В то время как в международных интеллектуальных и политических кругах активизировались дискуссии о переходе к многополярному международному порядку и торговых войнах, президент Турции Реджеп Эрдоган впервые принял участие в саммите БРИКС в качестве председателя Организации исламского сотрудничества (ОИС), пишет Задик Юнаи в статье для издания Daily Sabah.

Лидеры БРИКС — 2018 год
Лидеры БРИКС — 2018 год
Kremlin.ru

Читайте также: Daily Sabah: Турция оказалась зажата между молотом и наковальней

Группа БРИКС значительно расширилась с начала 2000-х годов. В группу вошли ведущие развивающиеся экономики, включая Бразилию, Россию, Индию, Китай и (позже) ЮАР. После глобального финансового кризиса БРИКС постепенно превратилась в консультативную платформу высшего уровня, в рамках которой стали формировать программы реформ для развивающихся держав, стремящихся оказать влияние на структуры глобального экономического управления в соответствии с тенденцией возвышения глобального Юга.

БРИКС
БРИКС
Bfmufa.ru

Несмотря на гетерогенный характер членов БРИКС с точки зрения политических систем, стратегий экономического развития, региональной и глобальной политики, а также национальных интересов, растущая эффективность БРИКС и призыв группы к реформированию глобального управления рассматривались как предвестник новой эпохи, в рамках которой альянсы, созданные на основе общности проблем, должны выйти на первый план. Отказ администрации президента США Дональда Трампа от своих обязательств перед либеральным торговым миропорядком и вопиющий неопротекционизм в отношении Китая предоставляет БРИКС больше возможностей для трансформации глобального управления.

В этом контексте важно отметить, что в 2017 году во время саммита БРИКС под председательством КНР было объявлено о запуске инициативы «БРИКС плюс». К тому моменту эффективность платформы G20 после ухода администрации экс-президента США Барака Обамы стала снижаться. Инициатива «БРИКС плюс» должна была предоставить альтернативную платформу для первого и второго поколения развивающихся стран.

Читайте также: Atlantic: Торговую войну США нельзя просто взять и завершить

В 2017 году на саммит БРИКС в качестве «стран-гостей» были приглашены Таджикистан, Мексика, Таиланд и Египет, однако на саммите БРИКС 2018 года нескольким странам предложили представлять интересы крупных межгосударственных организаций. Например, Индонезии предложили выступить в качестве представителя Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Египту — стать представителем «Группы 77», Аргентине — выступить от лица «Большой двадцатки» и торгового блока МЕРКОСУР, Ямайке — в качестве представителя Карибского сообщества, а Турции — в качестве председателя ОИС.

Глобус
Глобус
(сс) Kyle Glenn

Несмотря на то, что в БРИКС в значительной степени доминирует многогранная конкуренция за господство между Китаем, Индией и Россией, тщательный отбор «стран-гостей и учреждений» означает, что группа в целом стремится функционировать как действительно всеобъемлющая и глобальная консультативная группа. Если бы страны БРИКС смогли продемонстрировать способность действовать в качестве единого блока, противостоящего давлению США, определяющего траекторию институциональных изменений в ООН, G20, Международном валютном фонде (МВФ), Всемирном банке и Всемирной торговой организации (ВТО), тогда группа БРИКС смогла бы оказать определяющее влияние на архитектуру глобального миропорядка в долгосрочной перспективе.

Что касается долгосрочных геостратегических и геоэкономических интересов Турции, сохранение тесных отношений с группой БРИКС, очевидно, станет одним из важнейших внешнеполитических активов. Однако когда речь заходит о присоединении Турции к БРИКС в качестве полноправного члена, нужно признать, что в настоящий момент экономические условия в Турции менее благоприятны, чем в 2013 году, когда турецкие рынки довольствовались исторически низким уровнем инфляции и устойчивым ростом.

Читайте также: Foreign Policy: Индия подрывает коллективные усилия по сдерживанию КНР

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

В настоящее время турецкая экономика испытывает на себе негативные последствия сокращения глобальной ликвидности и попытки военного переворота 2016 года. В среднесрочной перспективе Анкаре нужно будет уделить внимание развитию науки, промышленности, технологий, модернизации сельского хозяйства, чтобы повысить внутренний производственный потенциал. После этого страна Турция станет более привлекательным кандидатом на вступление в БРИКС.