Нанеся удар по силам, выступающим на стороне сирийского правительства, в результате чего было убито около 100 человек, в том числе, по некоторой информации, несколько российских советников, США назвали такой шаг «самообороной». Такое заявление было сделано вопреки тому, что войска президента Сирии Башара Асада не наносили удар по Бостонской бухте, они, напротив, вели наступление на базу, на которой находились сирийские мятежники и военные советники США.

Агрессия
Агрессия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Более того, глава дипломатии США Рекс Тиллерсон в январе подчеркнул, что администрация президента Дональда Трампа намерена сохранить присутствие в Сирии своих военных в количестве около 2 тыс. человек — не получив на то ни санкции конгресса, ни разрешения Дамаска или Совбеза ООН. Если отбросить дипломатическое пустословие бывшего исполнительного директора ExxonMobil, ставится очевидным, что США ведут вялотекущую операцию по смене режима — вопреки всем урокам прошлого, пишет Джон Глейзер в статье для американского издания The American Conservative.

Так, уверен автор, хотя и можно со справедливостью заявить, что «режим Асада» из-за своей жестокости давно уже лишил себя суверенного права защищать свою территорию от армии захватчика, но даже в этом случае нужно признать, что Вашингтон отвечает беззаконием на беззаконие. И едва ли можно считать такое поведение примером основанного на правилах либерального миропорядка, который якобы возглавляют США. Если отбросить в сторону узкие вопросы законности, то столкновение между США и сирийскими войсками является красноречивой демонстрацией того, насколько опасным может оказаться присутствие военных США в Сирии. Безусловно, недавний инцидент не привел к эскалации, поскольку в Дамаске отчаянно не желают на нее идти, так как в случае контратаки против сирийского правительства выступила бы вся мощь США.

Дамаск, Сирия
Дамаск, Сирия
(сс) ZCU

Тем не менее опасения Дамаска нельзя считать абсолютной гарантией, так как многосторонность сирийского конфликта чревата высоким уровнем риска эскалации. В следующий раз не вполне ясно, пойдет ли Россия на защиту «режима» в Дамаске или «самооборона» США приведет к его уничтожению. Также нет уверенности в том, что в условиях начавшегося хаоса не будут вынуждены идти на полномасштабную оккупацию страны. По меньшей мере такая эскалация может поставить крест на успехах в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Как в большинстве случаев внешней политики Вашингтона на сегодняшний день, угроза США в Сирии в целом пропорциональна тому, насколько далеко Белый дом готов пойти в том или ином вмешательстве. Так, ни один из пяти пунктов стратегии США в Сирии, которые изложил Тиллерсон — уничтожение исламистов, создание условий для ухода Асада, противодействие влиянию Ирана, способствование возвращению беженцев и ликвидация оружия массового в Сирии, не носят первостепенного характера для безопасности и процветания США. Более того, сказать о том, что эти аспекты американской стратегии не сопряжены с большими издержками и рисками, а также с высокой долей вероятности приведут к успеху, нельзя. И каждому понятно, что последнее, что нужно США, — это очередная война на другом конце мира, начатая случайно, по собственной инициативе и без гарантии успеха.

ВВС США на Сирией
ВВС США на Сирией
Staff Sgt. Shawn Nickel

К тому же, хотя США и заинтересованы в стабильности на Ближнем Востоке, а значит и в стабильной Сирии, утверждение о том, что Вашингтон сделал вклад в достижение этой цели, довольно сомнительно. «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), чье появление на несколько порядков обострило гражданскую войну в Сирии, является, по сути, последствием вторжения США в Ирак. Более того, США и их союзники с самого начала конфликта подстрекали сирийских мятежников — шаг, оказавшийся не только чудовищным провалом, но и приведший к чему-то, обратному стабильности.

Таким образом, уже сложившейся чертой внешней политики США стало то, что каждое вмешательство, независимо от того, считается ли оно успешными или нет, впоследствии служит оправданием будущего вмешательства. Безусловно, сирийские террористы потерпели сокрушительное поражение благодаря совместным усилиям Дамаска, Тегерана, Багдада, Москвы и Вашингтона, а также различных курдских и иных сирийских вооруженных формирований, но победа была достигнута ценой больших человеческих и материальных жертв. После этой, почти пирровой, победы США не должны искать новых причин для вмешательства. Вместо этого Вашингтону следует признать, что, возможно, наилучшим курсом как для США, так и для Сирии будет отказ от столь агрессивной политики.

Читайте развитие сюжета: National Interest: США пора готовиться к экзистенциальным боям будущего