Депутат латвийского Сейма Александр Кирштейнс заявил о необходимости «для спокойствия» Латвии и Европы «раздробить Россию на несколько частей».

Латвия
Латвия
Ольга Шклярова © ИА REGNUM

«Только тогда, когда Россия распадется на малые страны по этническому составу, — настаивает он, — военные конфликты закончатся, а в Европе установится мир на многие годы».

Александр Кирштейнс давно известен своей бурной ненавистью к России и буйными идеями по поводу того, как можно навредить и ей, и латвийским русским. Высказывая сегодня надежды на распад России, он тоже не изобретает ничего нового, но в другом смысле: перепевает не себя, а известные планы своих американских патронов. Имея в Латвии реноме радикала, Кирштейнс, однако, является таковым только в том смысле, что прямо высказывает то, что у многих латвийских политиков, да и рядовых латышей так называемого «умеренного» свойства на уме.

Из этого и надо бы исходить нашим внешнеполитическим работникам, а не твердить про своё «очень позитивное» отношение к современной Латвии и тем более — не «очаровываться» ею, как это делает наш посол в Риге Евгений Лукьянов. Это таким, как Кирштейнс, Лукьянов даёт «эмоциональный и этический бонус» — ведь именно они провели недавно через Сейм очередные русофобские законодательные поправки, получившие от посла России положительную оценку.

Евгений Лукьянов
Евгений Лукьянов
Latvia.mid.ru

Можно, конечно, вслед за послом Лукьяновым рассматривать полную ликвидацию в Латвии высшего образования на русском языке как «огромный плюс для России». Можно говорить, что это «не в силах омрачить позитивный фон двусторонних отношений». Можно давать процветающей в Латвии русофобии «эмоциональный и этический бонус»… Но в чьих это будет интересах, к чему приведёт? Вернее, уже привело, ибо нынешний посол в Риге продолжает так называемую «линию на улучшение отношений», которую до него наш МИД пытался проводить через послов Виктора Калюжного и Александра Вешнякова. Эта — с позволения сказать — «линия», которую вернее было бы назвать зигзагами, привела к возрастанию многочисленных угроз для нашей страны с латвийского направления и к дискредитации внешней политики России в Прибалтике в глазах латвийских русских и всех искренне привязанных к нашей стране и нашему общему прошлому жителей этой страны. Аукнулась эта «линия» и в Эстонии и Литве, в которых также работают свои «улучшатели».

Улучшили они пока только позиции в этих странах наиболее враждебных нашей стране сил.

Лучше было бы всё-таки (хотя, судя по упомянутому интервью посла Лукьянова, это ему и ему подобным не по душе), чтобы российские дипломаты смотрели на обстановку в Латвии объективно. И, главное, — чтобы проживающим там русским, всем нашим соотечественникам они давали понять, что в России все смотрят на вещи именно так.

Нам же самим — здесь, на Родине, — важно тоже видеть явления всесторонне, не вырывая чьи-то высказывания из контекста. На что реагировал латвийский русофоб Кирштейнс, выступая с вышеприведёнными сентенциями? Он комментировал «вариант гимна России», предложенный в 2000 году писателем Владимиром Войновичем. Я не буду его цитировать, текст этого «гимна» можно найти в интернете, но главное заключается в том, что на этот раз Кирштейнс нашёл в России не мировоззренческого противника, а человека, чье творчество и чья политическая позиция ему оказались на руку.

Владимир Войнович
Владимир Войнович
Svklimkin

Смотрю на то, как прославляют сегодня Владимира Войновича в связи с его кончиной, и диву даюсь: в начале июля скончался Валерий Николаевич Ганичев — тоже писатель, но другого, чем Войнович, свойства, видный общественный деятель, председатель Союза писателей России с 1994 по 2018 год. Человек, чьими трудами был прославлен не «солдат Чонкин», а великий русский флотоводец адмирал Ушаков. Писатель, который много и глубоко размышлял о современном русском народном самосознании… Разве что-то подобное нынешним прославлениям Войновича мы тогда услышали?

Итак, среди представляющих нашу страну за рубежом у нас в чести те, кто готов чужой и противной нам действительностью очаровываться, а внутри страны — те, кому своя действительность противна. И эти крайности, как это обычно бывает, сходятся.

Долго ли так протянем?

Читайте развитие сюжета: Латвия: возвращение инквизиции. Россия в поисках концепции «русского мира»