Конфликт «Газпрома» и «Нафтогаза» пришел в конце февраля 2018 года к знаменательной фазе. Почему решение Стокгольмского арбитражного суда оказалось спусковым крючком столь резкой реакции «Газпрома», пишет обозреватель ИА REGNUM Борис Марцинкевич.

Газопровод
Газопровод
Gazprom.ru

«Газпром» отреагировал очень жестко. Такую возможность предоставило ему решение Стокгольмского суда, гласящее, что «Газпром» обязан удовлетворить требования украинского «Нафтогаза» в связи с ухудшением состояния украинской экономики.

«Мы категорически против того, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины», — сформулировали свою позицию в «Газпроме».

Поэтому решение о прекращении нецелесообразных и невыгодных контрактов, существующих между двумя компаниями, выглядит совершенно логичным. В ближайшей перспективе это решение принесет с собой ошеломительное обновление системы, существовавшей до сих пор. Основная нагрузка поставки российского газа в Европу ляжет на трубопроводы «Северный поток» и «Северный поток — 2». Для нужд южной части Европы может быть задействована вторая нитка «Турецкого потока». Суммарно эти инструменты смогут поддержать потребности европейских стран в газе, а выработавшая свой ресурс почти полностью газотранспортная система Украины может быть предоставлена своей судьбе.

Европейский бизнес такой расклад вполне устраивает, чему свидетельство — опубликованное в конце февраля совместное открытое обращение европейских газовых компаний. Смогут ли европейские бизнесмены убедить своих политиков в необходимости совместного решения?

Читайте подробности: Газовые перспективы Украины во тьме конфликта «Газпрома» и «Нафтогаза»

Обратите также внимание на другие статьи Бориса Марцинкевича по вопросам мировой энергетики.