"Позиция ГУИН Минюста по Санкт-Петербургу и Ленобласти при расследовании массовой голодовки заключенных является необъективной и деструктивной" - заключение аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ

Москва, 4 апреля 2004, 16:32 — REGNUM  Официальная информация об искусственном и провокационном характере массовой голодовки заключенных, прошедшей в ряде СИЗО и исправительных учреждениях г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области в конце февраля, весьма далека от реальности и призвана скрыть от общественности факты злоупотреблений и преступлений, послужившие причиной столь резкого протеста. Об этом свидетельствует оказавшийся в распоряжении ИА REGNUM отчет о результатах проверки соблюдения прав осужденных в исправительной колонии № 4 ГУИН Минюста России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, проведенной сотрудниками аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ.

Напомним, что поводом для голодовки послужило распространившееся по местам заключения письмо (на тюремном жаргоне "прогон"), подписанное 30-летним "авторитетом" Алексеем Гудыной (известным как Леха Иркутский), в котором содержался призыв отказаться от пищи в знак солидарности с осужденными, содержащимися в исправительной колонии строгого режима № 4 в пос. Форносово Ленинградской области (учреждение УС-20/4). Группа осужденных из этой колонии 24 февраля подала заявление на имя начальника ГУИН Минюста РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Валерия Заборовского, в котором шла речь о случаях вымогательства, издевательств и даже убийств, происходивших с ведома и при попустительстве администрации ИК-4.

По официальным данным от приема пищи отказались 5088 заключенных под стражу и осужденных. В том числе содержащиеся в санкт-петербругских СИЗО-1 "Кресты" (2500 человек), СИЗО-4 (1420 человек) и женского СИЗО-5 (168 человек), а также расположенных в Ленинградской области ИК-5 (100 человек) и ИК-3 (900 человек). При этом в самой ИК-4, события в которой послужили поводом для массового протеста, отказов от приема пищи не было.

В связи с массовым скоординированным протестом заключенных ГУИН Минюста России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области была создана комиссия с участием представителей прокуратуры по надзору за соблюдением законности в исправительных учреждениях, которая приступила к расследованию обстоятельств произошедшего. В результате начатую 24 февраля голодовка удалось прекратить 26 февраля - по официальной информации, в результате переговоров членов комиссии с заключенными. В тот же день - 26 февраля сотрудниками УБОП в Санкт-Петербурге был задержан А.Гудына.

19 марта В.Заборовский на пресс-конференции сообщил журналистам, что "все факты нарушения прав заключенных, которые излагались в так называемом "прогоне" не подтвердились". Кроме того, В.Заборовский поставил под сомнение сам факт массовой акции протеста заключенных. По его словам, заявления о начале голодовки подписали не более 100 человек заключенных. Информацию о 5 тысячах принявших участие в голодовке он назвал "блефом".

Между тем, еще 27 февраля Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин выступил с заявлением о намерении внимательно разобраться в ситуации и проверить факты массовых нарушений прав человека в ИК-4 "с учетом необходимости защиты интересов лиц, содержащихся в учреждениях УИС, ограниченных в самостоятельном использовании правовых средств защиты своих интересов".

"Изучение полученных в процессе проверки материалов позволяет сделать вывод о том, что в учреждении УС-20/4 в работе с осужденными превалируют методы принуждения, личность осужденных рассматривается как средоточие лишь негативных свойств и качеств, - отмечается в отчете, подготовленном сотрудниками аппарата Уполномоченного. - Центр работы с осужденными сместился в сторону усиления репрессивного начала в установлении режима отбывания наказания, при этом игнорируется законодательно закрепленный принцип уголовно-исполнительного законодательства рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения, соединения наказания с исправительным воздействием".

На основе бесед с осужденными, содержащимися в ИК-4 в Форносово, сотрудники аппарата Уполномоченного по правам человека выяснили, что в данном учреждении "налажена система поборов и вымогательства с осужденных и их родственников продуктов питания, ценных вещей и денег основанная на жестоком избиении с целью подавления воли и создания условий, при которых другие осужденные вынуждены просить своих родственников заплатить различные суммы денег для того, чтобы избежать насилия". Эти факты подтверждается поданными на имя Уполномоченного заявлениями осужденных Иванченко М.Б.,Максимихина А.М. и Пивоварова Д.В.

Осужденные и их родственники также рассказали об "избиениях и вымогательстве со стороны членов самодеятельных организаций осужденных, заявляя при этом, что все происходит с ведома н согласия администрации исправительного учреждения, однако, опасаясь расправы, письменно подтвердить свои утверждения отказались".

В частности по словам матери осужденного Савочкина С.А., которая, опасаясь за жизнь сына, отказалась от письменного заявления, с сентября 2003 г. по настоящее время она передала сыну в общей сложности 1000 долларов США на приобретение строительных материалов и инструментов. Мать осужденного Куранова С.А также опасаясь навредить сыну, лишь в устном разговоре пояснила, что в ноябре передала в ИК-4 строительных материалов на сумму около 350 у.е. в виде "гуманитарной помощи". Аналогичные сведения сообщила мать осужденного Павлова, которая передала по его просьбе с ноября по январь 2003-04 г.г. 9000 рублей с целью избежать избиений сына.

Еще одним из способов вымогательства, применяемым в ИК-4, отмечается в отчете, является принуждение родственников осужденных оплачивать счета мобильных телефонов неизвестных им лиц. Об этом свидетельствует, в частности, письменное заявление Мелетиной Т.Я. - матери осужденного, переданное сотрудникам аппарата Уполномоченного и официально направленное прокурору Ленинградской области Сергею Романюку, с приложением телефонного счета и указанием номеров мобильных телефонов, которые она оплачивала.

Напомним, что С.Романюк назначен на свой нынешний пост в июле 2003 г. Ранее он занимал должность прокурора Ленинградской области по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях.

Кроме того, осужденные, содержащиеся в ИК-4 рассказали о том, что у них практически отсутствует возможность обратиться с заявлениями по поводу защиты свих нрав в надзирающие и контролирующие органы, с связи с чем они вынуждены привлекать к себе внимание представителей контролирующих уголовно-исполнительную систему органов неправовыми способами.

В материалах проверки приводится, в частности, следующий пример: "Осужденный Иванченко М.Б., содержащийся в помещении, функционирующем в режиме следственного изолятора (ПФРСИ) исправительной колонии №4 пояснил, что ему не давали возможности встретиться с проверяющими, в том числе и сотрудниками Аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской. Федерации. С целью привлечь к себе внимание и рассказать о беззаконии он вскрыл себе вены и переднюю стенку брюшной полости. В помещении медсанчасти ИК-4 Иванченко М.Б. обратился с письменным заявлением на имя Уполномоченного с просьбой принять меры к прекращению избиения его и других осужденных, а также поборов и вымогательства".

Следует отметить, что материалы служебной проверки, проведенной Комиссией, созданной в соответствии с распоряжением ГУИН Минюста России по Санкт- Петербургу и Ленинградской области, также подтверждают, что к подобным действиям были вынуждены прибегнуть и другие осужденные.

"Видимое благополучие с установленным в ИК-4 режимом отбывания наказания с ярко выраженными элементами подчинения осужденных администрации исправительного учреждения, создание относительно нормальных условий отбывания наказания предопределило отсутствие должного внимания к функционированию этого подразделения со стороны ГУИН Минюста России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области", - констатируется в отчете. Как следствие, отмечается поверхностный характер проведенной Комиссией, созданной в соответствии с распоряжением ГУИН Минюста России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, проверки, в ходе которой были оставлены без внимания сами причины, послужившие поводом к объявлению голодовки.

"Руководство ГУИН Минюста России по Санкт-Перербургу и Ленинградской области анализ причин и условий данной протестной акции подменило активными поисками ее организаторов и публичным толкованием понятий "отказ от приема пищи" и "голодовка", утверждая при этом, что письменных заявлений об отказе от приема пищи поступило чуть более 100, не отрицая при этом, что общее количество отказывающихся от приема пищи было более 5 тысяч человек, - говорится в отчете. - Руководством Главка была занята позиция, отстаивающая точку зрения о том, что эта акция не носит протестного характера, поскольку осужденные и подследственные отказываются лишь от пищи, которой они обеспечиваются в учреждении, но в то же время употребляют в пищу имеющиеся у них в наличии продукты питания, поступившие в посылках и передачах от родственников.

Все это свидетельствует о необъективной и деструктивной позиции ГУИН Минюста России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области по вопросу оценки сложившейся ситуации".

По оценке специалистов аппарата Уполномоченного, "это порождает у граждан Российской Федерации чувство недоверия к правоохранительным органам, противодействует консолидации общества, подрывает доверие населения к практическим шагам, предпринимаемым Президентом Российской Федерации в деле соблюдения прав человека в Российской Федерации, что наносит прямой ущерб интересам России в глазах мирового сообщества".

В.Лукин ознакомил с результатами проверки, проведенной сотрудниками его аппарата, министра юстиции РФ Юрия Чайку. В связи с неспособностью Ленинградской областной прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях провести объективную проверку и разобраться в истинных причинах массового протеста заключенных, материалы данной проверки будут переданы в Генеральную прокуратуру РФ.

Уполномоченный по правам человека в РФ осведомлен о том, что практика нарушения прав осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах, распространена в учреждениях уголовно-исполнительной системы и других регионов. Данная тема будет и впредь находиться у него на контроле.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.