С 20 по 29 апреля в петербургском кинотеатре «Аврора» пройдет ретроспектива Ингмара Бергмана, приуроченная к 100-летию режиссера. Проект «Иноекино» и Генеральное консульство Швеции в Санкт-Петербурге вернут на большой экран шесть знаковых фильмов Бергмана: «Седьмая печать», «Земляничная поляна», «Персона», «Осенняя соната», «Фанни и Александр» и «Сарабанда».

"Бергмана обвиняли во многом: в излишней театральности и литературности фильмов, в спекуляции на «метафизических» темах и «заумности». В конце концов, более молодые коллеги и в «монополизации» шведского кино и его бюджетов. Но для большинства кинематографистов и просвещенных зрителей имя Бергмана почти равняется по значимости именам титанов возрождения. Да, были люди… — размышляет кинокритик и автор ИА REGNUMДмитрий Тёткин.

В самом деле: многие десятки фильмов и пьес, большинство из которых стали признанными шедеврами. Интересно, что Бергман очень высоко ценил творчество Тарковского, который сам в свою очередь снимал свой последний фильм «Жертвоприношение» с оператором и актёрами Бергмана. Так что в этом смысле Бергман не чужд и отечественной культуре».

«Седьмая печать»

Всемирную славу Бергману принесла картина «Седьмая печать», рассказывающая о поиске смысла собственного существования. Долгие годы фильм считался эталоном серьезного авторского кино. На его создание Бергмана вдохновила фреска «Смерть, играющая в шахматы» в церкви Тэбю в Стокгольме. В основу сценария режиссер положил одноактную пьесу «Роспись по дереву», которую он написал для первого выпуска театральной школы в Мальмё, в которой он преподавал. Эта пьеса-упражнение состояла из монологов, а количество ролей соответствовало числу студентов-выпускников.

Фильм сняли с небольшим бюджетом всего за тридцать пять дней во дворе киностудии. Премьера «Седьмой печати» состоялась зимой 1957 года. Фильм получил много положительных отзывов от шведских кинокритиков и послужил поворотной точкой не только в творчестве Бергмана, но и в карьере исполнителя главной роли Макса Фон Сюдова.

«Земляничная поляна»

Фильм «Земляничная поляна» повторил успех предыдущей картины и завоевал множество наград, среди которых «Золотой медведь» Берлинского кинофестиваля, «Золотой глобус» и другие. В этой картине Бергман впервые обратился к личному опыту и интимным переживаниям, что во многом делает «Земляничную поляну» автобиографической. На роль главного героя, пожилого профессора, режиссер позвал своего кумира, одного из отцов шведской кинематографии Виктора Шёстрема. Бергман был одержим его визуальным стилем и долгое время пытался дать своеобразный ответ на творчество Шёстрема. Этим ответом и стала «Земляничная поляна» — в фильме появляются приёмы, которые впоследствии станут для Бергмана ключевыми. Здесь и выразительные крупные планы, и единое пространство яви и сна, и бесконечный самоанализ, и богоискательство, и мучительные диалоги с близкими.

«Персона»

Для Бергмана, который к середине 60-х был уже признанным мастером, «Персона» стала переходом на новый уровень. На примере ситуации, в которой оказались внезапно замолчавшая известная актриса и её сиделка, режиссёр показывает, что слово — лишь «упражнение в пустоте и тоске». Сам Бергман называет «Персону» вместе с картиной «Шёпоты и критики» одной из самых важных в своём творчестве. Между тем кинокритики до сих пор пытаются разгадать послание кинематографиста. Рассказывая историю о том, какую силу может иметь созданный образ, Бергман обращается к природе кино, не скрывая, а наоборот, подчеркивая материальность изображения.

«Осенняя соната»

«Я хочу сделать фильм о матери-дочери, дочери-матери, и на эти две роли я должен взять Ингрид Бергман и Лив Ульман — их, и только их…» — писал в своей книге «Картины» Бергман.

Голливудская звезда и однофамилица режиссёра Ингрид Бергман ранее не работала с ним. Лив Ульман, которая уже не впервые появлялась в работах Бергмана, после «Осенней сонаты» надолго перестала играть в его фильмах. Актрисы исполнили роли матери и дочери, встреча которых оборачивается яростным противостоянием. Крупные планы в замкнутом пространстве дома, усиливают напряжение, нарастающее между женщинами, пока они вдруг не начинают разговаривать, задыхаясь от упреков, захлебываясь болью и обидой, копившейся несколько лет.

«Фанни и Александр»

Самым масштабным проектом Бергмана стал фильм «Фанни и Александр». На его съемки ушло полгода и $6 млн. Это семейная сага, в которой Бергман вновь обращается к постоянным для него темам религии, семьи, искусства, сочетая меланхолию, тревогу и радостную теплоту. Большое количество персонажей и причудливая атмосфера фильма сильно отличают фильм от классического стиля Бергмана. Как признался сам режиссер, у картины два отца — Гофман и Диккенс. Фильм считается самым понятным произведением Бергмана.

«Начать знакомство с крайне непростым (и непростительно скучным, сложным и медленным для большинства современных зрителей) миром художника можно, например, с фильма «Фанни и Александр», который во многом автобиографично рассказывает о взросление и становлении человека в семейном интерьере, где вечные вопросы обретают конкретность за общим столом. С дрожащими чайными ложечками. Для того, чтобы лучше понимать такое кино, можно прочитать великолепную автобиографическую книгу мастера «Латерна магика» («Волшебный фонарь»). И, возможно, вселенная этого режиссёра откроет вам многое (не всегда приятное) в вас самих», — считает Дмитрий Тёткин.

«Сарабанда»

«Сарабанда» — продолжение сериала «Сцены из супружеской жизни» и последняя работа Ингмара Бергмана. Она возвращает зрителя к главным героям сериала Юхану и Марианне, которые встречаются спустя много лет после развода. «Сарабанда» — не только честная картина об утрате, зависимости и просветлении, но и самый музыкальный фильм Бергмана. Его название не просто так является отсылкой к танцу, который всегда исполняют главные герои. Фильм следует структуре сарабанды — во всех десяти сценах и эпилоге пара всегда присутствует в кадре.

В рамках ретроспективы проект «Иноекино» покажет не только картины Бергмана, но и документальные фильмы о режиссере и его творчестве. Среди них — «Гуннар» о шведском кинооператоре Гуннаре Фишере, который снял с Бергманом двенадцать картин, «Вспоминая Ингмара Бергмана» и «Остров Бергмана».

Фильмы покажут в оригинале с русскими субтитрами. Картины представят кинокритик Михаил Трофименков и театральный критик и кандидат искусствоведения Наталья Скороход.

Читайте ранее в этом сюжете: Обреченный на отчуждение: ретроспектива Антониони в российских городах

Читайте развитие сюжета: В Петербурге пройдет ретроспектива Ингмара Бергмана