Долгожданное заявление президента США Дональда Трампа по Ирану оказалось радикальнее предыдущих: он поставил такие условия сохранения ядерной сделки с Тегераном, в которых страны Европейского союза вынуждены будут выбирать между «плохо» и «очень плохо». Да и в самом Вашингтоне не все в восторге от вердикта.

Флаг США
Флаг США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как пишет издание Politico, 12 января 2018 года Трамп заявил, что ядерная сделка будет сохранена. На этом все положительные моменты его решения заканчиваются и начинается характерная для Трампа тактика, которую можно назвать сжиганием мостов — с ЕС, с Тегераном, а также с Москвой и Пекином.

Переговоры об иранской ядерной программе — министры иностранных дел и других должностных лиц P5 + 1 и министры иностранных дел Ирана и ЕС в Лозанне
Переговоры об иранской ядерной программе — министры иностранных дел и других должностных лиц P5 + 1 и министры иностранных дел Ирана и ЕС в Лозанне

В день, когда подошел срок очередного «отчета» Вашингтона по соблюдению Ираном ядерной сделки, Трамп заявил, что у конгресса и европейских законодателей осталось 120 дней, чтобы сформулировать поправки к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), называемому на Западе ядерной сделкой.

Трамп не намерен продолжать взаимодействие по Ирану в том формате, который предполагает действующий с 2015 года договор. Президент США дал понять европейцам, что они или ужесточат условия для Тегерана — или Вашингтон выйдет из договора.

«Это последний шанс, — сказал Трамп. — Или будут признаны катастрофические изъяны сделки, или Соединенные Штаты выйдут из нее».

Таким образом, если ЕС используют «последний шанс», то Трамп согласится снять с Ирана часть экономических санкций, правда, уже на новых, более жестких условиях.

«Никто не должен сомневаться в моем слове, — сказал Трамп. — Призываю ключевые европейские страны присоединиться к Соединенным Штатам, чтобы устранить существенные недостатки в сделке, противостоять иранской агрессии и поддержать иранский народ. Если другие страны ничего не предпримут в течение этого времени [120 дней], я прекращу нашу сделку с Ираном».

В заявлении Трамп пояснил, каких поправок он ждет от конгресса США: например, положения, требующего «немедленного» доступа международных инспекторов к иранским объектам. Также Трамп хочет, чтобы иранская программа баллистических ракет и его ядерная программа рассматривались «неотделимо» друг от друга.

Реакцию ЕС на слова американского лидера можно условно назвать бравадой. В Брюсселе, Берлине, Париже заявили, что считают СВПД важным соглашением. Причем Брюссель и Берлин «подстраховались», уточнив, что нужно «скоординироваться».

"ЕС принимает к сведению сегодняшнее заявление президента Соединенных Штатов Дональда Трампа о ядерной сделке Ирана, — говорится в сообщении Европейской службы внешних действий. — Мы по-прежнему привержены продолжению полного и эффективного осуществления Совместного всеобъемлющего плана действий».

Читайте подробнее: «Скоординируем действия»: страны ЕС хотят соблюдать соглашение по Ирану

Макрон высказался резче, о чем сообщили в Елисейском дворце после его телефонного разговора с Трампом:

«Президент напомнил о важности сохранения иранского ядерного соглашения и необходимости соблюдения всеми сторонами своих обязательств в рамках этого соглашения».

Однако, беседуя с Трампом, Макрон признал важность вопроса создания баллистических ракет Ирана и необходимость «обеспечения стабильности на Ближнем Востоке».

Читайте подробнее: Макрон: ядерное соглашение по Ирану должны соблюдать все его участники

Наиболее однозначно на демарш Трампа отреагировали в Пекине и в Москве. 13 января официальный представить МИД Китая заявил, что договор по Ирану нужно не только соблюдать, но и высоко ценить, потому что в свое время на него было затрачено немало совместных усилий.

Владимир Путин и Си Цзиньпин
Владимир Путин и Си Цзиньпин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте подробнее: Китай призвал США ценить соглашение по Ирану

Позиция Москвы, высказанная заместителем министра иностранных дел РФ Сергеем Рябковым, заключается в следующем: Вашингтон проявил себя так, как того и следовало ожидать.

«Главное в том, что усиливается не просто нажимная, а ультимативная составляющая в подходе США к иранским делам», — заявил Рябков.

Читайте подробнее: МИД России: Москва негативно оценивает заявление Трампа по сделке с Ираном

Наконец, в самих США решение Трампа не находит полного одобрения. Как отмечает издание Politico, объявленное «продление ядерной сделки» — это «временная победа» тех членов команды Трампа, «которые несколько месяцев пыталась убедить презирающего ядерную сделку президента», что отказ от нее станет «катастрофой его внешней политики».

«Ряд воинственно настроенных членов и советников администрации США надеялся на то, что протесты в Иране, которые начались в декабре, но по большей части прекратились после введения жестких мер со стороны режима [то есть Тегерана], могли подтолкнуть президента США Дональда Трампа к тому, чтобы разорвать ядерную сделку, — пишет издание. — Тем не менее с другими рекомендациями выступали высокопоставленные официальные лица его администрации, занимающиеся вопросами обороны, в том числе госсекретарь Рекс Тиллерсон, глава Пентагона Джеймс Мэттис и советник по вопросам национальной безопасности Герберт Макмастер».

Грубо говоря, по их мнению, выход из соглашения слишком дорого обойдется — как в переносном смысле, так и в прямом.

В итоге вырисовывается картина, при которой Трамп довольно-таки неумело «разбирается» со своими врагами. Политик выглядит как практически ни к кому не прислушивающийся психопат: «Никто не должен сомневаться в моем слове!» Картину дополняют его высказывания о Гаити и слухи о проблемах со здоровьем.

Эксперты не первый день говорят о том, что на самом деле Трамп — это таран, разрушающий международные институты. Так, выступая на заседании клуба «София» в ноябре 2017 года, вице-президент Международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр» Юрий Бялый сказал, что с помощью политики Трампа Вашингтон подрывает такие структуры как ООН, ВТО, Трансатлантическое (ТТИП) и Транстихоокеанское торговые партнерства (ТТП), соглашение НАФТА, ЕврАзЭС, ШОС, МЕРКОСУР, БРИКС.

США, по мнению эксперта, «мешают все международные организации, которые устанавливают и контролируют хоть какие-то общие правила, международные правовые обязательства, хоть какой-то закон». Эксперт предложил гипотезу по поводу того, «что есть Трамп, который очень неожиданно выскочил на политическую авансцену», победил и «неожиданно для многих сохраняет позиции».

«Думаю, что он создан как политический субъект определенным — ну я не знаю, существуют ли эти сто хозяев мира, или четыреста тысяч хозяев мира, о которых часто говорится, — политическим слоем «делателей королей», кингмейкеров, которые хотят при помощи этого ограниченного, но очень решительного человека максимальным образом доломать мировую систему норм, права и правил», — сказал Бялый.

Дональд Трамп выступает перед своими избирателями
Дональд Трамп выступает перед своими избирателями
Gage Skidmore

Также есть мнение, что разрыв соглашения по Ирану — это атака на НАТО и ЕС:

«Столь жесткое заявление Трампа по Ирану вызвано не тем, чтобы собрать воедино вновь кулак ЕС и НАТО против Ирана, а сделано с целью разрушить трансатлантическую солидарность и выйти из союза с ЕС. Причина очень проста — ЕС сегодня является главным политическим и экономическим конкурентом США. Разрыв этой связки должен обрушить не только экономику ЕС, но и его способность быть технологическим конкурентом США», — считает шеф-редактор аналитической редакции ИА REGNUM Юрий Баранчик.

Читайте подробнее: Трамп целенаправленно разваливает НАТО

В свете всего сказанного слова Трампа о «последнем шансе» для ЕС звучат как «предложение, от которого невозможно отказаться».

Читайте ранее в этом сюжете: Вашингтон – Тегеран: первая ничья

Читайте развитие сюжета: Кандидат в госсекретари США намерен «прижать» Иран по ядерной сделке