План развития Северной Кореи должен быть сосредоточен на развитии инфраструктуры, чтобы связать изолированную страну с окружающим регионом Северо-Восточной Азии, которая наряду с Западной Европой и Северной Америкой является одной из трех ведущих зон экономической деятельности в мире, пишет Грант Ньюсхам в статье для издания Asia Times.

Пхеньян
Пхеньян
(сс)Bjørn Christian Tørrissen

Читайте также: Atlantic: Торговля между США и ЕС столкнулась с новыми угрозами

Именно такое предложение выдвинул глава Института Азиатского банка развития в Токио профессор Наоюки Йошино, который выступил с докладом «Северная Корея — «Следующий большой бум» для экономики Восточной Азии». На самом деле данное предложение Йошино в значительной степени совпадает с тем предложением, которое президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин передал северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну во время апрельского саммита.

По мнению Йошино, КНДР ждут оптимистические перспективы. Он отметил, что сегодняшняя Северная Корея напоминает ему Китай в начале 1990-х годов, однако Пхеньян более развит, чем тогдашний Пекин. Йошино ожидает, что в течение 20−25 лет Северная Корея достигнет нынешнего уровня Китая.

Профессор Йошино предложил схему развития для Северной Кореи, сосредоточившись на «соединении инфраструктур». Идея состоит в том, чтобы построить магистрали и железные дороги, которые связали бы КНДР с Южной Кореей и Китаем. Помимо расширения поставок и экспорта Северной Кореи, которые приведут к экономическому развитию, Йошино также предложил создать бизнес-объекты, гостиницы, рестораны и т. д. вдоль инфраструктурных коридоров, что обеспечило бы экономический эффект перелива. Получаемых налоговых поступлений и сборов с потребителей было бы достаточно для того, чтобы заплатить за инфраструктурные кредиты, необходимые для первоначального и последующего строительства.

Железная дорога между КНДР и Южной Кореей в в демилитаризованной зоне
Железная дорога между КНДР и Южной Кореей в в демилитаризованной зоне
Kussy

Но как Северная Корея будет развивать местную и национальную систему налогообложения, осталось неясным. В настоящее время в Северной Корее нет национальной налоговой системы. По мнению Йошино, КНДР нужны внешние займы со стороны как государственных, так и частных инвесторов, с периодом окупаемости 15−20 лет. Диктатура сохранится в КНДР в течение «10, может быть, 20 или 30 лет» в период строительства экономики, ориентированной на рынок. Йошино, однако, признал, что южнокорейские эксперты не согласны с ним по данному вопросу.

Для трансформирования мировоззрения северокорейцев нужно новое образование, также важное значение будут иметь культурные обмены между КНДР и западными странами, которые должны пригласить к себе северокорейских студентов и преподавателей и познакомить их со своими системами и технологиями. Культурные обмены могут оказать на КНДР такой же трансформационный эффект, как на КНР в начале 1990-х годов, когда китайские студенты начали выезжать за границу. Через 10−15 лет, считает Йошино, реальные изменения воплотятся в реальность.

Со временем КНДР можно включить в состав международных организаций, таких как Всемирный банк и МВФ, а также больше познакомить граждан Северной Кореи с общепринятыми взглядами, чтобы еще больше трансформировать страну. Профессор Йошино отметил, что в Северной Корее много инженеров, хорошо разбирающихся в военных и ядерных областях. Этим инженерам можно было бы указать новые ориентиры, не связанные с военной техникой.

Терминал для банковских карт
Терминал для банковских карт
Suez

Для трансформации социалистической экономики Северной Кореи и государственных предприятий (ГП) необходимо внедрить систему бонусов для более эффективных рабочих и менеджеров. Это должно постепенно создать условия для отхода от мышления, характерного для командной экономики, и совершенствования структур управления. Чтобы представить будущее развитие КНДР, Йошино предложил взглянуть на прогресс, достигнутый Китаем в Юго-Восточной Азии за последние 25 лет. По его мнению, Северная Корея может добиться аналогичных экономических преобразований.

Однако когда Йошино спросили о предположительной стоимости такой трансформации, профессор не смог дать четкого ответа. Учитывая политический риск, с которым столкнется бизнес в Северной Корее, он предположил, что бремя финансирования лучше взять на себя международным организациям и правительствам Азии, а не корпорациям или банкам. Минеральные ресурсы Северной Кореи могли бы выступить в качестве залога для иностранных кредиторов.

Тем не менее ряд экспертов скептически отнеслись к точке зрения Йошино, предупредив о больших проблемах, с которыми могут столкнуться инвесторы в Северной Корее.

Читайте также: Foreign Policy: Конгресс готовится к схватке с Трампом из-за турецких F-35

Для того, чтобы государство можно было отнести к стране с пограничным финансовым рынком, должна существовать рудиментарная правовая система, которая признавала бы право собственности и контракты, обеспеченные правовой санкцией. Без такого основополагающего признания в Северной Корее принципа верховенства права инвестор не сможет оценить факторы риска. Это означает, что риски, с которыми бизнес может столкнуться в Северной Корее, намного выше, чем на пограничных финансовых рынках.

«Инвесторам лучше посоветовать инвестировать в азартные игры в Макао. При возникновении разногласий там хотя бы существуют правила, которые могут защитить выигрыш от казино, но подобных правил не существует в Северной Корее», — отметил один из критиков позиции Йошино.

Читайте развитие сюжета: Корейский полуостров может связать единая сеть железных дорог