуков».

Аиши. Грузия, 2016
Аиши. Грузия, 2016
Наталья Шарапова © ИА REGNUM

Истории моих героинь я документировала в Грузии, но эта проблема имеет огромные масштабы на территории всего Кавказа, а также в Киргизии, Казахстане, Румынии и других странах Азии и мира. Своими историями мне хотелось дать слово женщинам. Но примечательно и то, что мне говорили мужчины.

«Если женщина не замужем — это плохо; значит, она болеет или проблемы какие-то. Когда они молоды, то выбирают и выбирают, а в итоге остаются одни, ведь когда им за 30, их уже никто не берет замуж».

«Современные дети уже не будут воровать себе невест, теперь все знакомятся по интернету. Родители теперь не вмешиваются. Но обидно, что пары разводятся через год. Мы никогда не разводились. Родители изучали весь род и смотрели болезни в семье, оценивали красоту и искали идеального кандидата».

«Иногда родственники отвоевывают своих детей, доходит до драки и оружия. Бывали случаи, когда кого-то убивали во время таких краж. Бывает так, что украдут, а потом невесту забирает семья через полицию — сейчас по закону до 18 лет нельзя жениться. Трудно поверить, но приходила потом и любовь, и все самые крепкие семьи такие. Ни одного случая, чтобы был развод».

Читайте развитие сюжета: Двое на краю земли