28 июля 2017 года президент Украины Петр Порошенко заявил, что «выбор христианской веры князем Владимиром был и европейским выбором». В предыдущей фразе нет хронологической ошибки: в субботу, 28 июля 2018 года, Порошенко просто повторил собственную фразу годичной давности.

Дымовая завеса
Дымовая завеса
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

О «европейском выборе» майданные власти говорят по каждому удобному случаю. Таково мифологическое прикрытие захвата власти: «Украина сделала европейский выбор», кто не с нами — тот против Европы и заслуживает не «зарплаты в тысячу евро», а тюремного заключения. Если бы к моменту крещения Руси уже была открыта Америка, то Порошенко сказал бы и о «евроатлантическом выборе».

1030-летие со Дня крещения Руси. Киев
1030-летие со Дня крещения Руси. Киев
President.gov.ua

И год назад, и сейчас фраза президента Украины вызвала множество шуток. Говорят, что у Порошенко заело пластинку. Спрашивают, «где в Европе находится Константинополь» и почему князь предпочел православие католичеству. Удивляются, какое вообще отношение появившаяся на свет в 1991 году Украина имеет к тысячелетней давности историческому событию.

Опровергнуть Петра Порошенко несложно. Несложно доказать, что он такой же «христианин», какой и «европеец». Нетрудно напомнить, что для него и церковь, и «политический выбор» — инструменты для оправдания и удержания собственной власти. Ни у кого не вызывает никаких сомнений, что на Украине после 2014 года «европейского» стало еще меньше, чем было до государственного переворота. Никто не сомневается, что человек, раскалывающий каноническую Церковь, не просто не является христианином — он входит в авангард врагов Церкви.

Проблема состоит в другом. Оглушительное поражение майдана на историко-идеологическом и реально-экономическом поле не вызывает (и в ближайшем будущем не вызовет) никаких политических последствий. Из того факта, что майдан вообще и Порошенко в частности не имеют никакого отношения ни к «Европе», ни к Церкви, ничего не следует.

Крестится
Крестится
President.gov.ua

По всем известным причинам на Украине нет политических сил, могущих сменить майдан не только персонально, но и по сути. Даже разочаровавшиеся в своей «революции» бывшие сторонники майдана вынуждены повторять свои прежние фразы — им обидно признать себя столь неумными. Порошенко никто не верит — и никто ему не перечит. Его фразы звонко разносятся в пустоте.

Все, что остается делать его оппонентам, — это констатировать очевидное, вновь и вновь иронизировать — и ждать, пока майдан доведет дело до ситуации, когда политическое переформатирование Украины станет не только желанным, но и неизбежным.

Этот момент, несомненно, наступит.