В канун 9 мая и в сам праздничный день мы будем вспоминать солдат Великой Отечественной. Тех, кто выжил, кто был убит на фронте, умер от голода, замучен в концлагере. Пройдем победным маршем «Бессмертного полка». Принесем цветы на братские могилы — в городах и поселках. В остальные дни станем регулярно читать новостные сообщения о том, как юные вандалы — «наследники Победы»… — сломали мемориал павшим или осквернили Вечный огонь.

«Трудно в атаку ходить штыковую…»

…Стену за спиной кассира в магазине автозапчастей украшало множество наклеек на автомобили. От абсолютно верных, при этом нецензурно выраженных на английском языке напутствий Североатлантическому блоку до «стикеров» с призывами «На Берлин!». Была там и знакомая многим из нас наклейка «Спасибо деду за Победу!», ее обычно прилаживают на заднее стекло автомобиля в канун 9 мая.

— Скажите, а есть ли благодарность отцу и матери? — поинтересовался я. Вариант ответа мне был заранее известен: штучный товар, производить его нет резона, ведь круг потенциальных покупателей таких наклеек невелик. Родившимся вскоре после войны уже либо «под», либо «за 70». В том случае, если они вообще еще живы, то машину водить способны уже не все — по «медицинским показателям».

Георгиевская ленточка
Георгиевская ленточка

Продавец не сразу понял, уяснил лишь после того, как я сообщил, что мои родители воевали в Великую Отечественную. Ответил, что «таких стикеров не завозили», на этом диалог был завершен. Да и не собирался я прилеплять эту «благодарность» на заднее стекло машины — даже если бы мне предложили. Для меня, появившегося на свет вскоре после Победы, память о том, что я знаю о Великой Отечественной — только для моих родных.

Это — от папы и мамы, командира саперного батальона и сотрудницы военного трибунала, родителей немногословных. Они вспоминали о пережитом только в мае, в день своего праздника, во время застолья с друзьями. Наверняка среди моих сверстников есть люди, которые узнали о войне от своих родителей, дедушек и бабушек куда больше. У меня — лишь фрагменты, несколько фраз отца о том, как он чуть не погиб, когда на грузовике ехал по дамбе, проходившей между болотами. Вместе с солдатами вез в часть две бочки полученного на складе спирта, когда их нашел немецкий самолет. Ни влево, ни вправо не свернуть, остановили машину и залегли на обочине. Странные вещи случаются на войне: грузовик посекло из пулемета, две сброшенные летчиком бомбы упали рядом с ними — и не взорвались, войдя в торф. Отец рассказывал о том, как видел падающую практически на него бомбу, но я себе представить этого не могу по сей день. Зато, читая написанные им на фронте стихи, задумался над двумя строками из исповеди командира: «Трудно в атаку ходить штыковую, но посылать в штыковую — трудней!». Вот тогда я узнал о своем немногословном в семье отце куда больше.

Умер он со своим, твердым пониманием счастья, а после, в одном из справочников, о нем напишут: «Вошел в сознание современников, прежде всего, как автор официоза, сознательно поставивший свою поэзию на службу власти».

Конечно сознательно, он этого и не скрывал, вот он, «официоз»:

И если мой уже визжит осколок

Иль сердце пуля глупая пробьет —

Не надо лиц и мыслей невеселых,

Пусть я упал — через меня, вперед.

Без восклицательного знака, буднично, какая там патетика, погиб один из тех, кто шел в атаку.

Огонь по немецкому самолёту
Огонь по немецкому самолёту

В 2010 году, через два месяца после смерти мамы, в канун дня Победы, на ее имя пришло письмо в красивом конверте. Не первый год наши президенты поздравляют победителей, и не вина сотрудников Кремля в том, что они не знали, ведь списки готовятся загодя. «Мы гордимся Вами», — говорилось в письме с факсимиле Дмитрия Медведева.

Да, гордимся. Но не все.

Сто рублей — и свободны

«От знамен не прикуривают», — завещал нам Константин Симонов. Сегодня прикуривают от Вечного огня, в марте нынешнего года это сделали несколько «наследниц Победы» в Минеральных водах. Двумя годами раньше, опять же на Ставрополье, в Кисловодске, так поступила молодая особа, а ее подруга выложила фото в интернет с гордой подписью: «Нашла выход из ситуации, когда нет зажигалки». Полиция нашла ее, состоялся суд, правонарушительница покаялась и получила штраф в 950 рублей.

Жалею, что несколько лет назад стал собирать и хранить в файлах сообщения о надругательствах наших с вами сограждан над святым: памятью павших солдат. Читаю — и не могу ответить себе на вопрос, почему внуки и внучки победителей под камеру танцуют полуголыми у Вечного огня, жарят на пламени шашлыки, разрушают памятники тем, кому они обязаны своей жизнью. Да и просто плюют в Вечный огонь, как это сделала в январе нынешнего года юная особа в парке 30-летия Победы города Абинск Краснодарского края. Плюнула — и еще раз плюнула, чтобы уж попасть наверняка. Поставлю отточие, выясняется, что в стране, где в Великой Отечественной погибло 26,6 миллиона человек, есть великое множество «дегенератов» и «моральных инвалидов».

В кавычках — слова полицейского из города Беломорск Алексея Геккина. Сказал он их после того, как в интернет «выложили» фото четверых несовершеннолетних на фоне памятника «Сынам и дочерям Татарстана и Карелии, Защитникам Отечества 1941−1945». Один из них, забравшись на памятник, «зигует» в фашистском приветствии, место и время действия — тот же Беломорск, июнь 2017 года. Родителям «наследников Победы» выписали штраф по 100 рублей, заботливая мама одного из них тут же накатала жалобу на полицейского, который нелестно отозвался о «милых шалунах». «Комсомольская правда» оперативно взяла интервью у главного «героя», оказалось, тот недоволен тем, что полицейский оскорбил несовершеннолетних.

Вечный огонь. Смоленск
Вечный огонь. Смоленск
Николай Смолянкин

В моем школьном и дворовом детстве — самодельные самокаты из двух досок, скрепленных дверной петлей и на стальных подшипниках, заливание карбида кальция водой плюс спички — мы, когда было надо, не стеснялись в обидных прозвищах. Но никому не рекомендовалось называть сверстника «фашистом»: можно было получить сразу, и получить очень сильно. Это я к обиженным на исключительно деликатные слова полицейского о «моральных инвалидах» и «дегенератах». К тем, кто потом станет кричать «Куда смотрит полиция!».

«Время ввести реальное наказание взамен этой законодательной чепухи, которую мы видим каждодневно. Ситуация изменится, когда возникнет угроза для собственности судей и политиков. Несколько ударов девятихвостой плеткой были бы в самый раз, но мы не можем себе этого позволить, потому что у преступников есть права». Так звучит отклик австралийского читателя на сообщение о том, что в местном городке Уогга-Уогга 18-летний придурок Роберт Чоат вытащил из мусорного бака кусок картона и бросил на Вечный огонь. За что был оштрафован на 300 долларов. Это куда больше, чем 100 рублей, выписанных родителям детей из Беломорска, однако смысл читательских комментариев сводится к простому призыву: «Прекратите измерять надругательство над памятью павших в деньгах!». Что в рублях, что в австралийских долларах.

Тут вам не там

В ноябре прошлого года в Киеве вандалы дважды заливали цементом Вечный огонь в городском парке Славы. В Москве отреагировали мгновенно и жестко, как заявил министр иностранных дел Сергей Лавров,

«это — кощунство, неприемлемое кощунство, которое идет против всех европейских ценностей, против тех принципов, которые лежат в основе ООН, и подобные вещи, к сожалению, связанные с осквернением памятников Великой Отечественной войны на Украине — не редкость».

И добавил, что «особая ответственность за поведение киевских властей лежит на Соединенных Штатах Америки, которые, по сути дела, в ручном режиме руководят киевскими властями». Высшее российское руководство и наш МИД дают точные оценки глумлению над памятью павших — за пределами нашей страны.

Вечный огонь. Киев
Вечный огонь. Киев
Garik 11

В феврале прошлого года в Салехарде Ямало-Ненецкого автономного округа «четверо несовершеннолетних в возрасте от 10 до 12 лет» — это из сводки местного МВД — забросали снежками и потушили Вечный огонь на площади Победы. Далее в сообщении казенным языком говорится: «Как пояснили подростки, они тушили Вечный огонь из любопытства, не зная о значимости данного символа памяти о погибших в Великой Отечественной войне».

Будем ждать, пока они подрастут и притащат к мемориалу ведра с цементом? Вынесем им общественное порицание, проведем воспитательные беседы, оштрафуем их родителей рублей на сто, а то и на целых двести? Полностью взвалим вину за наши же упущения в воспитании на Соединенные Штаты, после чего успокоимся?

Если кто не помнит, у нас действовала государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006−2010 годы» стоимостью примерно в 500 миллионов рублей, продолжение одноименной программы на предшествовавшие пять лет. В них было все, создание клубов и проведение слетов, фестивалей, конкурсов, военно-шефская работа и прочая и прочая. Данью развитию интернета в документе на 2006−2010 годы фигурировала строка «Инновационные технологии, формы и методы воспитания патриотического сознания у будущих защитников Отечества».

Оценивать выполнение документа предлагалось по «нравственно-духовным и количественным параметрам». В 2015 году Росмолодежь написала программу патриотического воспитания уже до 2020 года, заодно признав, что с предыдущими «параметрами» не получилось, патриотизм не стал «объединяющей основой российского общества» и компонентом «общенациональной идеи». Оказалось, что уровень патриотического сознания сограждан низок из-за «девальвации важнейших социальных ценностей», «частичного разрушения мировоззренческих основ», «снижения эффективности воспитательной деятельности» в семье, а также из-за «попыток очернения и не до конца объективного изложения отечественной истории, игнорирования со стороны отдельных стран национальных интересов России». Куда делись отпущенные казной немалые деньги, история умалчивает, а вот заявленная стоимость всех мероприятий на 2016−2020 годы уже 1,946 миллиарда рублей.

Ее утвердили, она — кто бы сомневался — успешно реализуется по всем «параметрам». Хотя бы потому, что у нас не заливают Вечный огонь цементом, пока только заваливают снегом.

«Лайки» — наше все

Всероссийский траур, который предлагают объявить обиженные пользователи мессенджера Telegram — не делиться же своим мыслями, «приколами» и «селфи» при личных встречах… — превратился в базарный «хайп». Как расшифровывают этот термин в интернете, он означает истерику вокруг какого-либо гаджета, приложения, сайта или персоны.

Конечно, для самовыражения и сбора «лайков» каждому из нас просто необходимы социальные сети. В середине апреля нынешнего года в Instagram появилось видео: две юные «наследницы Победы» занимаются готовкой пищи на Вечном огне в городе Тара Омской области. Девушек нашли, заместитель главы Тарского района Владимир Жилин отметил, что одна из этих девушек — «отличница, активистка, в школе висит на доске почета». «Поговорили с ней — она ничего не осознает, не понимает и никак не объясняет. Это самое страшное», — посетовал чиновник.

Жительница Санкт-Петербурга в отклике на сообщение почти слово в слово повторила мнение австралийца: «Пора вводить палочную систему наказания. Говорят, что отлично промывает мозги». «Бесит, что эта мразиота друг за другом повторяет любые гадости, — возмутился еще один читатель. — Реально никакого наказания, хотя бы 500 часов «бычки» собирать направили, не знаю, «утки» в больницах менять, мести улицы бесплатно месяца три, ну, как так, поговорят ‑ и все. Завтра еще шалавы какие-нибудь повторят, этих же прославили, «лайков» поставили». «Одна, ну, максимум, две публичные порки, — непедагогично рекомендует другая откликнувшаяся. — Жаль, что это наказание в прошлом». Большинство отзывов практически того же содержания: «Стране нужны ученые, герои, летчики, водители, инженеры, матери, а рождаются дегенератки», и «Есть только один способ победить это помутнение в детских мозгах — устроить для них показательную «казнь». Запретить этой «отличнице» получать высшее образование. Скажем так, сроком на двадцать лет. И раз в полгода демонстрировать по ТВ как она работает уборщицей туалета».

Большинство читателей при этом дали самые уничижительные оценки нашей системе школьного образования. Той, которая не может вбить — ну, если иначе не выходит — в головы подростков уважение к памяти солдат Великой Отечественной. Отсюда, а вовсе не от жестокости сограждан их рекомендации по части телесных наказаний для отдельно взятой «дегенератки».

Поэтому среди советов по верному воспитанию подрастающего поколения сегодня полно действительно инновационных идей. В октябре прошлого года председатель комитета Государственной Думы по финансовому рынку Анатолий Аксаков предложил ввести изучение финансовой грамотности с пеленок: «Надо это все с детского сада прививать. Это, конечно же, системная работа, начиная с детства, в таких игровых формах». Видимо, что-то вроде известной американской игры «Монополия», где каждый участник стремится получить все, отняв это самое все у других.

В мае прошлого года чиновница московской мэрии Татьяна Полякова выступила с инициативой ввести в столичных школах «Уроки доброты». В декабре 2016 года Минобрнауки решило обязать каждую школу формировать у обучающихся «ценностно-смысловые установки», отражающие, в том числе, «антикоррупционное мировоззрение». Кроме того, помимо «толерантного сознания и поведения в поликультурном мире» предлагалось научить школьников «противостоять идеологии экстремизма, национализма, ксенофобии, дискриминации по социальным, религиозным, расовым, национальным признакам и другим негативным социальным явлениям». Всему сразу, семерых одним ударом, легко и просто. А в марте нынешнего года уполномоченный по правам предпринимателей при президенте России Борис Титов предложил, чтобы «профильные уроки по предпринимательству действительно могли бы быть введены в общеобразовательный курс как отдельный предмет».

Цветы у Вечного огня
Цветы у Вечного огня

На элементарный поход всем классом к Вечному огню, где школьники поймут, чем была Великая Отечественная, времени просто не остается. К тому же, как в прошлом году объявила заместитель председателя правительства Ольга Голодец, беда нашей школы в том, что «неправильно у нас классы сконструированы, они у нас все прямоугольные». «Потому что есть привычка, что учитель стоит впереди, и за ним висит доска, а все детишки сидят рядами, как мы учились в детстве, — растолковала она. — Чтобы формировать проектный подход, чтобы выстраивать команду и вести к достижению цели, дети должны сидеть по-другому, и работа должна строиться иначе».

Есть еще один готовый рецепт воспитания уважения к Родине и тем, кто погиб, ее защищая. Тоже — от человека, облеченного очень большой властью, заместителя председателя правительства Виталия Мутко. Комментируя в прошлом году решение нашего спортсмена подать заявку в Международную федерацию легкой атлетики для участия в турнирах под эгидой этой организации, то есть под «нейтральным флагом», он так и сказал: «Патриотизм, не патриотизм — глупости это все! Не надо самим себе создавать проблему».

Главное — не пытаться проблему решить. Продолжать разрабатывать и принимать перегруженные дребезгом казенной лексики «воспитательные» программы взамен нереализованных их предшественниц. Размышлять об «Уроках доброты» и мечтать о других, не менее благородных начинаниях.

Тогда уж точно найдутся «наследники Победы», которые, вместо того, чтобы плевать в чашу Вечного огня, выйдут к нашим солдатским мемориалам, надев на рукав повязку со свастикой. Они ждут «лайков» в социальных сетях.