Четвертого медведя, разрывавшего могилы на кладбище в камчатском Елизово, застрелили охотоведы. Нашествие косолапых на камчатские погосты продолжается. Власти выставили на кладбищах дежурных, родственники погребенных восстанавливают разоренные захоронения, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Медведь
Медведь
Antranias

Читайте также: Голодные медведи разоряют могилы на кладбищах Камчатки

В ночь с 26 на 27 июля 2018 года охотоведы на кладбище в Елизово застрелили четвертого по счету за последние недели. Взрослого крупного хищника разыскивали с 24 июля. Еще один зверь был застрелен в районе елизовского приюта для бездомных собак.

Медведи буквально терроризируют камчатские погосты, доставляя много беспокойств людям и пугая родственников погребенных.

«По состоянию на сегодняшний день на кладбище не осталось раскопанных могил. Сейчас восстанавливают надгробья, ограды, кресты и памятники. Часть захоронений ремонтируют подрядчики, часть родственники», — рассказал глава администрации Елизова Дмитрий Щипицын ИА Кам 24

На протяжении всего июля медведи, похоже, окончательно утратившие всяческий страх перед человеком, досаждают жителям Камчатки.

18 июля медведица с медвежатами устроила привал у дороги. Трое медвежьих отпрысков спокойно резвились возле матери. Удивительно, что реки Камчатки полны рыбы, но медведи все равно выходят к человеку, к жилью, на дороги. Проезжавшая мимо на автомобиле женщина стала кричать на «многодетную косолапую мать»:

«Быстро к реке пошла!»

Но зверь хоть и пугался, но не уходил.

19 июля жители пригорода Петропавловска-Камчатского пожаловались в МЧС на то, что к ним в гости зачастил медведь и им страшно. Охотоведы пытались успокоить людей тем, что зверь не агрессивен. Но камчатцы слишком хорошо знают, чем может закончиться встреча с таким «гостем».

По словам жителей, косолапый бродил по огородам, вывернул пень, зашел во двор частного дома, где перевернул ящик с инструментами.

«Мы уже не раз жаловались в МЧС, но нам говорят, что медведь не агрессивен. Но у нас в поселке строятся дома, работают люди, гуляют дети. Нам страшно!» — говорят люди.

Специалисты камчатского госохотнадзора отмечают, что в 2018 году медведи не стали выходить к человеческому жилью чаще, чем обычно: с начала года охотоведы отстрелили не более 1,5 десятка медведей, представлявших угрозу для человека.

После 20 июля на Камчатку обрушилась новая медвежья напасть: косолапые принялись крушить погосты.

Читайте также: Жителей Приамурья держат в страхе медведи

Как сообщало ИА REGNUM, регионы ДФО в последние годы подвергаются настоящему нашествию медведей. Все чаще встреча человека и зверя завершается гибелью людей, увечьями, нанесенными страшными клыками и когтями. Жители приамурского города Тында жалуются на то, что косолапые лесные пришельцы нападают на их дома и охотятся на людей. Женщина, проживающая в отдаленном микрорайоне города, рассказала, что с 2015 года медведи терроризируют её дом — проникают в курятник, едят кур, пытаются проникнуть в дом. Полиция не имеет права самостоятельно застрелить зверя, приходится ждать охотоведов.

В железнодорожном депо крупный медведь погнался за железнодорожником, мужчина чудом успел убежать.

В Приамурье медведь напал на двух женщин, которые пошли собирать папоротник. Одна сумела убежать, вторую зверь скальпировал и стал зарывать в листья и сухие ветки. Это — медвежья повадка: прикопать полуживую жертву «на потом». Подруга пострадавшей успела вызвать полицию. Когда вооруженные люди подоспели, зверь, пытаясь защитить добычу, без страха пошел в атаку. Его застрелили.

На Курилах в 2017 году от лап и зубов медведя погиб смотритель маяка. ПАО «Газпром» вынуждено нанимать специальную антимедвежью охрану для своих работников, которые боятся голодных зверей.

Специалисты говорят, что в таком поведении зверей виноваты люди: автолюбители подкармливают смешных медвежат, которые уморительно попрошайничают на трассах. Но у зверёныша при этом запах еды ассоциируется с запахом человека. Потом медвежонок вырастает в большого медведя, которому все равно, что есть — «булочку» или того, у кого эта булочка в руках: для него и лакомство, и человек теперь пахнут одинаково — «как еда».