Если учесть, насколько ядовитыми стали отношения между Вашингтоном и Москвой, все выше вероятность того, что две великие державы могут столкнуться в военной конфронтации. Так, в ответ на якобы осуществленное Россией отравление бывшего сотрудника ГРУ РФ Сергея Скрипаля США выслали десятки российских дипломатов, которые, предположительно, были сотрудниками спецслужб, действующими под прикрытием.

Вашингтон
Вашингтон
Иван Шилов © ИА REGNUM

В свою очередь, Москва пообещала дать должный ответ, а отношения между двумя странами опустились ниже, чем когда-либо со времен холодной войны, пишет Дейв Муджамбар в статье для американского издания The National Interest.

Читайте также: Дональд Трамп может объявить о высылке российских дипломатов 26 марта

«Я не думаю, что многие из нас сомневаются в том, что грядет новая холодная война», — отметил директор Центра национальных интересов Дмитрий Саймс в ходе круглого стола, прошедшего 26 марта.

«Новая же холодная война будет отличаться от первой во многих отношениях», — добавил он.

Холодная война
Холодная война
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

По его мнению, во-первых, между странами совсем иной баланс сил. Во-вторых, на стороне Москвы нет привлекательной на международной арене идеологии. В-третьих, Россия в большей, чем прежде, степени подвержена воздействию Запада. К тому же с обеих сторон меньше правил и большее эмоций.

Саймс, который недавно посетил Россию, отметил, что в Вашингтоне и Москве друг к другу относятся с одинаковым уровнем пренебрежения. Напряженность между двумя ядерными державами настолько высока, что эксперты уже открыто говорят о возможности военного противостояния.

Отвечая на вопрос о том, какова вероятность, от одного до десяти, подобного столкновения между США и Россией, необязательно ядерного, в Сирии и других местах, участники круглого стола отметили, что такая возможность крайне высока.

«Я бы сказал «шесть», — указал директор по вопросам разведки и изучения национальной безопасности Центра Джордж Биб.

«Я думаю, что вероятность начала конфликта больше, нежели того, что избежать его удастся. Однако стопроцентной уверенности нет», — добавил он, подчеркнув, что когда речь заходит о военном столкновении двух мощнейших мировых ядерных держав, даже шесть из десяти уже неприемлемо высокий уровень риска.

С Бибом в вопросе высокой вероятности военного противостояния между двумя странами согласился и сотрудник Центра военно-морского анализа Майкл Кофман, также принявший участие в круглом столе. По его мнению, риск находится на отметке шесть или семь из десяти, поэтому возможность конфликта высока «в достаточно продолжительные сроки», а к противостоянию может привести тот или иной кризис в отношениях Белого дома и Кремля.

«Подобные конфронтации не происходят словно гром среди ясного неба, сначала должен быть кризис», — подчеркнул он.

В свою очередь, исполнительный директор Центра Пол Сондерс отметил, что он не считает военное столкновение двух держав неизбежным. Лично он оценивает такую вероятность в пять баллов из десяти, что и так сопряжено со слишком большой опасностью, если учесть ее ядерный характер.

«Я не считаю, что больше вероятность конфликта, нежели возможность его избежать, однако для меня такой риск по-прежнему неприемлем», — добавил он.

Ядерный взрыв
Ядерный взрыв

При этом, хотя многие в Вашингтоне и убеждены, что Россия пойдет на уступки в случае нажима на нее со стороны Белого дома, недавние выборы в стране показали, что у президента Владимира Путина намного более прочная поддержка, чем ожидали западные наблюдатели. Главу Кремля поддержали даже в тех группах, в которых обычно этого ожидать не стоит: среди жителей Москвы и среди граждан России, проживающих за рубежом.

Отчасти это связано с обвинениями России в отравлении Скрипаля, поскольку в целом граждане России не верят в причастность своего правительства к этому делу. В свою очередь, российские либералы показали очень плохие результаты выборов, отчасти в связи с тем, что США и Великобритания так и не представили надежных доказательств того, что за покушением на Скрипаля стояла Москва, а та информация, которая доступна общественности, вызывает большие сомнения.

Таким же провалом оказались попытки Запада настроить против власти российскую молодежь. Сондерс, в прошлом сотрудник государственного департамента США, отметил, что одной из целей Вашингтона в России в 1990-е годы было перетянуть на свою сторону молодых людей страны и создать среди них привлекательный образ Запада.

Однако, считает Сондерс, российская молодежь выросла во время относительного процветания страны на фоне восстановления Путиным статуса России на международной арене. В целом эксперты указали на то, что прошедшие выборы стали измерением политической силы президента России.

В сложившихся условиях — давления со стороны Запада — власти России будут стремиться к более «националистическому» курсу, в котором основное внимание будет уделяться военной мощи. В его рамках Москва будет вынуждена идти на конфронтацию в случае повышения на себя давления, поэтому не стоит ожидать, что в случае того или иного кризиса Кремль будет, «потупив очи», стоять, устрашенный США. Времена слабости Российского государства уже давно прошли.

Более того, решимость Москвы демонстрирует глава Генштаба РФ Валерий Герасимов, который предупредил США, что, в случае нападения американских войск на российские в Сирии, Москва даст ответ. Поэтому, подчеркнул Кофман, нельзя считать, что когда дойдет до дела, Кремль просто падет ниц перед Белым домом, как склонны считать многие в Вашингтоне. В обеих странах готовы идти на ответные шаги, что чревато эскалацией и опасностью ядерного конфликта.

ВВС США над Сирией
ВВС США над Сирией

Кофман указывает на то, что сообщество отвечающих за национальную безопасность экспертов в Вашингтоне по большей части забыло такие концепции холодной войны, как сдерживание и разрешение противоречий с вооруженным ядерным оружием противником. За последние 25 или около того лет Вашингтон привык к миру, где никто не может бросить вызов его гегемонии, а единственную угрозу представляет собой терроризм.

«У людей сложились подростковые, поверхностные взгляды на противостояние великих держав», — отметил Кофман.

«По сути, многие не понимают больше как следует ядерной стратегии и сдерживания, а также динамики эскалаций», — добавил он, подчеркнув, что по разговорам экспертов видно, что слишком долго речь шла исключительно о терроризме, поэтому люди больше не понимают, с чем они играют на столь высоком уровне.

Действительно, возможно, нужна новая версия Карибского кризиса, чтобы внешнеполитический истеблишмент США полностью понял всю опасность конфронтации с вооруженной ядерным оружием державой. Кофман вынужден признать, что подобный кризис пошел бы всем на пользу, поскольку только он заставил бы всех повзрослеть.

Читайте развитие сюжета: Военные США отрепетировали начало ядерной войны