Зачем добровольцы едут в Сирию? Ветеран о группе Вагнера

«Кто, если не мы?» — слова, определяющие во многом решение людей, которые отправляются защищать свою страну, не важно, добровольно, в составе частных формирований, или же являясь кадровиками

Москва, 10 июля 2018, 17:46 — REGNUM  О российских добровольцах из так называемой группы Вагнера ходит много слухов и домыслов, однако, как уверены специалисты, если бы не они, вряд ли запрещенное в России «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сегодня было бы разгромлено в Сирии.

Судя по той информации, которую можно собрать в СМИ всего мира, без группы Вагнера не обходилось ни одно знаковое сражение с террористами. Они всегда шли впереди, освобождая от ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Пальмиру, Акербат, Дейр-эз-Зор и другие стратегически важные населенные пункты и районы.

Однако необходимая для такого рода подразделений закрытость, если не сказать секретность, группы Вагнера дала почву для создания мифов и откровенной дезинформации.

Своим мнением о группе Вагнера поделился ветеран двух чеченских кампаний полковник милиции Николай Кириллов. Он является кавалером ордена Мужества, а также обладателем медалей «За отвагу» и «За заслуги перед Отечеством» I и II степени.

Первое — это мучающий многих «экспертов» вопрос: зачем российские добровольцы едут в Сирию? Неужели только ради пресловутого повышенного жалованья? Николай Кириллов, не раздумывая, опроверг это предположение.

«В нашей жизни не все определяется деньгами. Можно пойти и условно унитазы за хорошие деньги мыть, но люди выбирают иной путь. Они отправляются в другую страну, чтобы там, рискуя жизнью, отстаивать интересы своей страны. Ведь большинство российских добровольцев в Сирии — это бывшие участники боевых действий, которых в свое время позвала Родина. Они имеют не только опыт, но и чувство патриотизма», — заявил он.

Именно отстаивание геополитических интересов своего государства в мире является целью группы Вагнера, уверен Николай Кириллов.

«Почему Соединенные Штаты Америки везде распространили свои щупальца? У них есть интересы, а у других государств, находящихся на нашей планете, их нет? У всех есть свои интересы. Тем более Сирия, как и весь Ближний Восток, — это «мягкое подбрюшье» России, — уверен Кириллов. — Не секрет, что среди террористов ИГИЛ были и наши бывшие соотечественники — выходцы из стран СНГ. В террористы шли люди с бандитским мировоззрением, чтобы по-легкому заработать там денег. Они готовы убивать других, но не погибать сами. Это они, руководствуясь корыстными интересами, думают: зачем воевать, если тебе не достанутся деньги, которые ты хотел заработать. Вот кто — из-за денег. А есть абсолютно другие люди, готовые встать на защиту своей Родины и погибнуть за свою землю, чему есть множество примеров. Это и отличает российских добровольцев из группы Вагнера, можно сказать, выполняющих интернациональный долг, помогая сирийскому народу».

Человек, который отправляется на войну, по сути, далекую от проблем обывателя, не может руководствоваться только желанием заработать, потому что у него есть «стержень», полагает Кириллов. Эту мысль ветеран проиллюстрировал на примере одного из своих бойцов — Владимира Усачева.

«Он погиб в Чечне в 2000-м году. Геройски погиб. Когда он уезжал в эту командировку, у него только-только родился ребенок, которому было несколько месяцев. Он мог написать рапорт в связи с рождением ребенка, но не сделал этого. Супруга до последнего отговаривала его, но он ответил ей: «А кто, если не мы?». Эти слова — определяющие во многом решение таких людей, которые отправляются защищать свою страну, не важно, добровольно, в составе частных формирований, или же являясь кадровиками», — рассказал он.

Несколько дней назад на телеканале «Дождь» вышел фильм под названием «Почему российские наемники презирают ЧВК Вагнера». В нем люди, представившиеся сотрудниками частных военных компаний, критиковали бойцов Вагнера, называя их «страховыми случаями», которые «надеются на авось».

«Народ к «Дождю» относится с презрением, — уверен Кириллов. — Особенно после того случая с опросом про блокаду Ленинграда. Я сам являюсь сыном блокадника. И такие формулировки, которые они используют, совершенно неуместны».

Расследование «Дождя» о группе Вагнера Кириллов назвал голословным.

«Например, показан какой-то человек по имени Андрей Кебкало, но насколько реально то, что он говорит? Был такой писатель — Астафьев. Он воевал, и на его воспоминания часто ссылаются, называя их «окопной правдой». Но как можно из окопа видеть на дальние расстояния? 150−300 метров максимум. Да и что вообще доводят до рядового солдата? То же самое — и рядовые ЧОПовцы, которые показаны в фильме «Дождя» как якобы сотрудники частных военных компаний. Они не могут знать всей картины происходящего. Я повторю, из окопа далеко не увидишь. Какие-то локальные задачи люди могут знать, но обсуждать какие-то глобальные геополитические проблемы не могут», — уверен он.

По мнению Николая Кириллова, и в окопе люди из программы «Дождя» тоже были вряд ли.

«Они в этом фильме про Сирию вообще практически ничего не говорят, все — про Ирак и двадцать лет назад, — подчеркнул он. — Про боевые действия я там тоже ничего не услышал. Более того, в фильме открыто говорится, что некто по кличке «Внук», якобы имеющий отношение к французскому Иностранному легиону, «специально очень мало знает про группу Вагнера». Во-первых, сам оборот непонятен: как можно специально очень мало знать? Или он специально умалчивает? В противном случае непозволительно делать какие-то умозаключения о том, чего ты не знаешь».

Если ветеран двух войн Николай Кириллов не сомневается в чести и героизме группы Вагнера, почему мы должны верить изданиям, пытающихся любыми способами выставить в негативном свете российских добровольцев, воевавших в Сирии?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail