Atlantic: Трамп ставит глобальный эксперимент в режиме реального времени?

На самом деле, смотря на подход Трампа, вспоминаешь о теории перспектив в бихевиористской экономике, разработанной Амосом Тверски и Даниелем Канеманом

Александр Белов, 1 июня 2018, 23:35 — REGNUM  

Возможно, из наигранных заявлений Белого дома сложно сформировать картину происходящего, но политика президента США Дональда Трампа в отношении Северной Кореи, похоже, все больше претендует на успех. Хотя эксперты по нераспространению и дипломаты предупреждают о том, что администрации США нужно придерживаться более реалистичных ожиданий, Вашингтон делает все с точностью наоборот. Один из известных экспертов The New-York Times по ядерным вопросам охарактеризовал подход Трампа как «смелый и новаторский». Это правда, подход президента к внешней политике является авантюрным. В американской внешней политике не было ничего подобного, по крайней мере, последние 70 лет, пишет Кори Шейк в статье для американского журнала The Atlantic.

На самом деле, смотря на подход Трампа, вспоминаешь о теории перспектив в бихевиористской экономике, разработанной Амосом Тверски и Даниелем Канеманом. Сходство настолько сильное, что можно говорить о глобальном эксперименте в режиме реального времени.

Читайте также: The Hill: У США есть инструменты для подрыва российского военного экспорта

Теория перспектив исследует механизм принятия решений в условиях риска. Она гласит, что существует выигрышная полоса и полоса проигрыша. Главный вывод данной теории, за которую Канеман и Тверски были удостоены Нобелевской премии по экономике, заключается в том, что люди избегают риска, когда прибыль гарантирована, и сознательно ищут риска, когда убытки неизбежны. Т. е. люди больше готовы рисковать, чтобы вернуть то, что было утрачено. Таким образом, игрок, который выигрывает, будет делать более безопасные ставки, тем самым увеличивая вероятность сохранения выигрышной позиции (выигрышной полосы). Но игрок, который проигрывает, будет делать все более отчаянные ставки, чтобы вернуть утраченное.

В свете данной теории было бы любопытно проанализировать эволюцию политики Трампа в отношении КНДР. Сначала он начал с политики «максимального давления», считая, что это давление сможет подтолкнуть КНДР к началу переговоров. Когда из этого ничего не вышло, Трамп решил унизить северокорейского лидера и заявил, что Северная Корея столкнется с «огнем и яростью». Затем он импульсивно согласился на проведение первого в истории двустороннего саммита с тем же лидером, которого до этого обливал грязью. После этого у Трампа возникла мысль, что за урегулирование северокорейского кризиса можно и Нобелевскую премию мира получить, после чего поручил Пентагону разработать планы вывода американских войск из Южной Кореи. Потом Трамп разрешил своей администрации сравнить ядерную сделку с Ливией и возможную сделку с КНДР. После этого направил северокорейскому лидеру самое необычное письмо в истории дипломатии, использовав заявление об отмене саммита в качестве переговорной тактики, после чего направил послов в КНДР, чтобы они проработали детали саммита.

Теперь подготовка к саммиту оживилась. Все ждут сенсационных результатов. Госсекретарь Майк Помпео заявил, что саммит с лидером КНДР Ким Чен Ыном — это «возможность раз и навсегда изменить ход мировых событий». США теперь выдвигают все большие требования, при этом Помпео уже призывает не только к «полной, поддающейся проверке и необратимой» денуклеаризации Корейского полуострова, но и к отказу от расщепляющихся материалов, ядерной инфраструктуры, баллистических ракет дальнего радиуса действия, ракетных двигателей и космических ракет-носителей.

Проще говоря, мы наблюдаем тенденцию к удвоению ставок. Трамп делает больше диковинных заявлений, когда правдивость его заявлений оспаривается. Он увеличивает требования, когда они остаются неудовлетворенными. Трамп создает больше проблем, когда не может получить то, что он хочет. Например, не добившись от Канады и Мексики пересмотра условий Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), Трамп перешел от торговых переговоров к торговой войне, установив 25-процентные пошлины в отношении соседей и ближайших союзников Вашингтона, подчеркнув, что этого требует национальная безопасность США.

Читайте также: Asia Times: Китай поставил Германию перед сложной дилеммой

Теория перспектив Канемана — Тверски указывает, что если Трамп продолжит нести убытки, его требования будут становиться все более отчаянными. Даже встречи с Ким Чен Ыном — одной из самых важных встреч в истории — будет недостаточно. Даже существует вероятность того, что Трамп вообще откажется от всех американских преимуществ, только чтобы заключить сделку, которая позволила бы ему объявить о своем успехе.

В то время как крупные мыслители оплакивают отсутствие американской «великой стратегии», политика администрации оказалась успешной не за счет чрезмерных ставок, а благодаря осторожной капитализации возможностей. Дело заключается не в агрессивном подходе, а в том, что прежде чем решение будет принято, рассматривается большое количество возможностей и отбираются только те, которые гарантируют максимальный успех при минимальных потерях. Такая политика не вписывается в приведенную выше теорию, тем более, в условиях, когда не похоже, чтобы Трамп выигрывал.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail