Качество, рейтинг или жетон? Как будут выполняться указы Путина о науке?

Международный рейтинг — это еще не конкурентное образование, но что тогда оно? Неужели просто галочка во всё более сложной, всё более далёкой от науки бюрократической отчётности и «жетон на повидло» советских классиков?

Анастасия Шарова, 15 июня 2018, 11:48 — REGNUM  

Необходимо обеспечить готовность страны к большим вызовам, еще не проявившимся и не получившим широкого общественного признания, предусмотреть своевременную оценку рисков, обусловленных научно-технологическим развитием. Ключевую роль в этом должна сыграть российская фундаментальная наука, обеспечивающая получение новых знаний и опирающаяся на собственную логику развития.

(п.21 части II Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, утв. Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2016 г. № 642)

7 мая 2018 года был подписан Указ Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» («Майский указ»). Пункт 5 Указа касается образования. В нем в п. а) говорится:

5. Правительству Российской Федерации при разработке национального проекта в сфере образования исходить из того, что в 2024 году необходимо обеспечить:

а) достижение следующих целей и целевых показателей:

обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования, вхождение Российской Федерации в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования;

(вторая цель — воспитание гармонично развитой и социально ответственной личности на основе духовно-нравственных ценностей народов Российской Федерации, исторических и национально-культурных традиций).

Владимир Владимирович Путин не впервые обращается к этой теме. 23 декабря 2017 года на съезде «Единой России» президент сказал:

«Российская школа должна быть в числе лучших в мире по качеству и широте обучения, а наши колледжи, техникумы, университеты — создавать ведущие стандарты в подготовке рабочих, инженеров, исследователей, специалистов нового технологического уклада».

Вызывают озабоченность, как это уже бывало и раньше, не сформулированные цели — амбициозные, достойные страны с высокими научными достижениями и образовательными традициями, а их понимание и воплощение теми, перед кем эти цели поставлены.

Очевидно, что вышеупомянутые цели возникли не на пустом месте и у правительства и (тогдашнего) министерства образования и науки было некое видение конкурентоспособности и мирового уровня качества отечественного (общего) образования.

Посмотрим, что об этом говорит Программа «Развитие образования» (утв. 26 декабря 2017 года):

«Цель 1 — качество образования, которое характеризуется:

— сохранением лидирующих позиций Российской Федерации в международном исследовании качества чтения и понимания текста (PIRLS), а также в международном исследовании качества математического и естественно-научного образования (TIMSS);

— повышением позиций Российской Федерации в международной программе по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) не ниже 20 места в 2025 году, в том числе:

— сохранением позиций Российской Федерации в 2018 году по естественно-научной грамотности (диапазон 30-34 места), по читательской грамотности (диапазон 19-30 места) и повышением позиций Российской Федерации в 2021 году по естественно-научной грамотности не ниже 30 места, по читательской грамотности 2023 году — не ниже 25 места, по математической грамотности — не ниже 22 места».

То есть целью номер 1 признаются места в международных рейтингах, и они же определяют соответствие кадров потребностям нашей же цифровой экономики. Иначе говоря, предполагается, что если эти места будут действительно высокими, это будет означать конкурентоспособность нашего образования и должный уровень подготовки кадров для нашей экономики.

И эта тенденция возникла не вчера. Уже в Государственной программе РФ «Развитие образования на 2013−2020 годы», при том, что сформулированы:

  • «цели программы: обеспечение высокого качества российского образования в соответствии с меняющимися запросами населениями и перспективными задачами развития российского общества и экономики;
  • повышение эффективности реализации молодежной политики в интересах инновационного социально ориентированного развития страны, но в Ожидаемых результатах реализации программы сначалаулучшатся результаты российских школьников по итогам международных сопоставительных исследований качества общего образования (PIRLS, TIMSS, PISA)».

И только потом:

«повысится удовлетворенность населения качеством образовательных услуг; совокупный объем затрат на сферу образования и пр.»

Россия начала участвовать в международных тестированиях на рубеже 2000-х годов (подробный разбор результатов тестирования PISA можно посмотреть, например, в Г. С. Ковалева, Э. А. Красновский, Л. П. Краснокутская, К. А. Краснянская «Результаты международного сравнительного исследования PISA в России» (Вопросы образования. 2004. № 1. С. 114−156)

Результаты были столь плачевны, что в октябре 2012 года сообщалось, что наша страна отказывается от участия в тестировании вследствие стремительно ухудшающейся динамики показателей.

В январе 2013 года в Министерстве образования и науки было принято решение участвовать в международных тестированиях уровня PISA (Programme for International Student Assessment) на регулярной основе.

И с тех пор представления о качестве и конкурентоспособности нашего образования напрямую увязываются с местами России в международных рейтингах качества образования. Это уже традиция. Из последнего: на международном форуме «Город образования» в сентябре 2017 года система образования Москвы описывалась на основании результатов PISA как одна из лучших, а департамент образования Москвы так и вообще посчитал свои школы лучшими в мире.

Читайте также: В Москве лучшее в мире школьное образование? А в России?

И тут вызывают озабоченность несколько моментов:

1. Насколько результаты этих тестов действительно отражают знания, умения, навыки, компетенции в тех областях, которые тестируются;

2. Насколько уровень тестов и их направленность соответствует целям и задачам отечественного образования. Ведь международные рейтинги международными рейтингами, а у нас должны быть собственные потребности в уровне и качестве подготовки учащихся;

3. Как показывает опыт ЕГЭ, реальную ситуацию в образовании формирует тот, кто ее контролирует. Программы программами, а содержание тестов ЕГЭ достаточно жестко регламентирует то, чему и как учат наших школьников.

Неправда, что к основным международным тестам нельзя подготовить. Можно. Можно понять логику заданий, можно делать схожие. Да и готовят же детей к участию к сверхсложных международных олимпиадах… Уже заметно влияние PISA на задачи базового уровня ЕГЭ по математике. Только вот необходим ли нам именно этот уровень или все-таки у нас свои задачи?

4. Результаты тестов очень удобны для отчетов и для статистики. Тот же ЕГЭ показывает, как вследствие этого идея получения образования легко подменяется идеей получения баллов;

5. К тестам, подобным PISA, и в мире отношение неоднозначное. Приведу слова почётного профессора педагогики Университета Аризоны и эксперта в области американского образования Девида Берлинера из его выступления в октябре 2014 года в Институте образования НИУ ВШЭ.

В интервью ВШЭ он заявил, что не нужно полагаться на результаты PISA. По его мнению, эти показатели зависят не от качества образования, а от качества жизни в стране. В США, как и в России, тесты PISA решают не слишком успешно,… но PISA показывает, что в России все плохо с социальным положением, а не со школьным образованием. И что для того чтобы улучшить наше положение в списках, нужно думать не об учебных программах, а о социальной политике государства.

Также Берлинер заметил, что в США просто нет такого количества рабочих мест, где требуются люди с высоким уровнем владения ключевыми компетенциями PISA. Сколько таких рабочих мест в экономике России? Поэтому не стоит гоняться за высокими результатами PISA как таковыми — а сейчас и в России, и в США происходит именно это.

Понятно, что сейчас, когда перед страной стоит задача технологического рывка, одной из основных целей как раз и становится создание такого рода рабочих мест, но здесь возможна подмена понятий: хорошо подготовленный специалист справится с заданиями PISA и других тестов, но будет ли справившийся с ними хорошим специалистом?

6. Не потеряются ли на фоне баллов этих тестирований проблемы со школьной математикой (усугубляющий проблемы проект ФГОС, отсылающий большинство учеников страны к примитивному базовому уровню ее изучения), практическая необязательность изучения предметов ЕГЭ по выбору (физика, химия, биология и др.) и, как результат, отсутствие комплексного, системного взгляда на достижения науки и техники у современных школьников?

А ведь в Поручении Президента Российской Федерации Правительству Российской Федерации по вопросам общего образования от 8 февраля 2017 года N Пр-209 дано указание обеспечить контроль за реализацией комплекса мер, направленных на систематическое обновление содержания общего образования на основе результатов мониторинговых исследований и с учетом современных достижений науки и технологий, изменений запросов учащихся и общества, ориентированности на применение знаний, умений и навыков в реальных жизненных условиях. Иначе говоря, мониторинговые исследования понимаются как инструмент, а не цель. И ключевую роль в этом комплексе мер должна сыграть российская фундаментальная наука, обеспечивающая получение новых знаний и опирающаяся на собственную логику развития (Стратегия научно-технологического развития РФ от 1 декабря 2016 г).

А подготовка достойных кадров для нее, связь развивающейся науки и образования — это уже настоящая, достойная цель.

Итак,

  1. Подобные PISA тестирования хороши как вспомогательные при оценке уровня отечественного образования. Но судя по тому, что упоминание о них перекочевало на первые строчки во всевозможных «целях и задачах», на деле возможна «стрижка» нашего образования под гребенку не отечественных стандартов и, как следствие, не отечественных же целей и задач под прикрытием амбициозного соответствия мировым стандартам.
  2. Мы уже пожинаем плоды насильственного внедрения «чужеродных», не соответствующих нашим традициям концепций в образовании, стоит ли усугублять ситуацию привязкой к очередной «не нашей» идее, переводя ее из ранга вспомогательных инструментов в ранг основополагающих задач?
  3. Даже 1 место в этих рейтингах не говорит о соответствии подготовки потребностям государства.

Место в рейтинге не может быть целью, тем более основной. Целью должно быть достижение высокого уровня образования сообразно задачам и потребностям нашей страны.

Хочется надеяться, что готовящийся национальный проект в сфере образования будет нацелен на соответствующий уровень образования и, как следствие, оно окажется конкурентоспособным и одним из лучших в мире. А не наоборот.

Читайте ранее в этом сюжете: Традиция, смысл, креатив? О современном образовании в РФ

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail