Ректор Байкальского госуниверситета (БГУ) Александр Суходолов считает жизнеспособной идею объединения Красноярского края, Тувы и Хакасии в Енисейскую экономическую зону, высказанную недавно врио губернатора Красноярского края Александром Уссом. Более того, как выяснилось из его статьи, опубликованной накануне «Российской газетой», вопрос о комплексном развитии Байкальского макрорегиона, географически объединяющего Иркутскую область, Республику Бурятия и Читинскую область (ныне Забайкальский край), прорабатывался учёными БГУ ещё в начале 2000-х годов. Именно тогда на имя Бориса Говорина (губернатор Иркутской области в 1997—2005 годах) была подготовлена записка, в которой не только говорилось о необходимости тесного межрегионального взаимодействия, но также была высказана идея о том, как это можно сделать организационно.

Дорогами Забайкалья
Дорогами Забайкалья
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

«Предлагалось создать некое межрегиональное правительство по типу территориальных совнархозов — советов народного хозяйства. Исторический опыт показывает, что реформа территориального управления, проводившаяся в СССР в 1957—1964 гг., дала заметные результаты для социально-экономического развития Восточной Сибири и других регионов СССР, но затем была отвергнута отраслевой административно-командной системой», — пояснил учёный.

Создание межрегиональных «правительств» через объединение материальных, финансовых, научно-образовательных, рекреационных и кадровых ресурсов он назвал «назревшим» для решения общерегиональных задач.

«В частности, в Сибирском федеральном округе могут быть воссозданы некие прообразы трех совнархозов: Западно-Сибирский (с центром в Новосибирске), Центрально-Сибирский (с центром в Красноярске) и Восточно-Сибирский (с центром в Иркутске). Работа этих «совнархозов» могла бы координироваться полномочным представителем президента России в СФО, облегчая ему задачи управления обширной территорией округа», — подчеркнул Александр Суходолов.

Вместе с тем он убеждён, что современные «совнархозы» не приведут к новому всплеску бюрократии, увеличению чиновничьего аппарата, поскольку руководящее звено межрегионального «совнархоза» будет состоять из минимального количества человек — глав субъектов Федерации, поочередно председательствующих.

«В слове «совнархоз», которое, может быть, действительно звучит сегодня анахронизмом, главным составляющим является слово «совет». Совет, коллективно принимающий решения по стратегическим и оперативным вопросам развития макрорегиона с учетом интересов каждого из представленных в нем субъектов Федерации», — пояснил учёный.

Создание межрегиональных управляющих структур он считает важным именно для того, чтобы начать процесс преодоления «субъектовой» раздробленности. Считается, что она стала препятствием для дальнейшего развития в том числе Сибирского региона. Причём в БГУ полагают, что опытный «совнархоз» в Байкальском регионе можно было бы создать уже к концу 2018 года.

Тельма. Иркутская область
Тельма. Иркутская область
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

«Полагаю, сама жизнь подсказывает нам: Дальний Восток должен быть «сцеплен» с Сибирью и всей Россией прочным связующим звеном — Байкальским регионом», — заключил Александр Суходолов.

Напомним, по мнению врио губернатора Красноярского края Александра Усса, у Красноярского края, Хакасии и Тувы есть много общего, а экономическое объединение и создание так называемой Енисейской экономической зоны является сверхзадачей, связанной с новым этапом развития Сибири.

Читайте также: Сибирь: интересы региональных элит как препятствие к объединению регионов

Канск
Канск
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Рациональное зерно в таком объединении видит и заведующий кафедрой теории и истории государства и права Алтайского государственного университета, доктор юридических наук Антон Васильев. В интервью ИА REGNUM он, в частности, отметил:

Мы вновь возвращаемся к теме введения неких особых форм управления и некоего дополнительного государственного внимания и заботы в отношении территорий. Допустим, по Дальнему Востоку есть целое министерство. Обращаем внимание на специальные государственные меры поддержки тех субъектов, которые вошли в Дальневосточный федеральный округ. Это и выделение земельных участков в рамках «Дальневосточного гектара», это возвращение Владивостоку статуса порто-франко, это и строительство космодрома «Восточный», это предприятия по сжиженному газу на Сахалине и самостоятельная программа «Развитие Дальнего Востока».

Поэтому с замыслом байкальского учёного можно согласиться. У нас основные как раз территории, которые остаются пока «за скобками», это Восточная и Западная Сибирь. При этом, вы помните, у нас даже в переписи населения довольно большой процент людей не случайно обозначили свою национальность, как «сибиряк», пытаясь тем самым привлечь к себе внимание центра.

У нас есть министр по делам Северного Кавказа. То есть на федеральном уровне создаются какие-то институты, государственные органы власт, которым вверено управление в отдельных территориях. По другим местностям мы это наблюдаем, а в отношении Западной Сибири этого пока, к сожалению, нет. Хотя проблема обживания, конечно, сохраняется. Мы понимаем, что есть некая угроза потери Дальнего Востока вообще и перехода его в сферу влияния прямых интересов Китая. Но и Сибирь ведь тоже находится в приграничном положении, и у нас богатые природные ресурсы. Поэтому внимание тоже требуется.

Если смысл в том, чтобы в Сибири находились государственные органы федерального уровня и, может быть, даже размещённые территориально в укрупнённых территориях, то логика, наверное, есть. Хотя у нас федеральные институты уже имеются: мы видим полпредов президента и федеральных инспекторов, и разработку региональной программы финансирования. Но вот интересно: по типу Дальнего Востока появится ли программа развития Сибири с соответствующим финансированием? Вот это мне кажется главное: проект программы, ответственный орган, достаточное финансирование. Причем не просто экономичное вложение денег, а вложение для перспективного и комфортного развития территории.

Тем более видно: федеральный центр обеспокоен комфортной средой проживания граждан независимо от того, где они находятся — в Центральной России или где-то в территориях. То есть с учётом такого тренда и приоритета — комфортно должно быть там, где человек родился, и комплекс всех материально-духовных благ должен быть доставлен туда, где он живёт, примерно на равных условиях с другими территориями — то с такой политикой справедливого распределения ресурсов для комфортной жизни человека — мне кажется, можно было бы согласиться.

Сибирские просторы
Сибирские просторы
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Как уже сообщало ИА REGNUM, ранее Антон Васильев отмечал еще одну любопытную особенность административно-территориального устройства России: последние исследования историков и экономистов показывают, что в досоветский период Москва хоть и была столицей, тем не менее в основном центр кормил окраины.

Читайте также: Алтайский учёный: Децентрализация, а не искусственный перенос столиц

Не стоит забывать и более древнюю историю: все то, что расположено за Уралом, западноевропейские купцы и путешественники именовали не иначе, как Гардарика (древнее скандинавское название Руси, что буквально переводится, как «страна городов»). Сибирь же, по мнению некоторых учёных, является цивилизацией совершенно другого типа. На Алтае, к примеру, вплоть до начала 18-го века вообще не было городов. Древнейший алтайский город — Бийск — совсем недавно отметил своё 300-летие, а в Республике Алтай первый и единственный город (Горно-Алтайск) появился только в XX веке. Поэтому очевидно, что к многочисленным народностям и особенностям сибирской территории с её природным происхождением отношение должно быть соответствующим.

Читайте также: «Алтай — центр мира и великий плавильный котел»

Красноярск
Красноярск
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Читайте ранее в этом сюжете: Алтайский учёный: Децентрализация, а не искусственный перенос столиц