Виктор Ольжич: Литовский импичмент и опасности постсоветской демократии

Вильнюс, 7 апреля 2004, 02:26 — REGNUM  

Итак, президент Литвы наконец устранен. Пора подвести предварительные итоги.

Литва не раз была полигоном, на котором впервые проявляли себя новые политические тенденции. Она была первой советской республикой, оставившей СССР. В Литве же проявила себя чуть ли не впервые тенденция смены у руля власти правых партий (которые и привели большинство стран постсоветского пространства к независимости) "бывшими", из лагеря коммунистов. После Литвы бывшая партийная номенклатура, поменяв название, вернулась к власти в двух других прибалтийских республиках, во многих странах Центральной Европы.

Сегодня Литва является полигоном еще одного испытания, на этот раз более принципиального. Речь идет о самом смысле существования демократии. Эта проблема особенно актуальна в виду тех разговоров об ее "откате", которые ведутся сегодня в отношении России, Украины, Грузии и некоторых других республик бывшего СССР, не говоря уже о Белоруссии. Откат, даже если он и имеет место, должен рассматриваться в увязке с проблемой незрелости демократии на постсоветском пространстве. Способна ли демократия в этом регионе доказать свою зрелость - не превратиться в пародию на саму себя? Как ни странно, именно Литва - как страна с якобы уже достигнутым определенным уровнем демократии - является здесь в каком-то смысле лакмусовой бумажкой.

Демократия, как известно, представляет собой вариант, когда "сувереном" выступает не монарх, не диктатор, не генсек, а сам народ, "демос". Он избирает себе руководителя, его же и снимает. В демократию играли и в Советском Союзе: "кухарки правили страной". На словах. В парламенте заседали сталевары и доярки, комбайнеры и спортсмены. Но все это была проформа: Верховный Совет, по существу, ничего не решал.

Конечно, "тоталитарное", то есть недемократическое правление в СССР вряд ли может вызывать симпатии. Но почему не поставить вопрос: а что было бы со страной, если бы и в самом деле все эти доярки, кухарки и сталевары начали управлять государством? Да еще таким, которое занимает одну шестую земной суши?

Литва - маленькая, по сравнению с СССР, страна. Даже очень маленькая. В ней проживает всего 3,5 млн. жителей. Но что происходит в ней сегодня? Даже в такой небольшой стране демократия чревата тем, что она может обратиться в хаос, в близкий к нигилизму беспредел, в цирк: если мы имеем дело с неподготовленной почвой. И это тем более показательно, что страны Прибалтики традиционно считались самыми "прозападными" странами из числа бывших советских республик. Считалось, что менталитет населения Литвы, Латвии и Эстонии - совсем другой, нежели менталитет крестьянина из Рязани.

Но что мы наблюдаем сегодня? Кого избирает народ "во власть", кого собирается избрать "завтра"?

Незрелая демократия может дарить власть дилетантам

Следуя западным ценностям, Литва всерьез решила, как сейчас принято говорить, "сдать экзамен на демократию". В результате "народ" избрал "летающего президента": во-первых, молодой. Во-вторых, летчик, да еще летчик-акробат. В-третьих, не жалел во время избирательной компании ни обещаний, ни конфет с неба, ни демонстраций своей набожности (что впоследствии не помешало ему резко "поставить на место" высших иерархов католической церкви, когда те вздумали его покритиковать). Вот уже полгода литовская политическая верхушка - пребывала в растерянности: она буквально не знала, что делать с президентом Роландасом Паксасом. В качестве руководителя государства он пробыл чуть более одного года: и с первого же дня его правления не смолкали связанные с ним скандалы. Достаточно вспомнить хотя бы скандал с личной пророчицей Л.Лолишвили, которой он публично признавался и признается до сих пор в любви и признательности. Затем он приглашает на ключевую должность советника по национальной безопасности до тех пор совершенно никому неизвестного "механизатора из провинции" Р.Ачаса (на самом деле торговал тракторами в районе): на том лишь основании, что тот принимал активное участие в организации его избирательной компании. На другие должности советников он назначает тоже людей из своего избирательного штаба, которые не имели никакой подготовки ни для такой работы, ни вообще для "управления государством" ("вариант кухарки").

Надо ли удивляться, что очень скоро команда советников, засев в президентском дворце, начинает себя вести "неадекватно": пытается взять под контроль работу министерств, влиять на процессы приватизации, лоббировать свои частные интересы. Секретная информация спецслужб, поставляемая президенту, тут же становится предметом телефонного обсуждения людей, связанных с криминальными структурами. Все это уже несколько раз изучено комиссиями сейма, отражено в выводах парламента, рассматривается в Конституционном суде.

В Литве сегодня открыто говорят о том, что Р.Паксас, придя к власти, превратил президентуру в штаб своей "президентской" партии, а его команда напоминала, скорее, группу школьных друзей, осуществивших проект "победы на президентских выборах" и теперь устраивающих свои дела и пытающихся переподчинить себе, для большей бесконтрольности, государственные институты (известно, что ДГБ огласило секретную справку о президентуре, с которой и начался скандал, после того, как Р.Паксас попытался поставить на место нынешнего главы ДГБ М.Лауринкуса поставить "своего" кандидата).

Однако нас сейчас интересуют не столько перипетии конкретного президентского скандала в конкретной стране, сколько более широкий вопрос: а почему весь недолгий период правления Р.Паксаса сопровождался сплошными скандалами? Еще во время первого скандала с целительницей и пророчицей Л.Лолишвили было замечено, что многие руководители государств имели (и даже имеют сейчас) своих "оракулов", своих экстрасенсов, своих психоаналитиков, в конце концов. Все зависит от личности руководителя. Однако все это держится в тайне, остается за завесой частной жизни. Ни один руководитель из стран западной демократии не стал бы демонстрировать на людях связи с таким оракулом, целовать и обнимать его, а тем более объявлять во всеуслышанье, что это один из самих близким ему людей. И это после того, как Л.Лолишвили заявила в интервью, что непосредственно "разговаривает с Богом". Впоследствии Р.Паксас не раз будет демонстрировать непонимание той элементарной истины, что на нем лежит огромная ответственность как на руководителе государства. Что каждое его слово и действие должно быть взвешено. Даже решение Конституционного суда, который отменил его декрет о предоставлении литовского гражданства в порядке исключения его спонсору Ю.Борисову, он раскритиковал как "политическое": между тем как речь идет о решении высшего юридического органа страны, решение которого считается окончательным и не подлежащим пересмотру. Ни один западный политик, а тем более руководитель государства не решился бы на такое заявление, компрометирующее сам институт Конституционного суда, а, значит, подрывающее основы государства.

Напомним, что вначале ДГБ Литвы не трогало личности самого Р.Паксаса, а в пресловутой секретной справке говорило лишь о его "окружении". В такой ситуации любой ответственный политик, думающий о своем будущем и своем имидже, тут же отмежевался бы от лиц, на которых пало подозрение. И благодаря этому почти наверняка избежал бы скандала: что и советовал ему не раз опытный премьер, бывший президент Литвы, А.Бразаускас. Однако вместо этого Р.Паксас перешел к нападкам на ДГБ (а сегодня он даже обвиняет спецслужбы в "фальсификации документов"). А в конце концов, освободив, с опозданием, советников (при этом никак не осудив их), - стал очень скоро, на удивление всем, опять принимать их на работу. Когда же сейм начал готовить обвинительный процесс, Р.Паксас не счел нужным являться свидетельствовать в парламент, как это сделал бы руководитель любого западного государства (вспомним президентов, которые давали показания перед лицом парламентских комиссий, тем самым показывая, что они такие же, как и все, граждане своей страны). Более того, Р.Паксас совсем недавно отказался даже явиться для показаний в Конституционный суд, который разбирал выводы сейма в отношении нарушения им Конституции Литвы. А все решения комиссий сейма он раскритиковал. Против одного из главных инициаторов импичмента спикера сейма А.Паулаускаса сам выдвинул обвинение в "нарушении Конституции" и потребовал начать против него процедуру импичмента: причем обвинил его в том, что тот не имел правa знакомить представителей фракций парламента с секретной справкой ДГБ, в которой критикуется окружение президента и косвенно он сам.

Наконец, Р.Паксас посылает своего советника в г.Алитус, где изымает секретное дело о приватизации алкогольного предприятия, не спрашивая разрешения шефа ДГБ. Причем на требования ДГБ и Генеральной прокуратуры вернуть дело - отвечает отказом и три недели сам "изучает" дело, ища компромат на своих политических соперников.

Примеры можно умножать. Однако уже на основании приведенных случаев можно сделать вывод: все проблемы, которые переживает сегодня Литва, являются последствиями "незрелой" постсоветской демократии. К управлению государством приходят, могут прийти "случайные" люди, которые не имеют необходимых для исполнения таких ответственных функций понятий, чувства ответственности, подготовки, в конце концов - моральных критериев. Ни один серьезный политический лидер, который чувствует ответственность за страну, не стал бы так себя вести. Литовские аналитики не раз отмечали "неадекватность" действий президента. Многие говорили о том, что президент ведет себя часто "как обиженный ребенок", мстит и делает назло, то есть движим личными амбициями, даже и не скрывает их, что, вообще-то, противопоказано человеку, занимающему высший государственный пост. Он теряет свою солидность, превращается в "частного" человека, институт президентства дискредитируется.

"Быть адекватным" - то есть соответствовать определенной модели поведения руководителя государства - призывал Р.Паксаса много раз (и для этого вел с ним беседы) и А.Бразаускас. Однако многократный руководитель Литвы не смог передать нынешнему президенту ту "модель поведения", которой обладает он сам. Выходя из президентуры, он каждый раз вздыхал и разводил руками. И разве можно удивляться неудаче: во время беседы нельзя научить человека ответственности: как нельзя внедрить "модель поведения", понятия "государственного мужа" тому, кто этими понятиями не обладает, ибо они приобретаются в результате обучения в специальных учреждениях и уж, по крайней мере, в результате соответствующего опыта политика и дипломата.

Говорят, что речь идет о "проблеме одного человека". И да, и нет: речь идет о проблеме избирателя, который избрал (и еще может избрать!) такого человека. А это, имея в виду, что избиратель является сущностью демократии, в свою очередь, проблема демократии как таковой.

Сценарии будущего

6 апреля 2004 сейм проголосовал за импичмент президенту - но на самом ли деле со скандалом покончено? Та же демократия, которая позволила летчику и предпринимателю Р.Паксасу стать президентом, открывает ему - и любому другому - новый путь к власти. Даже много путей. За месяцы скандала Р.Паксас уже объездил почти все города и городки Литвы, где выступал в битком набитых залах, обрабатывая избирателей на предмет совершающегося против него "заговора": коррупционеры захотели свалить начавшего борьбу с коррупцией "народного" президента. Десятки, если не сотни тысяч людей готовы воспринять решение сейма как "месть заговорщиков": причем самые воинственные из них (конечно же, из самых обездоленных) были не прочь идти на штурм парламента.

Политические оппоненты предупреждали Р.Паксаса об ответственности за создание в стране атмосферы вражды, за возможные общественные беспорядки и смуту. Силовые структуры готовились нейтрализовать опасность беспорядков в день голосования по импичменту. Например, 6 апреля в Вильнюсе в два раза были увеличены задействованные полицейские силы. Была укреплена охрана сейма. Беспорядков удалось избежать - однако остается более глубокая проблема. Незрелая постсоветская демократия способна в буквальном смысле поставить на вершину власти, образно выражаясь, "человека с улицы", "кухарку". В смысле - человека, не имеющего целого ряда данных для управления государством. Это в каком-то смысле похоже на государственный переворот "демократическим путем". И, конечно же, чаще всего здесь приходится говорить об авторитарной тенденции у такого человека: что ставит крест на демократии как таковой (и у Р.Паксаса такие тенденции более чем заметны). Таким образом, незрелая демократия с необходимостью переходит в авторитаризм и оканчивает свое существование, круг замыкается. Не хотелось бы здесь говорить о таких примерах, как путь к власти из мюнхенской пивной. Но тенденция есть тенденция. В Германии выработан иммунитет, демократия привита: а в странах постсоветского пространства?

Литва, допустим, особой угрозы не испытывает: ей просто повезло, членство в ЕС и в НАТО обезопасит (должно обезопасить) от вспышек детской болезни. В конце концов, будет давить и контролировать Брюссель. А в других странах региона? Да и каким образом ЕС и НАТО смогут контролировать внутриполитическую ситуацию в государствах-членах - тоже пока неясно. Ибо реальность слишком кричащая: "уличный политик" В.Шустаускас, которого никто из "серьезных" политиков не принимал всерьез, вдруг взял и стал мэром второго по величине города Литвы Каунаса. Это была как бы прелюдия к президентству Р.Паксаса (при всем при том, что Р.Паксас обладал большим опытом принадлежности к признанной политической элите). Тогда приезжавшие в Каунас руководители литовского государства, да и высокие иностранные гости, избегали встречи со скандальным радикалом, не скрывающим свои связи с криминальными авторитетами: некоторая аналогия с "дипломатической изоляцией" Литвы, которая имела место в связи с "оскандалившимся" президентом, очевидна. Сегодня В.Шустаускас - член сейма и, кстати, один из принципиальных сторонников Р.Паксаса. Его Союз свободы имеет большое влияние на избирателей, особенно в отдельных регионах: например, в самоуправлении Каунаса он является существенной силой. Второй пример - еще более радикальный политик из г.Шяуляя, открыто в прошлом заявлявший о своих симпатиях к нацистской идеологии и соответственным образом одевавшийся, окруживший себя соратниками с нацистской символикой, М.Мурза сегодня избран во власть муниципалитета этого города и даже контролировал деятельность комитета "общественного порядка": последние его акции - срыв празднования еврейского национального праздника (перечеркнутые желтые звезды на плакатах) и набор "бритоголовых" в отряды "для поддержания порядка" в городе. Причем как В.Шустаускас, так и М.Мурза не скрывают своих намерений взять когда-нибудь власть в Литве в свои руки.

Проследим: обычный предприниматель, занимавшийся до этого строительными заказами, летчик, вдруг становится мэром Вильнюса, премьером, а затем и президентом. Уличный "вождь нищих" - становится мэром Каунаса. "Чернорубашечник" из четвертого по величине города страны - становится влиятельной силой в управлении городом.

И все это - совершенно демократически. Более чем вероятно, что Р.Паксас, спустя два месяца, опять будет иметь все шансы стать избранным президентом (сегодня он по опросам один из двух самых вероятных претендентов на пост главы государства, сыграли роль раздутое им противостояние в литовском обществе, его агитационные поездки по стране). Защищена ли демократия против демагогии, популизма, "черных технологий", в конце концов - подкупа избирателей?

Да и новая сила - "литовский олигарх", предприниматель-миллионер В.Успаских, создавший под осенние парламентские выборы Рабочую партию (которая уже бьет все рекорды популярности) - использует те же изъяны демократии. В результате вчера еще известный разве что по портретам на выпускаемых им банках с огурцами бизнесмен может завтра быть премьер-министром Литвы. И для этого у него, судя по рейтингам, есть все шансы. А рейтинги создаются все тем же популизмом, огромными деньгами и симпатичной внешностью, привлекательной улыбкой. Но управлять фирмой - это совсем не то, что управлять государством. Какие специальные школы он кончал, что знает о дипломатических тонкостях, на каких языках говорит, какой культурой обладает? Не станет ли он новой проблемой Литвы (о чем уже не раз заявляли представители "традиционных" литовских партий, особенно правые).

Конечно, и американские президенты разъезжают, подобно Р.Паксасу или В.Успаских, по стране, ведут агитацию. Однако там исключено попадание во власть "человека с улицы". Во Франции кадры для высшей политики куются всего в нескольких специальных высших заведениях, где будущие потенциальные министры и президенты обретают основные понятия и "модели поведения", этические засады, знания языков, риторики и т.п. качества, которые необходимы "государственному мужу". В конце концов, в СССР тоже была "Высшая партийная школа".

Проблема, однако, даже не в наличии системы "специальной подготовки" политических кадров. Проблема, на наш взгляд, состоит в наличии или отсутствии народа, избирателя, готового жить при демократии, желающего ее, понимающего, что это такое. Такой избиратель чувствует ответственность за свою страну и не станет избирать во власть вчера появившегося на горизонте "политика", пусть тот даже сулит ему золотые горы, совершает над головой мертвые петли или обещает всех сделать счастливыми через 1111 дней (последний популистский лозунг В.Успаских). На постсоветском пространстве партии создаются "под выборы" - и они нередко побеждают. Литва в этом смысле - никак не напоминает западное государство. Даже член правящей сегодня коалиции Новый союз (социал-либералы) созданной "под парламентские выборы", под "лидера" А.Паулаускаса и попал в сейм и даже, в коалиции с социал-демократами, правит Литвой. Конечно, нельзя считать, что любой "человек с улицы" - непригоден для управления государством. У него может быть необходимый набор "основных данных". Но может и не быть совсем. Риск огромен. Особенно, когда "избирательная толпа", слушающая харизматического популиста-претендента, не смотрит на эти данные и не разбирается в них.

В западных странах наблюдается, при всем снижении заинтересованности политикой, зрелость избирателей, выбирающих между двумя-тремя основными партиями, одна из которых (или коалиция из них) приходит к власти. Шансов стать президентом или премьером для таких людей, как Р.Паксас или В.Успаских, которые создали свои партии буквально "под выборы", - практически нет. Кроме того, устоявшиеся "традиционные" партии в этих странах - сами по себе являются "кузницей кадров". Избиратель понимает это и выбирает из этих партий, хотя и меньшинство может голосовать и за какие-то новосозданные партии (и в этом тоже проявление демократии).

Положение может спасти уровень менталитета, общей культуры, образованности избирателя. Тогда выбор народа может пасть и на "случайного" человека, который не кончал никаких специальных вузов для политиков и не прошел через "партийный опыт", но который, однако, представляет собой человека определенной культуры и государственного мышления. В качестве примера приведем избрание чехами президентом В.Гавела. Этот человек стал символом государства. Однако в Литве "демос" все чаще выбирает популистов-бизнесменов, а не моральных авторитетов и людей высокой культуры (хотя таковые имеются). И это тоже свидетельствует об определенном уровне и направленности мышления большинства избирателей.

Демократия и проблема зрелого "демоса"

Мы не собираемся оправдывать "регулируемые демократии", имеющие место в некоторых странах постсоветского пространства. Однако мы видим, что если демократия не регулируется "сверху", то она должна регулироваться "изнутри", уровнем культуры и образованности избирателя. Уровнем понимания опасности. Иначе демократия вырождается. "Демос" должен понимать, кого он избирает, должен различать и популистов, и радикалов, и понимать, куда они могут привести. Как понимают сегодня в Германии, в которой, несмотря на активность неонацистов, все-таки почему-то их не избирают во власть. И, после прививки второй мировой войны, думается, никогда больше не изберут. Память и знание ("знание последствий") не позволят. Но "демос" в постсоветских государствах представляет собой нечто совсем другое. Самостоятельных "внутренних" критериев, как мы, к сожалению, убеждаемся, нет - или же они пребывают в зародыше. В чем, конечно, не имеющие опыта демократии конкретные люди не виноваты.

Поэтому, чтобы не произошел хаос, чтобы люди не выбрали во власть "кого попало", сама собой возникает проблема "управления" такими людьми, которые сами собой управлять не могут. Повторяем, для Литвы эта проблема вряд ли принципиальна, поскольку она будет уже так или иначе управляться больше ЕС и НАТО: однако ее пример очень показателен для других стран постсоветского региона. Особенно для тех, где у людей горячие темпераменты, чешутся руки и где проблемы не сродни литовским. Ведь и националистов на Балканах, развязавших резню, избирал "демос". Но вернемся к Литве. Если радикала, хвастающегося своими связями с семьей потомственных рецидивистов, избирают мэром Каунаса - то где гарантия, что и другие города не возглавят радикалы? А каким образом нациствующего юношу и его соратников избирают в муниципалитет четвертого по величине города страны? Да еще поручают ему, сидевшему в тюрьме за незаконные митинги, "следить за порядком"? В конце концов, одно из выдвигавшихся против Р.Паксаса обвинений - связи его окружения с преступными группировками.

Такая "неуправляемая" ни изнутри, ни извне демократия может в принципе подорвать государство, превратить его в вотчину преступников, мафиози или просто "олигархов", а в лучшем случае дилетантов, непрофессионалов: так что мы вплотную подходим здесь к проблеме, поставленной Достоевским в "Легенде о Великом Инквизиторе". Что делать с "незрелым народом"? Она стояла перед целым рядом русских царей. Она была актуальна "для первого государства рабочих и крестьян". Она актуальна теоретически и сейчас. Бывают ситуации, когда народ не готов "сам себя контролировать". И тогда возникает проблема в "управлении" им. Конечно, это чревато другой крайностью - сворачиванием самой возможности демократии, сползанием к тоталитаризму и "управлением массами" из единого центра. Но только чревато, не более того.

К тому же, когда мы говорим о перспективе авторитаризма и тоталитаризма, мы почему-то упускаем из вида "альтернативу", другую крайность, которая может иметь место, если перестать демократией "управлять": хаос, дискредитация государственных институтов, развал государства. Именно об этом во всеуслышанье - как об угрозе - говорили все эти месяцы в Литве. И попытались "демократическим путем", путем предусмотренных законом "процедур", сместить "неудачно", на взгляд сейма, избранного президента. В этом, в "нереволюционном" смещении, сила Литвы.

Однако переносим ли опыт Литвы на другие страны региона? Литва маленькая страна, коренное население составляет 82%: ее проблемы несравнимы с проблемами больших стран. Мы лишь обозначаем проблему "незрелой" демократии, однако в каждом конкретном случае она, видимо, имеет свое конкретное решение. Поставим вопрос так: что делает умный руководитель, который не имеет ничего против демократического процветания своего народа, но который видит его неспособность разобраться в ценностях и качествах политических деятелей, распознать за масками истинное лицо претендентов на власть? Незрелая демократия должна стать зрелой, должен созреть зрелый избиратель: для этого должен подняться его образовательный уровень, сформироваться соответствующий менталитет, ум. Причем речь идет о массе, большинстве, а не о "культурной" прослойке. Есть еще и культура масс (которая не имеет ничего общего с "масскультурой"). Все это требует времени и, конечно же, определенных условий (на Западе демократия формировалась столетиями).

Выводы

Существует "детские" и "зрелые" состояния "демоса": именно в отношении к демократии, к самоуправлению. Поэтому существуют детские и взрослые болезни демократии. Западные демократии болеют своими болезнями. Но постсоветские страны болеют детской болезнью демократии. И эта болезнь выражается в незрелости избирателя, что автоматически грозит превращением демократии в хаос и "цирк" и, в конечном итоге, возможным крахом демократии, превращении ее в пародию и свою противоположность. Поэтому, в зависимости от степени незрелости избирателя, а также зрелости политической элиты и государственных институтов, эти страны нуждаются в разных способах лечения.

Мы должны перестать смотреть на демократию как на подарок судьбы. Демократия неоднозначна, в ней ей своя опасность, хотя и свое нигде больше не встречающееся благо, позволяющее человеку чувствовать себя свободным. Однако только при настоящей, осуществившейся демократии, что неразрывно связано со зрелостью избирателя, чувством его гражданской ответственности. К тому же демократия - это процесс. К демократии долго и трудно, путем ошибок, а иногда и временных отступлений, идут: никто ее не приносит на блюдечке. Причем демократию в разных странах могут понимать - при сохранении общих признаков демократии - несколько по-разному (скажем, то, что позволяется в половой сфере в Нидерландах, запрещено во Франции). И никогда нельзя с точностью сказать, что демократия победила окончательно и бесповоротно. Даже и в западных государствах существует своя опасность для демократии. В этом смысле происходящее сегодня в Литве можно назвать "уроками демократии", и результат будет поучителен не только для этой страны. Но лишь время - и выборы в будущем - покажут, насколько "демос" эти уроки усвоил.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.