Armradio.am

Когда в начале февраля нынешнего года президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая на VI съезде правящей партии «Новый Азербайджан» (Yeni Azərbaycan Partiyası), заявил, что «наши исторические земли — Иреванское ханство, Зенгезур, Гейче, об этом должно знать как наше молодое поколение, так и весь мир», что «мы, азербайджанцы, должны вернуться на эти земли», многие российские эксперты связали этот демарш Алиева «с началом предвыборной кампании в Азербайджане и желанием привлечь на свою сторону радикальных националистов».

Ильхам Алиев
Ильхам Алиев
Иван Шилов © ИА REGNUM

Армения тогда восприняла слова Алиева как выдвижение территориальных претензий, выразила категорическое несогласие с ними. МИД России выступил осторожно: «Прекрасно знаем, что отношения Азербайджана с соседней Арменией крайне напряженные, данное высказывание явно не способствует снижению напряженности». Но в целом эта реплика Алиева воспринималась как «экзотический эпизод», который позволил ему победить на досрочных президентских выборах 11 апреля. Однако вслед за этим уже в Турции и тоже в связи с досрочными выборами парламента и президента армянская карта стала разыгрываться турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Выступая 14 мая в лондонском аналитическом центре Chatham House, он сделал следующее заявление:

«Турция способствует поддержанию мира и безопасности в Центральной Азии и на Кавказе. Армения — единственное государство, которое выпадает из общей картины. Мы с нетерпением ожидаем того дня, когда власти Армении начнут проявлять разумный подход и более четкое видение».

Это произошло спустя несколько дней после того, как в Ереване сменилась власть и появился Никол Пашинян, который заявил о готовности восстановить отношения с Анкарой «без предисловий». Ответ последовал. Сначала неназванный представитель администрации Эрдогана заявил, что сие невозможно без «освобождения оккупированных территорий в Азербайджане». Затем появилось загадочное заявление премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма о том, что «Турция готова пойти навстречу Армении в налаживании диалога, если Ереван полностью откажется «от враждебности в отношении Анкары и от территориальных претензий», хотя нам неизвестно ни одного официального документа Еревана, в котором бы содержались такие требования.

По всем признакам, Турция таким образом проводила в отношении Армении операцию зондажного упреждающего свойства, за чем, на наш взгляд, просматриваются опасения распада Турецкого государства. Более того, Эрдоган впервые включил вопрос об «освобождении» Республики Арцах (Нагорного Карабаха) в «Избирательную декларацию» правящей турецкой Партии справедливости и развития (ПСР). Этот документ примечателен еще и тем, что в нем содержится положение о намерении реставрировать идею Тюркского Совета, благодаря чему Анкара могла бы активно расширять и укреплять связи со странами Кавказа и Туркестана.

Еще один свежий факт. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу во время интервью телеканалу DimTV «неожиданно» заявил: «Турция и Азербайджан являются братскими странами. Мы всегда интересуемся проблемами Азербайджана. Я также являюсь и министром иностранных дел Азербайджана, и об этом знает мой брат Эльмар Мамедъяров. Иногда я шучу с ним, говоря, что он может пойти в отпуск, ведь я все равно работаю. Отношения между братьями должны быть именно такими». Эти слова привлекли повышенное внимание потому, что ранее руководители Турции делали высказывания в поддержку Баку, но такой откровенности в их заявлениях не было.

Мевлют Чавушоглу
Мевлют Чавушоглу
U.S. Department of State

Наконец, вышло на поверхность то, что можно воспринимать как венец осуществляемой Анкарой политической кампании. Турецкий политолог, профессор университета TOBB (Анкара) Тогрул Исмаил выступил с призывом «создать союзное государство между Азербайджаном и Турцией, как между Россией и Белоруссией». При этом он сообщил, что «Баку и Анкара изучают вопрос совместной обороны» с учетом фактора «создания совместной армяно-российской военной группировки». Таким образом, мы видим, что обозначена линия на устойчивое сближение Турции и Азербайджане навстречу друг другу с местом встречи в Закавказье. Хотя при этом нельзя исключать и конъюнктурность некоторых звучащих заявлений с учетом предвыборной кампании в Турции.

Эрдоган и Алиев публично демонстрируют идейно-политическое, военно-техническое, энергетическое и экономическое единомыслие. Для Алиева чрезвычайно важна победа Эрдогана на предстоящих 24 июня выборах, чтобы удержать Турцию в союзнических отношениях в условиях фактической войны с Арменией из-за Республики Арцах. В состоянии войны находится и Анкара, опасающаяся появления на Ближнем Востоке курдского государства. Алиев требует от президента России Владимира Путина сделать выбор между Азербайджаном и Арменией, а точнее — способствовать возврату под юрисдикцию Баку утраченного Нагорного Карабаха. В свою очередь Эрдоган требует от президента США Дональда Трампа сделать выбор между ним и курдами на фоне того, что курды с геостратегической точки зрения интересуют американцев больше, чем турки.

По признанию многих экспертов, да и турецких политиков, повышенное внимание Турции к проблеме Нагорного Карабаха проецируется пока только через общерегиональную курдскую проблему, которая уже разыгрывается и будет дальше разыгрываться ведущими державами. С другой стороны, проект союзного государства между Азербайджаном и Турцией вызовет негативную реакцию в Иране, где проживает несколько миллионов тюрок, считающих себя азербайджанцами. В Анкаре и в Баку это прекрасно знают и понимают. В этом Эрдоган и Алиев серьезно рискуют, не имея поддержки со стороны Запада как на курдском, так и карабахском направлениях.

Но, на наш взгляд, проблема в том, что Азербайджан сбился со своего исторического магистрального пути развития, а Турция его пока еще так и не нашла, дрейфуя в сторону от Европы и Запада. Нынешние отношения Анкары с США и Европейским союзом порождают одну из острых интриг современной мировой и региональной политики. Запад, который еще недавно считал Турцию «верным оруженосцем» холодной войны, подогревавший в ней идеи пантюркизма, начинает считать Анкару игроком, стремящимся проводить экспансионистскую политику с целью установить контроль и доминирование в ряде стран Ближнего Востока и в Закавказье. При этом Турция начинает выходить из сферы традиционного контроля со стороны США и Запада, которые в ответ начинают сдерживать ее амбиции.

Эрдоган Реджеп и  Ильхам Алиев
Эрдоган Реджеп и Ильхам Алиев
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В этом же фарватере оказался и Азербайджан. Эти факторы стали для Баку «тормозом» в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, а для Турции — курдской проблемы, но с одним важным геополитическим нюансом. Анкара и Баку считают себя европейскими странами, хотя американцы всегда относили их — как мусульман — к Ближнему Востоку, в то время как христианские Грузию и Армению видели частью европейского пространства. Как писал английский писатель Джозеф Редьярд Киплинг, «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им никогда не сойтись». Возможно, именно в этом тезисе и суть главной проблемы сохранения или построения новой системы безопасности в Закавказье.

Что же касается отношений с Москвой, то напомним, что между Анкарой и Баку подписан договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, тогда как в Сирии стоят российские ВКС, а в Армении (Гюмри) располагается российская военная база. Помимо того, на сирийском направлении существует какой-никакой, но альянс Москвы и Анкары. Однако, порой кажется, что Азербайджан и Турция пытаются превратить Путина в Льва Троцкого, который в 1920-х годах в интересах создания «Тюркской социалистической федерации», включающей Баку и Анкару, жертвовал национальными интересами России.