Foreign Policy: США не следует препятствовать проекту «Северный поток – 2»

Не все, что хорошо для Москвы, обязательно плохо для Вашингтона

Александр Белов, 7 февраля 2018, 11:08 — REGNUM  

Администрация президента США Дональда Трампа неоднократно подчеркивала свой отказ от политики предшественников в энергетической сфере, однако, по крайней мере, в одном аспекте новые власти США следуют за прошлыми след в след: в их решительной оппозиции газопроводу «Северный поток — 2» из России в Германию. Так, против него же выступала администрация бывшего главы Белого дома Барака Обамы, тогда как администрация Джорджа Буша — младшего, предшественника Обамы, пыталась остановить проект газопровода «Северный поток — 1» до того, как он начал работать в 2011 году, пишет Бренда Шеффер в статье для американского издания The Foreign Policy.

Читайте также: Германия разрешила строить в своих водах «Северный поток — 2»

Автор напоминает, что на прошлой неделе в Варшаве государственный секретарь США Рекс Тиллерсон, по сути, поддержал позицию прежних властей США, заявив, что Вашингтон считает, что строящийся трубопровод «подрывает общую энергетическую безопасность и стабильность в Европе». Такая позиция всегда вызывала противоречия между США и Россией, и, по мнению некоторых комментаторов, уже одного этого достаточно, чтобы и впредь следовать этим курсом. Но тот факт, что оппозиция США проекту «Северный поток — 2» поддерживается обеими партиями США, не означает, что она правильная. По сути же, попытки Вашингтона не дать проекту состояться лишь отвлекают Белый дом от более важных дел, а также являются препятствием для достижения Вашингтоном своих интересов.

Читайте также: Тиллерсон: «Северный поток — 2» подрывает стабильность Евросоюза

Это связано с рядом причин. Во-первых, США должны тщательно выбирать, по каким вопросам идти вразрез с позициями своих союзников в Европе: Вашингтон должен противостоять курсу своих партнеров в Европе исключительно по жизненно важным вопросам и только тогда, когда он может добиться в этом успеха. Здесь важно понимать, что «Северный поток — 2» имеет сильную поддержку не только в Москве, но и в Берлине. Маловероятно, что Вашингтону удастся поколебать решение правительства Германии, поскольку трубопровод и расширение прямой торговли газом с Россией пользуются широкой политической поддержкой.

На самом деле США в прошлом уже демонстрировали свою неспособность в том, чтобы не дать Москве экспортировать газ в Европу. Так, в 1981 году администрация президента Рональда Рейгана ввела санкции как против американских, так и против европейских компаний, занимающиеся строительством газопроводов из Советского Союза во Францию и Западную Германию, тем самым создав раскол в своих отношениях с Европой. Впоследствии Белый дом санкции снял, когда стало ясно, что Европа будет продвигаться вперед, несмотря на американскую оппозицию. Нынешним политикам США следовало бы обратиться к рассекреченному отчету ЦРУ от 1982 года, в котором указывается, что Европа рассматривает торговлю с Россией иначе, чем США, а также приводится анализ трудностей, с которыми столкнулся Вашингтон, введя санкции в связи с торговлей энергоносителями. С момента составления этой записки ничего не изменилось в отношении Западной Европы к торговле с Россией.

Во-вторых, ЕС все больше нуждается в поставках газа из всех источников, в том числе и из России. За последние два года импорт газа в страны Европы значительно увеличился. Если экономический рост в ЕС продолжится с нынешними показателями на фоне сокращения внутренней добычи в Европе, импорт газа возрастет еще больше. Хотя доля возобновляемых источников энергии в энергетической картине ЕС и увеличивается, потребление угля остается очень высоким, особенно с учетом отказа стран Европы от объектов ядерной энергетики. Ожидается, что спрос Германии на газ возрастет после закрытия последней атомной электростанции в 2022 году. Дополнительные поставки газа в Европу облегчат столь необходимый переход от угля к природному газу, с его более низким воздействием на окружающую среду, и в частности на климат. Европа не может обеспечить безопасность своего энергоснабжения путем сокращения поставок российского газа. Вместо этого ей необходимо увеличить дополнительные поставки из различных источников и за счет создания надежных инфраструктурных систем, таких как обширные хранилища газа и межсоединители.

К сожалению, российский газ в целом не может быть заменен экспортом сжиженного природного газа (СПГ). Многие государства в Европе, которые в большей степени зависят от импорта российского газа, не имеют выхода к морю или недоступны для судоходства и, следовательно, не могут получить доступа к СПГ. Более того, даже государства, которые построили объекты импорта СПГ, такие как Литва, продолжают импортировать газ из России в связи со значительным разрывом в ценах между СПГ и российским топливом, поступающим по газопроводам.

В-третьих, попытка Вашингтона оказать давление на Россию с тем, чтобы та направила свой газ через Украину, подрывает европейскую энергетическую безопасность. Транзитные государства делают поставки газа по своей сути менее стабильными, поэтому вполне ожидаемо, что российская государственная нефтяная компания «Газпром» будет избегать их везде, где это возможно. Сегодня около половины поставок газа в Европу идет через Украину, и за последние два десятилетия поставки газа в Европу несколько раз нарушались, становясь жертвами конфликтов между Россией и Украиной, в том числе из-за отсутствия у Киева средств на оплату собственного импорта газа.

Расширение нефтепровода «Северный поток» действительно означало бы, что гораздо более стабильная Германия заменит Украину в качестве государства-транзитера для части российских поставок. Действительно, после российского «вторжения» в Крым в 2014 году политики в Вашингтоне и Брюсселе произвели оценку, какие поставки газа стабильны и какие подвергаются риску. Они пришли к выводу, что поставки через «Северный поток» в меньшей степени нарушаются в результате конфликта между Украиной и Россией.

Германия и Россия имеют уникально взаимозависимые газовые торговые отношения: Россия обеспечивает около 35% немецкого газа, а Германия является крупнейшим рынком экспорта газа в Россию (22%). Кроме того, германо-российская торговля и сотрудничество важны для стабильности в Европе, а также являются краеугольным камнем для налаживания более тесных отношений между Востоком и Западом. В связи с этим Вашингтон должен координировать свои действия с Берлином, играя роль силы, налаживающей эти отношения, а не пытаться поставить на этом процессе крест.

В действительности дальнейшая высылка российских энергетических компаний с украинского рынка на самом деле положительно скажется на Киеве. Утрата транзитных поступлений в украинский бюджет может быть компенсирована за счет повышения энергоэффективности (за счет, в частности, повышения цен на газ), а сокращение присутствия российских компаний в критических секторах Украины поможет Киеву укрепить свой суверенитет и уменьшить коррупцию. Безусловно, Украина лишится некоторого рычага геополитического воздействия на Россию из-за потери своей транзитной роли, но США и ЕС не могут откровенно требовать от Москвы действовать по рыночным правилам в торговле газом с Европой, а затем пойти и заблокировать проект с целью продвижения своих геополитических целей.

Осуществляя противодействие проекту «Северный поток — 2», политики в Брюсселе, поддерживаемые рядом официальных лиц в Вашингтоне, рассматривают вопрос о том, чтобы правила торговли энергоносителями ЕС применялись не только в ЕС, но и на участках импортных трубопроводов, расположенных за его пределами. В конечном счете, подчеркивает автор, такой шаг нанес бы ущерб безопасности блока и сдерживал бы производителей, стремящихся экспортировать на европейский рынок.

Законы о торговле газом ЕС были разработаны для торговли между потребителями, а не для проектов его добычи и транзита. Более того, введение законов о торговле газом ЕС по импортным трубопроводам до их прибытия в ЕС могло бы фактически улучшить позицию России в различных проектах, связанных с нероссийским газоснабжением. Из-за принятия таких законов ЕС доступ на эти трубопроводы появится у сторонних игроков, что откроет двери для вступления России в эти проекты.

Таким образом, заключает автор, на протяжении большей части периода после Второй мировой войны Вашингтон выступал решительным сторонником европейской энергетической безопасности, иногда воспринимая проблему более серьезно, чем сама Европа. Тем не менее Вашингтон добивался успеха тогда, когда он проводил свой курс в координации с Европой, а не тогда, когда пытался заставить Европу делать то, что, с его точки зрения, лучше для нее. Этого подхода необходимо придерживаться и в случае с проектом «Северный поток — 2», даже если это играет на руку Москве.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail