Королевский склеп в кафедральном соборе
Королевский склеп в кафедральном соборе
Станислав Стремидловский © ИА REGNUM

Почти в центре Старого города в Варшаве возвышается красивейший старинный костел святого Яна (Иоанна Крестителя), основанный в 1390 году. Сегодня он является кафедральным собором столицы Польши и одновременно музеем Варшавской архиепископии. Здесь, среди прочих, находятся останки последнего польского короля — Станислава II Августа Понятовского. Для того, чтобы увидеть его склеп, нужно купить билет у священника, стоит недорого, всего пять злотых. «Но пан должен знать, что это только за вход, — с серьезным лицом объяснил мне при посещении храма на вполне приличном русском языке один из ксендзов. — Шучу, шучу. По секрету скажу, что выход там тоже есть, через базилику».

Спускаюсь. И вот она, могила этого «вечно спорного» короля, отрекшегося от трона после третьего и окончательного раздела первой Речи Посполитой. У Станислава Августа была трудная жизнь, не нашел он покоя и после смерти. Он скончался 12 февраля 1798 года в Санкт-Петербурге. Один из российских сайтов так описывает обстоятельства смерти бывшего монарха и его последующие «перемещения»:

Собор Иоанна Крестителя
Собор Иоанна Крестителя
Станислав Стремидловский © ИА REGNUM

"Российский император Павел устроил пышные похороны, будто и не было у монарха приставки «экс». После многодневного прощания в сопровождении войск гроб с забальзамированным телом доставили в костел святой Екатерины на Невском проспекте. Там император лично попрощался с покойным и надел на его голову копию короны польских королей. Настоящая уже несуществующего королевства была отправлена в оружейную палату Москвы. Отныне все российские государи получали ее вместе с титулом короля Польши. Специально на погребение композитор Иосиф Козловский написал реквием, который затем часто исполнялся в концертах. В присутствии многих коронованных особ, императора Павла и всего русского двора гроб опустили в подвалы костела, где он простоял почти полтора века. В конце 1930-х годов уже советские власти решили, что костел на Невском проспекте нужно снести и предложили Польше «забрать своего короля». Этим Сталин намеревался улучшить отношения с враждебной буржуазной Польшей, но сделал только хуже, ибо большинство поляков воспринимали Понятовского как предателя и «могильщика» Речи Посполитой, главного виновника развала страны. В меньшинстве были те, кто почитал его меценатом, при котором стремительно развивались наука и культура.

Тем не менее, отказаться от предложения Сталина было нельзя, и в Польше начали подыскивать место для захоронения. Поместить останки в Вавельский костел в Кракове, где покоились короли Польши и герои нации, не решились. Потому после долгих дебатов решили цинковый гроб с останками короля тихо и без всяких почестей поместить в костеле святой Троицы в Волчине под Брестом, где ранее находилось родовое поместье Понятовского. Останки Станислава Августа были вынуты из ниши, старый гроб помещен в больший новый, и поезд доставил его на польско-белорусскую границу, на станцию Негорелое, которая была тогда пропускным пунктом между СССР и Европой. Поздним вечером 14 июля 1938 года в обстановке строгой секретности гроб с останками последнего короля Речи Посполитой пересек границу. После начала второй мировой войны Волчин был присоединен к Белорусской ССР. В середине 1950-х годов Волчинский костел был исключен из реестра историко-архитектурных памятников и использовался как склад колхоза им. Жданова. В 1976 году в храме рухнула крыша, могила была разграблена, а прах последнего короля Речи Посполитой был просто разбросан по земле. Остатки дубового гроба долго потом валялись за зданием колхозного правления. Долгое время имела место версия, что тела Понятовского в Волчине никогда и не было. Что якобы еще в Петербурге во время наводнений в результате затопления подвалов костела святой Екатерины тело короля полностью истлело, а в Волчин в трех гробах привезли «пустышку».

Потому вопрос о местонахождении останков последнего польского монарха более полувека не давал покоя исследователям. Только в 1989 году белорусскими специалистами во главе с доктором исторических наук Михаилом Ткачевым была предпринята попытка разыскать во внутренних развалинах костела в Волчине доказательства присутствия здесь королевских останков. Найденные части дубового гроба поместили в саркофаг, который в 1995 году установили в Варшаве, в костеле святого Яна, где Станислав Понятовский был коронован. Однако белорусские ученые исследовали крипту и подтвердили, что захоронение там действительно было — найдены фрагменты одежд с королевскими польскими гербами, и обуви царствующей особы, а также части коронационного плаща, в котором Понятовский восходил на польский престол. Также было найдено множество костей, но после оказалось, что это кости животных. Последующая экспедиция из Польши буквально просеяла всю землю в месте захоронения, но результат был отрицательным — человеческие останки не были обнаружены. О том, куда подевались забальзамированное тело, бронзовая корона с позолотой, два серебряных сосуда с сердцем и внутренностями короля (таковым по описаниям современников было содержимое гроба), можно строить только догадки».

Вид собора изнутри
Вид собора изнутри
Станислав Стремидловский © ИА REGNUM

Добавим от себя. История с перезахоронением останков Станислава Августа в 1938 году действительно была интригующей. Польское правительство сначала держало эту историю в тайне и не знало, что делать. Гроб был перегружен на пограничной станции Столпце в вагон с надписью «багаж обычный», сам вагон стоял на подъездных путях в течение трех дней. После консультаций президента Игнация Мосцицкого с премьер-министром Фелицианом Славой-Складовским, маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы, министром иностранных дел Юзефом Беком было решено, что Понятовский не может быть похоронен ни в краковском Вавеле (где с недавнего времени оказался Юзеф Пилсудский), ни в Варшаве. Решение пришлось принимать по поручению правительства сотруднику МИД Польши Шимону Забелько. Он и определил, что последний польский король будет упокоен в приходской церкви Святой Троицы в Волчине. Ночью 14 июля 1938 года в церковный склеп был внесен гроб и две оловянные урны. При этом должностные лица, присутствовавшие на перезахоронении, запретили настоятелю храма отслужить мессу в память покойного монарха и за упокой его души.

Но долго держать в секрете эту историю не удалось. Довольно быстро в Волчин начали наведываться польские журналисты, а в оппозиционной прессе стали появляться критические публикации, в которых от властей требовали обеспечить Понятовскому место в одной из усыпальниц Вавеля. В 1939 году Волчин оказался в составе Белорусской ССР, там же остался и после Второй мировой войны. Власти Польской Народной Республики не спешили забирать короля. Появившееся предложение перезахоронить Станислава Августа в польской земле в 1966 году, когда страна праздновала тысячелетие польской государственности, отвергнул тогдашний премьер Юзеф Циранкевич, презрительно назвав монарха «любовником Екатерины II». Второй раз вопрос был снят с повестки дня в 1970-е годы, когда решением первого секретаря Польской объединенной рабочей партии Эдварда Герека началось восстановление Королевского замка в Кракове. Лишь в конце 1988 года министр культуры Польши Александр Кравчук создал комиссию во главе с историком Александром Гейшторем, которая прибыла в Волчин и провела предварительные исследования.

Спустя полгода в церкви начались работы группы Фонда польской культуры под руководством археолога Збигнева Пяновского. Опираясь на довольно сомнительные результаты, было признано, что перемешанные с землей обрывки одежды и является тем, что осталось от короля (оловянные сосуды с его сердцем и внутренностями так и не были найдены). В 1995 году гроб с «останками» Понятовского был наконец перемещен в собор святого Иоанна Крестителя в Варшаве. Но почему поляки, обычно трепетно относящиеся к своим покойникам, так небрежно отнеслись к монаршему телу в 1938 году? Как объяснял Михал Рогальский из Музея истории Польши, в то время Станислава Августа называли «тарговичанином» — а в польской истории и по сей день нет более страшного обвинения, ведь Тарговицкая конфедерация является символом «предательства». И, зная большую любовь поляков к истории, можно ждать, что «вечно спорный» король так и будет вызывать жаркие дискуссии, оставаясь при этом в склепе кафедрального столичного собора.

Москва — Варшава