Вновь поднятый на законодательном уровне японскими парламентариями «вопрос северных территорий» вызвал соответствующее заявление российского МИД, выражающего недоумение по поводу данного шага. Зачем и кому понадобилось поднимать вопрос «исконных японских территорий» именно сейчас, рассказывает обозреватель ИА REGNUM Анатолий Кошкин.

Курильские острова
Курильские острова
Иван Шилов © ИА REGNUM

Относительно мягкое заявление российского МИД по поводу поправок, принятых японскими законодателями, не содержит разъяснений о том содержании, которое вызвало российскую реакцию. А смысл поправок в японский закон никак не укладывается в представления о здравомыслии. Действительно, согласно тексту, принятому японским парламентом, Россия объявляется «страной-партнером», которому разрешено вести хозяйственную деятельность на «принадлежащих Японии северных территориях». Вероятно, как заявляют, например, авторы российского портала «Военное обозрение», японские политики просто приняли дружелюбие, проявленное Москвой, за слабость и бросились «развивать инициативу».

Кроме того, попытки японского премьера Синдзо Абэ выйти из затруднительного положения, добившись хоть какого-либо успеха на переговорах с Россией, не устраивают тех в Японии, кто не желает нормализации российско-японских отношений. Они и послали своему премьер-министру этакое напоминание в виде закона, оскорбительного для России и способного стать серьезным препятствием на пути каких-либо переговоров.

Читайте подробности: В российско-японских отношениях наступает момент истины

Читайте также другие статьи Анатолия Кошкина в проекте «Страсти по Курилам».