Провокационная речь, с которой 22 июля выступил глава государственного департамента США Майкл Помпео и которая стала причиной враждебной перепалки между президентом Ирана Хасаном Рухани и главой Белого дома Дональдом Трампом, дает президенту исламской республики возможность выставить себя на внутриполитической и международной арене истинным последователем умеренной политики, приверженным реформам, пишет Иан Даджон в статье для австралийского издания The Strategist.

Хасан Рухани
Хасан Рухани
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Atlantic Council: угрозами Трампу не усадить Иран за стол переговоров

По сути, заявления Помпео, в которых тот обвинил Иран в коррумпированности, поддержке терроризма в регионе и в Европе, дестабилизации Ближнего Востока и попытках уничтожить Израиль, являются вызовом умеренным силам Тегерана, которые должны доказать, что у них есть воля и способность менять страну. Хотя Помпео и не призывал иранский народ к свержению «режима», он дал понять, что Вашингтон будет с помощью санкций ломать экономику республики, а также способствовать противоречиям между властями и гражданами посредством социальных сетей и других информационных методов с тем, чтобы подготовить почву для этого свержения. Вашингтон будет принимать эти меры до тех пор, пока Тегеран «осязаемым, очевидным и серьезным способом» не изменит свою политику.

Читайте также: American Conservative: Смена режима в Иране — лишь фантазии Трампа

В сложившихся условиях, подчеркивает автор, у Тегерана два пути. Во-первых, Иран может попросту принять вызов в надежде выдержать давление со стороны США, а также ожидая то, что ряд стран и компаний продолжит сотрудничество с ним вопреки санкциям и угрозам Вашингтона. Такой вариант чреват громадными рисками: если такие страны, как Китай, Россия и, возможно, Индия, и могут пойти вразрез с США, то едва ли стоит ожидать этого от других крупных инвестиционных партнеров Тегерана из ЕС и других стран, в том числе Японии и Южной Кореи.

Читайте также: Strategist: Дилемма для Индии — встать на сторону США или Ирана

Во-вторых, Тегеран может воспользоваться оказываемым на него Вашингтоном давлением и приступить к смелым решениям, выгодным для всех заинтересованных сторон, как внутри страны, так за ее пределами. В частности, указывает автор, Рухани должен подтвердить приверженность страны своему статусу конструктивной стороны в обеспечении региональных мира и безопасности, соблюдению прав политических, этнических и религиозных меньшинств, борьбе с общими террористическими угрозами, представляемыми такими организациями, как ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или «Аль-Каида» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Президент Ирана также должен гарантировать то, что Тегеран больше не стремится к созданию ядерного оружия, независимо от положения яделной сделки. Кроме того, руководство республики должно взять на себя обязательство не разрабатывать баллистические ракеты, способные нести ядерное оружие, ограничиваясь лишь такими оборонительными ракетами, чей радиус действия не будет выходить за рамки необходимости ответа на региональные угрозы.

Затем Рухани должен продемонстрировать стремление Тегерана к позитивным отношениям с США и другими странами, которые бы основывались на взаимном уважении, в том числе признать суверенитет Израиля в тех его границах, которые подтверждаются ООН. Иран должен быть готов пойти на взаимодействие с Тель-Авивом и другими странами по разрешению и иных вопросов, в том числе обеспечения свободы морского движения в приграничных с республикой водах. На внутриполитической арене Рухани должен подтвердить свое стремление к решению проблемы коррупции, проведения социальных реформ и пересмотра статуса заключенных и освобождения тех из них, кто находится в заключении несправедливо.

Читайте также: Провал иранской политики США все более очевиден

Напомним, Помпео не в первый раз выдвигает требования и обвинения в адрес исламской республики. В частности, в мае он выступил с так называемой новой стратегией противодействия поведению исламской республики на Ближнем Востоке. В список требований, помимо условий недавно нарушенной Вашингтоном ядерной сделки, вошли такие требования, как прекращение поддержки ближневосточных «террористических» группировок, таких как «Хезболла», ХАМАС, соблюдение суверенитета иракского правительства, разоружение, демобилизация и интеграция в вооруженные силы шиитских вооруженных формирований, прекращение поддержки повстанцев-хуситов в Йемене и политическое разрешение конфликта в этой стране.

Читайте также: Foreign Policy: План Помпео по Ирану — полнейшая фантазия