Ожидаемо, после целого ряда заявлений руководства США, Великобритании и Франции, ракетный удар по сирийским объектам состоялся. Произошло это 14 апреля 2018 года. Как и ожидалось, реальных военных задач ночная атака не несла — цели были сомнительными, а их персонал был заблаговременно эвакуирован. Однако до сих пор осталась масса вопросов по итогам удара — это касается как списка целей, так и количества долетевших и сбитых крылатых ракет. Информация, предоставленная Министерством обороны России и Пентагоном, различается диаметрально, что ещё сильнее усложняет подведение итогов удара, в отличие от прошлогодней атаки авиабазы «Шайрат», где всё было достаточно очевидно. Попробуем проанализировать имеющиеся данные.

Трамп-агрессор
Трамп-агрессор
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Сколько было целей?

Вопросы начинаются уже с самого начала — российское Министерство обороны первым выступило с заявлением о результатах удара США и их союзников. Согласно данным, распространённым начальником Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил России генерал-полковником Сергеем Рудским, по 10 целям в Сирии было выпущено 103 крылатые ракеты, из которых 71 была перехвачена системой противовоздушной обороны (ПВО) Сирии. При этом в списке целей значился ряд сирийских аэродромов — Думейр (сбиты все 12 ракет), Дювали (сбиты все 4 ракеты), Блэи (сбиты все 18 ракет), Шайрат (сбиты все 12 ракет), Меззе (сбиты 5 ракет из 9), Хомс (сбиты 13 ракет из 16). Из 30 ракет, запущенных по объектам в районе населенных пунктов Барзе и Джарамана, были сбиты 7. Утверждалось, что все крылатые ракеты были сбиты с помощью зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-125, С-200, «Бук», «Квадрат» и «Оса». Из перечисленных к современным системам можно отнести лишь «Бук-М2Э», которые имеются в некотором количестве на вооружении ВС Сирии. Также правительственные войска имеют на вооружении не менее 40 зенитных пушечно-ракетных комплексов (ЗПРК) «Панцирь-С1», которые, как позже оказалось, тоже участвовали в отражении атаки. По данным Министерства обороны России, «Панцири» запустили 25 зенитных управляемых ракет (ЗУР), из которых 23 поразили цель, «Буки» запустили 29 ЗУР, поразив 24 цели, из 11 ЗУР ЗРК «Оса» цели достигли 5, С-125 с помощью 13 ЗУР сбили 5 целей, «Стрела-10» справилась с 3 целями, потратив 5 ЗУР, ЗРК «Квадрат» сбил 11 целей с помощью 21 ЗУР, а вот ЗРК С-200 не сбили ни одной цели, несмотря на запуск 8 ЗУР.

Пуск крылатой ракеты с авианосца
Пуск крылатой ракеты с авианосца
Commons.wikimedia.org

Американский брифинг состоялся несколько позже — здесь были объявлены совершенно другие данные: было запущено 105 крылатых ракет по трём целям, при этом все они долетели до пункта назначения, а сирийские ПВО запустили 40 зенитных ракет впустую (причём уже после поражения целей — с чисто пропагандистской целью). При этом расклад по запущенным боеприпасам был таким: 30 крылатых ракет Tomahawk с крейсера Monterey типа Ticonderoga, 7 крылатых ракет Tomahawk с эсминца Laboon типа Arleigh Burk (оба корабля отстрелялись из акватории Красного моря), 23 крылатых ракеты Tomahawk с эсминца Higgins типа Arleigh Burk из акватории северной части Персидского залива, 6 крылатых ракет Tomahawk c борта атомной подводной лодки SSN John Warner типа Virginia и 3 крылатые ракеты SCALP Naval с борта французского фрегата D653 Languedoc типа FREMM (оба из акватории Средиземного моря). Также «поработала» и авиация — два американских бомбардировщика B-1B Lancer запустили 19 крылатых ракет AGM-158BJASSM-ER, британские Tornado и Typhoon запустили 8 крылатых ракет Storm Shadow, ещё 9 крылатых ракет SCALP EG запустили французские истребители Rafale.

Что касается самих целей, то по исследовательскому центру в окрестностях Дамаска (Барза) было выпущено 76 крылатых ракет, 22 ракеты получил предполагаемый склад химического оружия в окрестностях Хомса, другой объект в Хомсе, также якобы связанный с химическим оружием, получил 7 ракет. Были предъявлены и спутниковые фотографии объектов до и после удара.

Перехват ракеты средствами ПВО
Перехват ракеты средствами ПВО
Mil.ru

Обе стороны преувеличивают свои успехи?

Российско-сирийская версия событий, при условии, что она полностью правдива, означала бы беспрецедентный успех системы ПВО при борьбе с массированным применением крылатых ракет. Ранее удавалось сбивать лишь единичные ракеты, тогда как здесь речь идёт о систематическом отражении удара. Но слишком уж радужными являются представленные цифры, да и есть ещё один момент в сводках, вызывающий большие вопросы, — судя по отчёту Министерства обороны России, по каждой крылатой ракете ЗПРК «Панцирь-С1» и ЗРК «Бук-М2Э» запускали только по одной ЗУР. Такой подход в реальных боевых действиях не применяют — по каждой цели должно запускаться не менее двух зенитных ракет. Есть и другой интересный вопрос — каким образом «Стрела-10» так эффективно отработала по низколетящим крылатым ракетам, если комплекс неспособен получить целеуказание от самолётов дальнего радиолокационного обнаружения и управления и наземных радиолокаторов («Стрела-10» полагается только на инфракрасное и фотоконтрастное наведение)? На эти вопросы очень сложно найти ответ, так же как и объяснить отсутствие каких-либо обнаруженных и сфотографированных обломков 71 сбитой крылатой ракеты.

Что касается американской версии, то и к ней есть вопросы. Во-первых, зачем запускать 76 крылатых ракет по одной цели? Кроме того, у большинства экспертов при просмотре фотографий с разрушениями исследовательского центра в Барзе возникают сомнения, что объект получил удар таким количеством ракет, учитывая, что суммарная мощность боевых частей составляла не менее двух десятков тонн в тротиловом эквиваленте. Есть и другое мнение, что крылатые ракеты с проникающими боевыми частями могли вызвать именно такие разрушения. То есть можно представить и сценарий, что руководством США были озвучены только цели, до которых крылатые ракеты де-факто долетели. Или же до целей просто долетела часть ракет, поэтому и разрушения не столь сильны. Но вероятнее всего, что правда находится, как это часто бывает, где-то посередине — например, реально было сбито 15−20 крылатых ракет. К сожалению, не обладая объективной информацией, такой как видеозаписи или обломки крылатых ракет, установить, как всё было на самом деле, очень затруднительно.

Рене Магритт. Любезная правда. 1966
Рене Магритт. Любезная правда. 1966

Политические последствия

Вполне очевидно, что ни в одном из перечисленных объектов никакого химического оружия не было. Более того, Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) в ноябре 2017 года проводила инспекцию бывших объектов химического оружия в Сирии и обнаружила, что 25 из 27 объектов уже уничтожены, а в оставшихся двух следов химического оружия обнаружено не было, обсуждалось подписание контракта с компанией, которая поможет Сирии со сносом этих двух объектов (https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87dg21_e_.pdf). Судя по всему, «нанятой» компанией оказались вооруженные силы США. 22 ноября 2017 года инспектировался исследовательский институт в Барзе, где также не было выявлено никаких следов химического оружия. Более того, удар по объекту, в котором находится химического оружие, да ещё и в черте города — это преступление само по себе, так как от отравления погибнет большая часть жителей окрестностей. Понятно, что США и их союзники были абсолютно уверенны, что объекты не содержат химического оружия, но тем не менее ракетный удар был нанесён.

«Токсичность» как предлог для агрессии
«Токсичность» как предлог для агрессии
Иван Шилов © ИА REGNUM

Вне зависимости от того, что США предупредили Россию о целях заранее, вследствие чего никаких жертв и реальных военных последствий не было, Москва понесла заметные имиджевые потери. Ведь уже второй раз один из ближайших союзников России получает безответный удар. Такая тенденция может стать и закономерностью, о чём мы говорили ещё год назад, после удара по авиабазе «Шайрат».

Подробнее: Ракетный удар США по сирийской армии: что делать России?

Отсутствие всякого ответа на второй по счёту ракетный удар и на смерть немалого количества российских граждан в составе частных военных компаний, участвующих в Сирийской гражданской войне, вследствие американской бомбардировки только усилят давление на Дамаск и Москву со стороны США. Если «красных линий» нет, то зачем останавливаться? Надо сказать, что на руку США играет и заметно более сильная группировка войск в регионе, а также заметно большие возможности военно-морских сил. Но всё это не мешает как минимум провести массированные бомбардировки проамериканских оппозиционных группировок.

Ранее по теме: США готовят ракетный удар по Сирии — что делать России?