Уход бывшего исполнительного директора нефтедобывающей компании ExxonMobil Рекса Тиллерсона с поста главы американской дипломатии — о чем давно ходили слухи — наконец состоялся. И теперь одного из своих членов лишилась так называемая «ось взрослых», в которую входили сам Тиллерсон, министр обороны Джеймс Мэттис и советник по национальной безопасности Герберт Макмастер. Она воспринималась в качестве умеренного противовеса жесткой политике президента США Дональда Трампа «Америка прежде всего!». Если учесть, что теперь ходят слухи о готовящейся отставке еще одного составляющего ее элемента, Герберта Макмастера, сдерживать президента Трампа придется одному лишь главе Пентагона Мэттису.

Майк Помпео
Майк Помпео

На этом фоне уместен вопрос, какую форму примет внешняя политика США после неизбежного ухода с политической сцены и Мэттиса, пишет Майкл Кларк в статье для австралийского издания The Strategist.

Вашингтон
Вашингтон
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: The Hill: Тиллерсон — жертва во благо государственной безопасности США

Хотя Тиллерсона и прозвали «худшим государственным секретарем США за целое поколение», что связано с имевшим при нем место значительным сокращением бюджета и набора программ внешнеполитического ведомства США, а также его неспособностью выстроить надежные отношения с президентом и ключевыми лицами в области национальной безопасности, у его преемника, бывшего главы ЦРУ Майкла Помпео, есть все возможности посоревноваться за этот титул.

Так, некоторые эксперты указывали еще до отставки Тиллерсона на то, что «даже непреклонные враги администрации» должны радоваться его уходу и приходу Помпео, поскольку последний — «в прошлом военнослужащий США, успешный политик и человек, обладающий огромным опытом в управлении крупной бюрократией — ЦРУ». Это означает, по их мнению, что он привык мотивировать людей, которых он не может ни уволить, ни подтолкнуть с помощью денег. При этом такие комментаторы упускают из виду ключевые идеологические характеристики, благодаря которым Помпео был желанным гостем маргинальных правых кругов США, которые Трамп столь активно обхаживал с начала своей предвыборной кампании в 2016 году.

Хотя теперь на смену «криворукому» управлению Тиллерсона дипломатическим ведомством и может прийти «пара нормальных — с управленческой точки зрения — рук», назначение Помпео может привести к усилению влияния на внешнюю политику США «кабалы неадекватных людей» и сторонников теорий заговоров. Замена Тиллерсона на Помпео, обратила внимание Аманда Слоут из The Foreign Policy, «может оказаться положительным развитием событий для персонала государственного департамента, но отрицательно сказаться на политике» ведомства.

Так, будучи конгрессменом и впоследствии главой ЦРУ, Помпео очевидным образом выражал мнения, близкие американским правым маргиналам, а также выступал за пересмотр ряда давних обязательств США перед различными аспектами «основанного на правилах миропорядка».

В частности, в одном из выпусков радиопрограммы Secure Freedom Radio Помпео и ведущий Франк Гаффни указали на близость тогдашнего главы Белого дома Барака Обамы целям «исламского терроризма». Необходимо отметить, указывает автор, что Гаффни на протяжении многих десятилетий распространял теории заговора американских правых. В частности, в 2016 году во время выборов он заявил, что Трамп борется с осью «красных, зеленых и черных», имея в виду «левых», сторонников движения Black Lives Matter и «исламистов», которые задумали саботировать США.

В этом сценарии бывшая первая леди Хиллари Клинтон с ее приверженностью неолиберальной экономической повестке дня, открытым границам, реформе системы правосудия и поддержке консервативных государств на Ближнем Востоке, таких как Саудовская Аравия, в их борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «режима» президента Сирии Башара Асада, стала «соединительной тканью» для теории заговора, в результате осуществления которой произошло бы «уничтожение страны».

Помпео неоднократно выступил и с другими вопиющими заявлениями, указывая на войну цивилизаций между «христианским Западом и мусульманским Востоком». Он выступал за продолжение использования Гуантанамо и за «активные» способы допроса во время проведения «борьбы с терроризмом». На посту же ЦРУ он призывал к смене режима в Северной Корее.

Пытки заключенных в американской тюрьме Гуантанамо на Кубе
Пытки заключенных в американской тюрьме Гуантанамо на Кубе

Особую неприязнь у Помпео, когда тот еще был конгрессменом, вызвали переговоры администрации Обамы по ядерной сделке с Ираном. Для него Совместный всеобъемлющий план действий не только был равносилен уходу США с Ближнего Востока, но и зловещим доказательством того, что для прошлой администрации было «лучше при усилении влияния Ирана на Ближнем Востоке». Нет ничего удивительного в том, что он выступал за отказ от сделки, тем самым подстраиваясь под желания президента.

Читайте также: Foreign Policy: Выбор Помпео говорит о скором разрыве сделки с Ираном

Таким образом, если управление дипломатическим ведомством при Тиллерсоне и было сопряжено с противоречиями между государственным департаментом и Белым домом, то Помпео направит его тем же воинственным курсом американского национализма, за который и выступает Трамп. Такое развитие событий должно вызывать беспокойство не только у противников США, но и у их союзников, поскольку, как отмечают эксперты, хуже Трампа-изоляциониста может быть только Трамп-интервенционист.