"Я не могу отвечать за то, что какой-то сотрудник охраны напьется и с кем-то подерется": интервью президента Марий Эл Леонида Маркелова

Йошкар-Ола, 25 марта 2004, 11:51 — REGNUM  

Президент Марий Эл Леонид Маркелов в интервью "МК в Марий Эл" прокомментировал итоги выборов президента России.

Леонид Игоревич, как вы оцениваете результаты прошедших выборов Президента России, как республика себя показала, кто провел основную работу?

Власть не вмешивалась в ведение выборов. Мы гарантировали стабильную политическую ситуацию в республике, следили, чтобы не использовался административный ресурс. Моя позиция была ясна с самого начала: я поддерживал действующего Президента России. Руководитель моей администрации был начальником предвыборного штаба. Я как глава субъекта не вправе агитировать ни за одного из кандидатов. Но я не раз высказывал свою позицию как гражданин. Впрочем, с самого начала было понятно, что конкурентов у Владимира Владимировича Путина нет, что он выиграет в первом же туре. Вопрос был в том, сколько же он наберет голосов.

Какова была явка и сколько процентов наших земляков проголосовало за Путина?

Явка составила более 65%, за Президента России отдали голоса 67,23% - это средний результат по России. В Приволжском округе Путин получил более 70%. Но в Марий Эл никогда не было такой явки, как в Башкортостане, Мордовии или в Татарстане, где к избирательным урнам пришло соответственно 81%, 94% и 88% населения. Зато мы обогнали Нижегородскую, Кировскую области, Чувашию, где в выборах участвовало менее 65%. В Мордовии за действующего президента проголосовал 91%, в Татарстане - 85%, в Башкирии - 92%. Но вот в Нижегородской области - 65%, в Кировской - 67%, в Чувашии - 65,1%.

Позиции коммунистов стабильны - второе место и у нас, в Марий Эл.

Я с самого начала знал, что Харитонов наберет свои 20%, Глазьев - 5%, потому что в целом электорат коммунистов в республике, как и по стране, 20-25%. И я рад, что при этом большинство жителей республики поддерживают действующего главу государства. Ни за одного кандидата в президенты так единодушно мы еще не голосовали. Вылезаем из "болота".

Заведомо зная, что они не могут претендовать на высокие показатели, Миронов, Хакамада, Малышкин, Харитонов все же участвовали в выборах. Почему?

Я отвечу так: умный все понимает, а тем, кто не понимает, говорить бесполезно.

С чем Вы связываете итоги выборов в республике: с социальной политикой, которую ведет Путин, с его личным обаянием или с экономическими результатами?

Я считаю для себя лично неправильным оценивать действующего главу государства. Свою оценку его действиям дали избиратели - это самый важный аргумент. Каждый голосовал за что-то свое: один за социальную политику, другой за обаяние - в целом люди сделали свой выбор.

В народе считают, что как проголосует регион, такова и будет лояльность к губернатору со стороны Центра.

Губернатор не может отвечать за то, что в головах у народа. Важна его собственная позиция. Моя задача - не создавать центру головной боли с экономикой республики. Поэтому у нас рост инвестиций, объемов выпускаемой продукции, доходов региона.

Что Вы думаете об изменениях в Правительстве России?

Это было решение президента. Понятно, что за ним стоят консультации, обсуждения. Для меня оно стало неожиданностью. Но всенародно избранный президент вправе определять структуру правительства. Теперь комментировать и обсуждать не дело, нужно выстраивать отношения с новыми агентствами, службами и министерствами. И выстроить их не хуже, чем было с прежним правительством.

Эти перемены в целом благоприятны для республики?

Александр Жуков - вице-премьер правительства России. Алексей Головков, с которым мы работали долгое время в Госстрахе, занимает теперь одну из ключевых должностей в правительстве, он - заместитель руководителя аппарата правительства Д.Козака.

Сенатор Илья Ломакин назначен руководителем службы страхового надзора при Минфине РФ. Приход в правительство Жукова и названных людей - очень хороший знак, потому что это очень компетентные, профессиональные и авторитетные специалисты с большой буквы. Когда такие люди назначаются в правительство, это благо для страны. Я всегда старался выстраивать правильные, деловые отношения с федеральными министрами и федеральными чиновниками: это одно из ключевых звеньев работы правительства. Приход этих людей принесет пользу республике, мы сделаем все, чтобы выглядеть не хуже, чем другие регионы России, в том числе, по участию в федеральных программах.

Уход Ломакина - это потеря для региона?

Это серьезная потеря! Но, видимо, ему сделано предложение персоной, которой не отказывают.

Первое, о чем, наверное, подумали министры марийского правительства, услышав о реорганизации кабинета министров России, - сохранят ли они свои кресла.

У нас реорганизация не планируется. На первом же совещании им об этом было сказано.

Вы несколько раз повторили, что необходимо правильно выстраивать отношения. Что это значит? Приходится где-то "прогибаться"?

Приведу пример: в каждом министерстве есть целевые федеральные программы и, соответственно, средства, которые могут прийти в регион, а могут и не прийти. Как правило, они выдаются на условиях софинансирования. Если в 2003 году мы добились выделения средств, но не вложили свои, нет гарантий, что в 2004 году деньги дадут снова. То есть слово нужно держать.

Второй пример. Лично мне может что-то не нравиться в политике того или иного министра. Владимир Филиппов был автором Единого государственного экзамена. Сам бы я не хотел сдавать единый экзамен, но как глава субъекта федерации сделал все, чтобы эксперимент в республике удался. Если бы я критиковал ЕГЭ, ничего хорошего из этого бы не вышло. Это и есть правильные отношения. Подобострастие никому не нужно. Нужно уметь и регион преподнести, не потеряв собственного достоинства, и в то же время договориться так, чтобы республике это было выгодно.

Тонкая работа?

Это работа политика - выстраивание отношений. Например, мне может много чего не нравиться в политике того или иного ведомства, но "криком" проблему не решить. Нужно найти такое решение, чтобы не пострадал регион.

Министры высшего уровня смотрят достаточно объективно на такие регионы как наш?

Есть разные министры, и по-разному смотрят. Скажу как политик: у нас правильные отношения, и нас понимают.

Правда ли, что Центр оценивает губернатора по тому, сколько жителей в его регионе проголосовало за Президента России?

Разумеется, нет! Тогда нужно было бы проверять и лояльность прокурора, руководителя ФСБ, председателя суда - ведь не только губернатор должен быть в ответственности за результат.

Из всех проблем, которые всплыли с наступлением весны, одна из самых острых - качество дорог.

В мае на городские улицы выйдут республиканские предприятия и в рамках программы "Столица" начнут ремонтировать улицы.

Правительство выделяет дополнительные средства?

Да, не менее чем в прошлом году, - 30 млн. рублей.

В Интернете появилась информация о конфликте ваших охранников с жителями деревни Студенка. Что же там произошло?

У президента нет личных телохранителей. Охраняют меня только там, где я выполняю свои служебные обязанности. В МВД есть отдел охраны органов государственной власти, правительства, министерств, его сотрудники сопровождают президента в поездках по региону. Что касается данного конфликта и информации, которая появилась о нем в Интернете - это "две большие разницы". По данному факту проводится прокурорская проверка, и по ее результатам в соответствии с законом будет принято решение, кто прав, кто виноват. Если виноваты охранники, они ответят по закону. Если виноваты другие лица, то других лиц привлекут. И только после этого можно будет с определенностью говорить о том, что там произошло.

И все-таки это имело место на "вашей" территории!

Я как глава правительства и как президент отвечаю за выполнение своих прямых обязанностей. Хотя так получается - что бы ни происходило в республике, моральную ответственность несет президент. Недавно я прочитал о том, как одна из фирм в Марий Эл торговала так называемыми невестами - и тут же в этой публикации было упомянуто, что глава этого субъекта федерации Леонид Маркелов. И в "Российской газете" я читал, что 200 человек в республике отравились спиртным, - и тут же написано, что глава этого субъекта федерации Леонид Маркелов. Я же их не заставлял пить это спиртное. Но, тем не менее, за все отвечает глава субъекта федерации.

Как бы то ни было, в Интернете об этом инциденте много всего написано. Выглядит правдоподобно.

Ну, и кто отвечает за Интернет? Никто. В Интернете пишут, что хотят и как хотят, дабы дискредитировать того или иного лидера. Если завтра в Серый дом будет рваться какой-нибудь пьяница и ему дадут по одному месту, не значит, что президент должен это комментировать. Также я не могу отвечать за то, что какой-то сотрудник МВД из отдела охраны напьется и с кем-то подерется.

Перед выборами Президента России политическая жизнь в регионах приутихла. Теперь она вновь оживится. Каким вы видите развитие предвыборной ситуации в республике?

На самом деле политическая жизнь не затихала никогда. В то время как республиканская власть занимается реальными делами: проведением отопительного сезона, заботами о запасах угля, лимите газа, есть люди, которым на эти проблемы начихать. У многих есть кабинеты в госструктурах, другие суетятся, интригуют именно потому, что у них этих кабинетов нет.

Вы в курсе этих интриг?

Человеку, пришедшему в политику, надо научиться все это терпеть, понимать, уметь держать удар, уметь отвечать. Кроме того, у меня есть главные обязанности, которые я должен выполнять. К сожалению, многие жители провинциальной России не адаптированы к PR-технологиям СМИ. Есть газеты, в которых за деньги можно написать что угодно. И если какая-то из них проиграет в суде за публикацию ложных сведений, то ее легче закрыть и открыть новую, чем платить большие штрафы.

Пришло время, когда любую информацию надо воспринимать критически. Я сам и миллионы людей в России видели и слышали, как на Первом канале Центрального телевидения мэра Москвы Юрия Лужкова ежедневно в течение нескольких недель Сергей Доренко называл соучастником убийства американского гражданина Пола Тейтума. Потом Доренко проиграл все суды, и об этом знает уже значительно меньше народу. Но тем не менее, 70% москвичей проголосовало за Лужкова, потому что у них сформировался иммунитет на разнузданную ложь, они адаптированы к потреблению информации.

Мы немножко не Москва.

А мой избиратель должен видеть реальность и чувствовать, что в последние годы нет долгов по зарплате, что у него тепло в квартире, дороги ремонтируются по мере возможностей, республика газифицируется, идет подъем экономики, жилищное строительство, поднимаются предприятия, в медицинских учреждениях стало больше лекарств и лучше медицинская техника, учителя получают заработную плату, сдаются новые социально важные объекты, нужные всему населению.

Что, по-Вашему, избиратели должны понимать в этот интереснейший период новейшей марийской истории?

Предвыборная борьба уже началась. Оппозиция не может перечеркнуть реальные итоги работы правительства: газопровод, новую больницу или жилой дом. И если она скажет: зря Маркелов газифицирует республику или платит зарплату - народ этого не поймет. Зато как легко облить все грязью или высосать из пальца компромат. Поэтому жителям республики необходимо научиться критически воспринимать ту информацию, которую преподносят СМИ. Да, после каждой заведомо ложной публикации будет судебное разбирательство, но о нем, как правило, узнают единицы.

И необходимо понимать моим сторонникам, что кроме нас республику не обустроит никто. Многие, не получив доходных должностей, стремятся воспользоваться предвыборной ситуацией, прийти в Марий Эл и обеспечить себе безбедную жизнь. Нам нужно сделать все, чтобы таких людей к власти не допустить. Важно сохранить в республике стабильность, закрепить экономические достижения, которые на сегодня есть.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail