На прошлой неделе правительство Израиля продавило через парламент новый закон, в котором говорится, что Израиль — это национальное государство еврейского народа. Казалось бы, это общеизвестная истина, однако возможные последствия данного официального признания носят фундаментальный характер, пишет Омри Боем в статье для американского издания The New York Times.

Израильский флаг
Израильский флаг
Gaetano Virgallito

Читайте также: The New York Times: Торговая война США продолжает усугубляться

В Декларации независимости Израиля, обнародованной в 1948 году, говорится, что созданное еврейское государство обеспечит «полное равенство социальных и политических прав для всех своих жителей, независимо от религии, расы или пола». С 1948 года не утихали ожесточенные споры о том, может ли Израиль быть еврейским и одновременно с этим демократическим государством.

Усилия по обеспечению равных прав для неевреев временами казались попытками решить неразрешимую задачу. На прошлой неделе Израиль отказался даже от этих попыток.

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху утверждает, что новое законодательство просто «закрепило в законе основополагающий принцип нашего существования». Фактически основная задача нового закона — это создание официальной основы для аннексии Западного берега. В конце прошлого года израильское руководство призвало к «применению израильского законодательства и суверенитета во всех освобожденных районах урегулирования» на Западном берегу.

Биньямин Нетаньяху
Биньямин Нетаньяху
Иван Шилов © ИА REGNUM

Критики нового закона заявили, что он нарушает положения Декларации независимости 1948 года. В Декларации прямо говорится о резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 1947 года, в которой содержится призыв к созданию двух государств: еврейского и палестинского. Резолюция признала «естественное право еврейского народа быть хозяином своей собственной судьбы».

Читайте также: Strategist: ЕС пора позаботиться о своей независимости от США

За палестинцами также признавалось право на создание собственного государства. Однако на практике возобладала забота о правах и интересах евреев, а про права арабского населения решили умолчать. В мае 1948 года в границах Палестины проживало около 600 тыс. евреев и около 1,2 млн арабов. При наличии еврейского меньшинства Израиль мог бы считаться демократическим государством, если бы у палестинцев был бы шанс на самоопределение.

Другими словами, арабы получили бы равные права, если бы численное преимущество было на стороне еврейского населения. Противоречия, существовавшие с момента образования Израиля, сейчас всплывают на поверхность. Из более чем 8,2 млн человек, проживающих сегодня в признанных границах Израиля, примерно 73% составляют евреи, а 22% — арабы. Однако из 11,8 млн человек, проживающих в Израиле и на Западном берегу, примерно 56% составляют евреи, а 40% — арабы. Приняв новый закон, Израиль отказался от своего обещания обеспечить полное равенство прав для нееврев.

В Иерусалиме
В Иерусалиме

Новый закон указывает на то, что «право на самоопределение на национальном уровне в государстве Израиль имеет только еврейский народ». Примечательно, что любой человек, который «прямо или косвенно» отрицает существование еврейского и одновременно демократического государства Израиль, уже не сможет баллотироваться в парламент (Кнессет), т. е. данное положение подрывает равное право людей на демократическое представительство.

В 2009 году один из арабо-израильских членов Кнессета Ахмад Тиби завил, что «страна является одновременно и еврейской, и демократической», причем «демократической по отношению к евреям и еврейской по отношению к арабам».

Ахмад Тиби
Ахмад Тиби
Jonathan Klinger

В частности, новый закон гласит, что «государство рассматривает развитие еврейских поселений как национальную ценность и будет поощрять» данную деятельность. В контексте продолжающегося конфликта за землю данное положение приведет к дополнительной поддержке интересов евреев и ущемлению прав арабов.

Читайте также: Foreign Policy: Россия и КНР готовы защищать многолетние связи с Ираном

Политика Израиля по продвижению еврейских поселений создала де-факто апартеид на оккупированных территориях Западного берега. В настоящее время закон о национальном государстве официально поддерживает использование аналогичных методов апартеида в рамках признанных границ Израиля. То, в чём Израиль давно подозревали, было, наконец, явлено всему миру: Израиль не может быть одновременно и еврейским государством, и либеральной демократией.