Японское правительство, можно сказать, переходит грань общепринятых принципов общения в международном сообществе. Сегодня министр иностранных дел Японии фактически объявил правительству и народу России, а также миру, что остров Шикотан нашей стране не принадлежит, а на него чуть ли не распространяется суверенитет и юрисдикция японского государства. Ибо как иначе можно расценить очередной протест в адрес МИД России по поводу планов совместного с США строительства дизельных электростанций на этом острове? Министр Таро Коно счел возможным заявить на слушаниях в японском парламенте: «Это полностью противоречит позиции Японии, и тот факт, что третьи страны вовлекаются в экономическую активность на четырех островах (южные Курилы), заслуживает крайнего сожаления». «Крайнее сожаление», кстати, в японском дипломатическом лексиконе сильное выражение. Небезынтересно, что оно доведено, как сообщают, и до правительства ближайшего союзника Японии — США.

Далеко идущие намерения
Далеко идущие намерения
Иван Шилов © ИА REGNUM

Не желая, вопреки разрекламированным заявлениям о договоренностях совместно развивать Курилы, работать на островах по российским законам, Токио в ультимативном порядке требует, чтобы для начала Москва согласилась фактически вывести эти российские земли из состава России и превратить их в некую «нейтральную зону», где будут введены законы, «учитывающие позицию Японии». При этом в Токио не скрывают, что «совместное хозяйствование» рассматривается как этап на пути к «возвращению всех северных территорий» Японии.

Таро Коно
Таро Коно
多摩に暇人

Что же теперь будут делать члены ВТО Россия и США? Последуют японскому диктату или с возмущением его отвергнут?

А ведь неприятные, прямо скажем, позорные прецеденты уступок японским незаконным требованиям были, и не столь давно. Напомним их тем, кто, полагаю, не хотел бы подобное вспоминать.

«Министр иностранных дел Японии Макико Танака официально заявила решительный протест России в связи с началом операций южнокорейских траулеров в зоне южных Курил, которые Токио считает своими исконными северными территориями», — сообщало в 2001 году ИТАР-ТАСС.

«Временный поверенный в делах РФ в Японии был приглашен сегодня в японский МИД, где его проинформировали о соответствующем заявлении министра. Российская сторона указала в ответ на неприемлемость японского протеста и неуместность политизации вопроса о южнокорейском промысле у Южных Курил. Было отмечено, что проблема носит исключительно коммерческий характер и не имеет отношения к переговорам между Москвой и Токио о мирном договоре и решении двусторонних территориальных разногласий. Японскую сторону ознакомили также с распространенным в среду сообщением МИД РФ, в котором подчеркивается, что японский протест не может быть принят в силу того, что южные Курилы являются территорией Российской Федерации», — информировало российское агентство.

По аналогии с сегодняшней ситуацией тогда МИД Японии передал заявление с выражением протеста и послу Южной Кореи в Токио. В адрес этой страны в ход пошли угрозы. Высокопоставленные японские дипломаты убеждали корейцев отказаться от промысла у Курил, а в противном случае грозили отобрать лицензию на заход южнокорейских судов в экономическую зону Японии.

Макико Танака
Макико Танака
En.wikipedia.org

«Министр иностранных дел Японии Макико Танака обратилась к российской стороне с просьбой не допускать южнокорейских рыбаков на промысел в район южных Курил. Как сообщают российские дипломатические источники, Токио уже второй месяц усиленно пытается воспрепятствовать рыболовной деятельности Республики Корея в акватории островов, принадлежность которых долгое время оспаривает у Москвы, увязывая эту проблему с подписанием мирного договора. Александр Панов, в свою очередь, заверил, что рыболовное сотрудничество России и Южной Кореи никак не связано с переговорами по мирному договору, о чем уже было заявлено Танака в послании главы МИД России Игоря Иванова. С российской стороны была выражена готовность провести обмен мнениями по данной проблеме в ходе рыболовных консультаций двух стран, если Япония выразит такое пожелание», — сообщало ИТАР-ТАСС.

И далее: «Как ожидается, более 20 южнокорейских судов войдут в район островов Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи в воскресенье. По двустороннему соглашению, подписанному в конце прошлого года, им разрешено выловить 15 тысяч тонн тихоокеанской сайры до середины ноября».

Вскоре дело дошло до прямых угроз со стороны японского правительства и в адрес России. Вызвав тогдашнего посла в Японии Александра Панова «на ковер», министр Танака передала ему официальную ноту протеста от имени премьер-министра Японии Дзюнъитиро Коидзуми. В послании выражалось решительное несогласие (почти как сейчас — А.К.) с тем, что Россия дала южнокорейским рыбакам лицензию на вылов сайры в «спорных водах». Коидзуми предупреждал Путина, что ситуация с промыслом «грозит отрицательно сказаться на переговорах о мирном договоре». Как сообщали российские СМИ, помимо Южной Кореи, лицензии на вылов получили Северная Корея (вернее, купила лицензию на аукционе по продаже биоресурсов) и неизвестная украинская компания, которая в свою очередь переуступила лицензию тайваньской компании.

Кэйсай Эйсэн. Из серии «69 станций Кисокайдо»
Кэйсай Эйсэн. Из серии «69 станций Кисокайдо»

Газета «Известий», отведя возникшей проблеме передовицу, разъясняла, что отношения между Россией и Японией регулируются соглашением «О некоторых вопросах в области промысла морских биоресурсов» от 1998, и в документе оговаривается, что Россия имеет суверенитет на воды южных Курил (то есть не обязана согласовывать с Японией выдачу лицензий). По версии «Известий», тогда в обострении ситуации была виновата сама Япония, которая не купила-де соответствующие лицензии, и их продали другим.

Однако было очевидно, что дело не в лицензиях, а в принципиальном вопросе — сможет российское правительство отбить незаконные японские «наскоки» или даст слабину. К сожалению, произошло второе. Правительство России, уступая давлению Японии, отозвало лицензию на лов сайры у южнокорейских рыбаков и пообещало Токио прекратить выдачу лицензий на ведение рыбного промысла в акватории южных Курил третьим странам. Находясь тогда в Японии, помню удовлетворение японцев, которые самодовольно заявляли, что тем самым Москва, пусть косвенно, но признала права их страны на «северные территории», а, значит, эту позицию надо твердо отстаивать и впредь.

Что, собственно, японцы и делают. Ярким подтверждением этого является сегодняшний дипломатический демарш Токио, призванный проверить, насколько тверда Москва в отстаивании своих прав на южнокурильские острова.

Читайте развитие сюжета: Колониальный империализм Японии на российских Курилах