Минздрав собирается устранять дефицит врачей в сельской местности за два года изменением нормативов, освоением финансирования телемедицины и замещением врачебной помощи сестринским наблюдением, считает врач-хирург Елена Баркова.

В деревенской больнице
В деревенской больнице
Цитата из х/ф «Сельский врач». Реж. Сергей Герасимов. 1951. СССР

«В 2013 году существовавшие с советских времен социальные нормативы обеспеченности населения врачами и койками (например, общий показатель 41 врач и 137 коек на 10 тыс. населения) были подменены новой методикой расчета. Новые методические рекомендации по расчету потребности во врачебных кадрах субъектов РФ были изложены Минздравом в распоряжении правительства 614-р от 15 апреля 2013 года», — говорит Баркова.

Новая методика использует коэффициенты к наличной повозрастной заболеваемости и госпитализации в субъекте РФ, территориальные особенности (районы Крайнего Севера и приравненные к ним, плотность населения, удельный вес сельского населения) и наличный объем медицинской помощи в рамках территориальной программы государственных гарантий (включая организации федеральной и частной форм собственности). Рекомендовано также учитывать наличие отдаленных населенных пунктов — более 400 км от областного или муниципального центра оказания специализированной помощи, и уровень оказания медпомощи.

Как чиновники Минздрава видят «сложную динамическую систему» врачебных кадров: это лечебная группа (врачи амбулаторного приема, врачи стационара, врачи скорой помощи с «группой усиления» — дежурными врачами, цеховыми, школьными и детсадовскими, консультантами и др), параклиническая группа, состоящая из лечебно-диагностической и подгруппы управления.

Лечебная группа рассчитывается на основе нормативов, указанных в Территориальной программе государственных гарантий оказания медицинской помощи населению (число посещений, число госпитализаций, число пролеченных в дневном стационаре в расчете на 1000 (или одного) жителей в год).

«Однако, учитывая фактический функционал лечебника (не только непосредственный прием, но и работу с документацией, санпросветработу, выездную работу, посещение больных на дому, амбулаторные операции, проведение диагностических исследований во время амбулаторного приема и т. д.) и невозможность фактически стандартизировать этот функционал, субъектам Федерации самим вменено в обязанность рассчитать и утвердить нагрузки на врачебную должность (количество посещений в год)», — уточняет врач-хирург.

Неясно, подчеркивает медик, как рассчитывается этот показатель в ТТПГ и что делать, если он будет превышен фактической явкой больных на прием. Как рассчитывается потребность населения в госпитализации — через показатели средней длительности пребывания больного на койке (по каждому профилю) и числа дней работы койки в году, от норматива числа коек на одного врача — к нормативу врачебных должностей.

«В переводе на понятный язык: с 1990 года число коек сократили на 840 тыс., в 1,8 раза, количество больниц на 7,4 тыс. (осталось меньше, чем сократили), амбулаторно-поликлинических — на 2,4 тыс., но увеличили количество посещений в год. А это значит, что увеличили число пролеченных больных путем сокращения койко-дня (перед этим отказались от понятия «законченный случай», то есть выписывать можно недолеченных больных), увеличили число посещений на одного врача в поликлинике», — сказала Баркова.

В 2014 году составили на основании вот этой повышенной производительности труда методические рекомендации по расчету потребности в кадрах, фактически узаконивая свою «оптимизацию», в результате которой медперсонал работает на износ и никакого резерва ресурсов больше нет. Или кто-то еще, кроме правительства и Минздрава, в частности, считает, что в советские времена врачи и медсестры большую часть рабочего дня били баклуши, подчеркивает эксперт.

«У врачей не остается времени даже на осмысление своих действий — это когда должно происходить, ведь времени на то, чтобы продумать тактику лечения, в нормативах не выделено? Еще немного результатов: если обеспеченность койками раньше была 137 коек на 10 тыс. населения, то теперь их стало 81,6 на 10 тыс., было 140 тыс. инфекционных коек, стала 61 тыс. (сокращение более чем в два раза). Почти втрое сократилось число гинекологических коек: с 122,7 тыс. до 67 тыс. сократилось число коек для беременных, рожениц и родильниц», — уточняет хирург.

Врачей в целом стало даже немного побольше: 680 тыс., но это за счет роста параклинической группы. Педиатров было 83 тыс., стало 58,3 тыс. — зачем нам столько педиатров, у нас детей вчетверо меньше стали рожать (421 тыс. детей в 2017 году против 2 млн в 1990 году в РСФСР).

«По моему мнению, совершенно ясно, каким способом Скворцова собирается устранить дефицит врачей в сельской местности за два года — изменением нормативов, освоением финансирования телемедицины и замещением врачебной помощи сестринским наблюдением. А мэр Москвы Сергей Собянин поможет управиться быстрее, он же заявлял, что стране не нужно столько сельского населения, имея в виду, я надеюсь, пока только миграцию этого сельского населения (всего-то 37,6 млн человек) в крупные города», — заключает Баркова.

Напомним, заявление о том, что в течение двух лет кадровый дефицит сельских медиков будет устранён, министр здравоохранения Вероника Скворцова сделала накануне, 2 июля, на заседании комитета Госдумы по охране здоровья.

Читайте также: Почему «Земский доктор» не сможет решить проблему дефицита сельских медиков

По ее словам, программа «Земский доктор» привела на село более 29 тыс. молодых специалистов. Дефицит уменьшился на 8 тыс. за год — до 27 тыс.

«Если говорить о специалистах первичного звена, 22 тыс. весь дефицит стал, который, как нам представляется… за года два полностью устраним», — считает Скворцова.