Пока различные эксперты ломают головы над тем, что может принести странам и народам ряда регионов анонсированный еще один саммит президентов России, Ирана и Турции (предварительно, состоится в первых числах апреля в Стамбуле) и будут ли обсуждаться только Сирия и курдский вопрос, в Закавказье наблюдается определенная активизация Азербайджана. И если визит на Апшерон спецпосланника Евросоюза на Южном Кавказе и по кризису в Грузии эстонца Тойво Клаара трудно назвать имеющим конкретное отношение к проблемам региона, то как бы неактивно освещавшийся в международных СМИ визит в Баку министра обороны Ирана Амира Хатами дает пищу для размышлений.

Встреча Гасанов — Хатами
Встреча Гасанов — Хатами
Минобороны Азербайджана

Конечно же, Клаар, судя по пространному названию его должности, это как бы «смотрящий» от ЕС за закавказскими конфликтами. Но тут ведь имеет значение и то, что у эстонца был общерегиональный визит, и после Баку он 23 февраля был уже в Ереване. Тот факт, что в Баку Клаар вел переговоры с министром обороны Азербайджана Закиром Гасановым, — это еще не доказательство того, что таким образом азербайджанские власти зондировали мнение ЕС на предмет шантажа возобновлением военных действий в регионе. Ну, а в Ереване тот же Клаар вел переговоры с верховным главкомом вооруженных сил Армении, президентом Сержем Саргсяном. И что? ЕС никаким боком не занят ни в одном посредническом формате в связи с армяно-азербайджанским конфликтом и карабахской проблемой.

Встреча Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в Женеве. 16 октября 217
Встреча Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в Женеве. 16 октября 217

Другое дело — Иран, который хоть и не страна Европы, не член ОБСЕ и т. д., но с 1992 года в той или иной степени «охвачен» ситуацией на территориях северней течения пограничной реки Аракс, т. е. в зоне карабахско-азербайджанского конфликта. Трудно согласиться с тем, что визит бригадного генерала Хатами — это просто ознакомительная поездка: мол, министры соседних стран просто решили «друг друга лучше узнать». В то же время тщательное исследование сообщений различных иранских СМИ не дало доказательств того, что Хатами ехал в Баку что-то диктовать или что-то узнавать. В том числе и по карабахскому вопросу. С другой стороны, не ускользнуло от внимания и то, что визит иранского военного министра, в сущности, предпринимался почти сразу после того, как Баку анонсировал на 6 марта приезд в Азербайджан замминистров иностранных дел Турции и Украины Умида Ялчина и Василия Боднара: «Консультации связаны с созданием нового трехстороннего формата сотрудничества Азербайджан — Турция — Украина».

Трудно себе представить, что в том же Иране не в курсе, на кого работают их азербайджанские соседи, а также Турция и Украина. Стало быть, у Тегерана вполне резонно могли бы быть вопросы к Баку. Правда, Турция сейчас — как бы «на крючке» в связи с вовлеченностью в акции Ирана и России по Сирии. Но у формата этого сотрудничества — не так много истории, и кто его знает, что произойдет из-за событий в Идлибе и Африне.

Но тут заслуживают внимания многие аспекты, ставящие под серьезное сомнение бравурные реляции, публиковавшиеся в азербайджанских СМИ, освещавших визит генерала Хатами и итоги проведенных встреч. Приводить все оценки и комментарии, звучавшие из Баку в связи с визитом иранского министра, мы не станем. Впрочем, отметим, что только глава Центра политических исследований «Атлас» Эльхан Шахиноглу, и то — крайне вскользь, приблизился к истине, характеризуя определенный интерес Ирана к ситуации в зоне конфликта: «Иранская сторона беспокоится за свою северную границу в обстановке ухудшения отношений с Израилем и США, которые обвиняют эту страну в поддержке различных вооруженных группировок в Сирии».

Амир Хатами
Амир Хатами
Tasnimnews

Почему оговорка Шахиноглу о США и Израиле как факторах иранской заинтересованности в контроле над Азербайджаном сейчас важней, чем даже в апреле 2016 года, когда Баку развязал неспровоцированную агрессию против Нагорно-Карабахской Республики, станет ясно чуть позже. Пока же — об аспектах повышенной значимости. Первое — учитывая вышеизложенное, как и то, что у генерала Хатами, по сути, первый зарубежный визит, можно было бы ожидать, что он мог бы направиться и в Россию, и в Сирию, и в Ирак с Турцией и т. д. Избран Азербайджан. Это ведет ко второму аспекту — оказывается, что многократно подчеркивалось иранскими СМИ в их отчетах, визит Хатами предпринимался «по приглашению его азербайджанского коллеги». Итак, это не Иран «что-то уточнял» у Азербайджана, а Азербайджан пытался «нечто уточнить» у Ирана. И это объясняет, почему министр обороны ИРИ едет в Баку, а не, допустим, в Анкару или Пакистан, с которым Иран крайне серьезно и напряженно сейчас ведет диалог и по Афганистану, и по белуджским террористическим группировкам, базирующимся на пакистанской территории.

Третий аспект — конечно, все-таки фактор НКР как давно уже состоявшейся государственно-субъектной реалии, к тому же приграничной с Ираном. Раз уж азербайджанские СМИ отмечали, что Гасанов лично пригласил Хатами, а 21 февраля вначале провел с иранским министром встречу один на один, после чего состоялась встреча в расширенном составе, то, видимо, было о чем поговорить. Из официоза в азербайджанской трактовке выходит, что только Гасанов что-то утверждал о карабахской проблеме: «Говоря о военно-политической ситуации в регионе, генерал-полковник Гасанов довел до внимания своего иранского коллеги, что нерешенность нагорно-карабахского конфликта по сегодняшний день создает серьезную угрозу региональной стабильности. Министр также выразил признательность иранской стороне за ее усилия в деле решения армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта в рамках территориальной целостности и суверенитета нашей страны».

Азербайджанские СМИ и выступления Хатами трактуют в таком же ключе: «Отметив, что религиозные, исторические, культурные связи между нашими государствами основаны на добрых и дружеских традициях, бригадный генерал Хатами заявил, что в военной сфере имеется большой потенциал для сотрудничества. Он добавил, что его страна признает территориальную целостность Азербайджана и поддерживает его справедливую позицию в решении конфликта. Он подчеркнул, что Иран, как мусульманская страна, заинтересован в увеличении военной мощи Азербайджана и готов оказать любую помощь в этой области».

Иранское агентство ISNA же, крайне близкое к аппарату верховного лидера Ирана аятоллы Сейеда Али Хоссейни Хаменеи, высказалось скромней и строже: «Выступая перед журналистами по его прибытии в среду, генерал Хатами сказал, что два соседа могут договориться о технологическом и техническом сотрудничестве между их оборонными отраслями, включая совместное производство военной техники. «Надеюсь, что мы сможем провести осмысленные переговоры с азербайджанскими официальными лицами о двустороннем и региональном сотрудничестве … которые могли бы способствовать укреплению стабильности в регионе и улучшению отношений между Тегераном и Баку», — сказал Хатами.

Это весьма интересное нюансовое наблюдение — ни газета Tehran Times, ни агентства IRNA, IRIB, ни ресурсы Tasnim News, Mehr News и т. д. ни словом не упоминают о том, что генерал Хатами в ходе встреч и переговоров в Баку публично что-то заявлял о поддержке конкретно «территориальной целостности Азербайджана». А армянский эксперт-востоковед Армен Исраелян, комментируя встречу министров обороны Ирана и Азербайджана, видимо, ретранслировал смысл сообщений именно азербайджанских СМИ, когда написал на своей странице в социальной сети Facebook, что заявления «носят обобщенный характер», не акцентируют Азербайджан и могут относиться также к Арцаху, т. е. НКР. По мнению Исраеляна, в условиях угрозы сепаратизма на территории ИРИ вполне естественно, что иранский министр говорил о важности сохранения территориальной целостности всех стран и обеспечении региональной стабильности. «Но в данном случае примечательно, что высокопоставленный иранский военный говорил в целом о необходимости сохранения территориальной целостности всех стран, не обособляя Азербайджан. Еще одно важное обстоятельство: Арцах общественно-политическими кругами Ирана уже давно воспринимается хоть и как не признанная, но независимая государственная единица. Посему формулировка главы Минобороны Ирана о территориальной целостности может относиться также к Арцаху», — пишет Исраелян.

Внимание и интерес к сообщениям и трактовкам азербайджанских СМИ — похвальная черта в условиях незавершившегося конфликта, но это вряд ли оправдывает невнимание, причем как армянских, так и азербайджанских экспертов к тому, на чем в связи с визитом Хатами на Апшерон делали акцент иранские СМИ. А в сообщениях из Тегерана невооруженным глазом заметно: 1) речь шла именно «о двустороннем и региональном сотрудничестве … которое могло бы способствовать укреплению стабильности в регионе и улучшению отношений между Тегераном и Баку». Это уже говорит о том, что Иран недоволен уровнем взаимопонимания с Азербайджаном, коли отношения следует «улучшить». И понятно, в связи с чем Иран желает «улучшить отношения» — в связи с имеющимися у него данными о военном и разведывательном присутствии в Азербайджане «специалистов» из США и Израиля. 2) Речь шла также «о технологическом и техническом сотрудничестве между их оборонными отраслями, включая совместное производство военной техники». И тоже понятно почему: рекордсмены по военным поставкам в Азербайджан это все же израильтяне и турки, хотя с ними стремится сравняться Россия. Ну и в силу каких обстоятельств Иран не хотел бы «вклиниться» в этот ряд? Именно это Хатами, судя по сообщениям иранских и азербайджанских СМИ, обсуждал 21 февраля во время встреч с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и с премьер-министром Артуром Расизаде и другими высокопоставленными должностными лицами.

Читайте также: Сбитый израильский беспилотник проник в Иран с территории Азербайджана

Еще в ноябре 2017 года Тегеран и Баку сформировали совместную комиссию по сотрудничеству в области обороны, сигнализируя о своей воле укрепить дружеские связи, сообщал ресурс IFP News. Сообщение IRNA по переговорам Алиев — Хатами: «Братские и дружественные отношения между Ираном и Азербайджаном в таких областях, как военная и техническая промышленность, расширились», — заявил Алиев на этой встрече. Назвав заседание хорошей возможностью для обсуждения оборонного и военного сотрудничества между Тегераном и Баку, президент Азербайджана выразил надежду на дальнейшее двустороннее взаимодействие. Хатами… сказал, что две соседние страны решительно намерены развивать оборонные отношения. Во время двухдневного визита в Баку Хатами и сопровождающая его военная делегация обсудят региональные и двусторонние вопросы. Говоря об ирано-азербайджанских связях, генерал Хатами сказал, что Тегеран и Баку имеют долгосрочные отношения и его визит в Баку проходит в целях укрепления двустороннего сотрудничества и региональной безопасности и стабильности. Он также выразил надежду, что его поездка в Азербайджан приведет к подписанию соглашений в военной и оборонной областях».

Баку
Баку
Иван Шилов © ИА REGNUM

Наконец, и третье: про это Хатами сказал уже 22 февраля, когда встречался с начальником Высшей военной школы Азербайджана, генерал-майором Гейдаром Пириевым, о чем также поведало агентство IRNA: «Иран поделится своим ценным военным и антитеррористическим опытом с соседним Азербайджаном».

Таким образом, для министра обороны ИРИ в Баку вопрос, поддерживать или не поддерживать чью-то «территориальную целостность», будь то Азербайджана, Армении или НКР, вообще не был приоритетным. В центре — региональное сотрудничество, региональная стабильность и… да, антитеррористическая деятельность.

Думается, сейчас нет нужды возвращаться в апрель 2016-го, однако упомянуть о том, что после четырехдневных военных действий и в ходе них иранские СМИ скрупулезно сообщали, какие именно военные представители КСИР и кого именно с азербайджанской стороны вызывали на границу и прямо «на месте» предупреждали, что ждет Азербайджан в случае, если военные действия продолжатся, на наш взгляд, будет крайне полезным и своевременным. Как и напомнить о том, что такие советники аятоллы Хаменеи, как Али Акбар Велайети и генерал Яхия Сэфэви, открыто указывали именно на Турцию как источник азербайджанской агрессии апреля 2016 года и даже угрожали полным пересмотром всего спектра ирано-турецких отношений.

Уже 23 февраля из Ирана прозвучало, на наш взгляд, интересное напоминание в адрес Азербайджана. И есть все основания полагать, что эту тему затрагивал на переговорах в Баку и генерал Хатами. «Неожиданно» представитель духовного лидера ИРИ, имам-джума города Ардебиль аятолла Сейед Хасан Амели в очередной раз напомнил Баку об осуществленных Израилем с азербайджанской территории антииранских действиях. Во время пятничной молитвы высокопоставленный представитель иранского духовенства заявил: Иран с помощью специальных средств доказал азербайджанской стороне, что израильский беспилотник, уничтоженный несколько лет назад в иранском районе Натанзе (кстати, там находится один из ядерных центров Ирана) системой противовоздушной обороны ИРИ, проник на территорию исламской республики именно из Азербайджана, в частности Ленкорана.

На наш взгляд, обязательно следует напомнить, а кто же такой этот имам-джума Ардебиля аятолла Сейед Хасан Амели? Это очень влиятельное духовное лицо в Иране, за которым — немало скандальных разоблачительных заявлений именно насчет Азербайджана и азербайджанского сотрудничества со спецслужбами главных противников Ирана, т. е. США, Израиля и Турции. В декабре 2013 года он же заявил: «За событиями в Ходжалу стоял «Эргенекон», а на самом деле «Моссад». В августе 2014 года аятолла Амели заявил: «Азербайджан и Турция оказывают тайное содействие Израилю в войне против палестинцев». В мае 2015-го: «Продажа в Азербайджане алкогольных напитков с изображением Шаха Исмаила на этикетке — оскорбление для Ирана».

Уверены, что напоминание об израильских БПЛА, запускавшихся из Азербайджана в глубь территории Ирана, не зря высшие иерархи шиитского духовенства Ирана поручили озвучить именно Сейеду Хасану Амели. Уверены также, что этот вопрос и подобные вопросы обязательно затрагивал в Баку и министр обороны ИРИ Хатами. И духовное, и государственное, и военное руководство Ирана прекрасно осведомлены, что израильские БПЛА были задействованы и задействуются поныне Азербайджаном также против НКР и Армении, как осведомлены и о том, что Азербайджан использует при этом (т. е. запусках БПЛА) специалистов из Израиля.

Израильский БПЛА IAI Eitan
Израильский БПЛА IAI Eitan
Zachi Evenor

НКР и Армения — северная граница Ирана, прав тут азербайджанский эксперт Шахиноглу. Не правы в Азербайджане в одном — Тегерану не нужен подрыв региональной стабильности на его северных границах, и поэтому Иран не мог обещать «поддержать Азербайджан» в том, в чем Баку прямо-таки мечтает заполучить иранскую помощь. Причем — не боимся ошибиться, еще с конца 1996 года, когда Гейдар Алиев усиленно уговаривал тогдашнего президента ИРИ Али Акбара Хашеми-Рафсанджани (затем и президента Мохаммада Хатами) согласиться на объявление карабахско-азербайджнского конфликта — межконфессиональным конфликтом. Так что, получается, в ответ на «изыскания» министра Гасанова о «нерешенности нагорно-карабахского конфликта» как «серьезной угрозе региональной стабильности» его иранский коллега Хатами, а затем и аятолла Сейед Хасан Амели дали более чем ясно понять, что Иран видит угрозу региональной стабильности в вовлеченности Израиля в события внутри Азербайджана, в том числе и в карабахско-азербайджанский конфликт.

Отметим также, что в 2017 году ряд высших должностных лиц Ирана, в том числе и глава Мажлеса (парламента) Али Амоли Лариджани, предупреждал и Армению об опасности вовлечения Израиля в этот региональный конфликт.

Читайте ранее в этом сюжете: Сбитый израильский беспилотник проник в Иран с территории Азербайджана — СМИ