Евросоюз заинтересован в стабильных соседях: Интервью специального представителя Евросоюза по странам Южного Кавказа Хейке Талвитие ИА REGNUM

Баку, 24 марта 2004, 19:23 — REGNUM  

Корреспондент ИА REGNUM накануне встретился со специальным представителем Евросоюза по странам Южного Кавказа Хейке Талвитие и задал ему несколько вопросов:

Как вы оцениваете нынешнее состояние отношений Евросоюза с Азербайджаном?

Евросоюз не скрывает своего намерения активно действовать на Южном Кавказе. Все три страны этого региона также не скрывают своего интереса к развитию отношений с Евросоюзом, их руководители не раз заявляли о желании интегрироваться в Евросоюз. Но пусть не кажется, что такая интеграция будет легкой! Для этого нужно еще очень много работать, здесь много нерешенных проблем. В первую очередь, эти страны должны продолжать развитие демократии и рыночной экономики. Эти страны переживают серьезные экономические трудности. Им надо провести немало реформ, чтобы довести свою экономику до европейских стандартов. Ребенку нужно помочь подняться на ножки и лишь потом требовать, чтобы он ходил правильно. На протяжении многих лет эти страны жили при тоталитаризме, что оставило очень глубокий отпечаток. И сейчас требовать от них, чтобы они сразу зажили по-европейски, было бы наивно. Они должны сами пройти этот путь шаг за шагом. Однако надо заметить, что помощь, оказываемая Евросоюзом этим странам, как будто и не очень-то заметна. Наверное, в этом доля и нашей вины - мы где-то неправильно поставили свою работу.
Мы хотим быть здесь основными и долговременными партнерами. И мы будем развивать как политические, так и экономические отношения со странами этого региона. Касаясь Азербайджана, могу сказать, что за десять лет Евросоюз выделил Азербайджану 350-400 миллионов евро - это немало.

Какие вопросы охватывает лично ваш мандат как представителя Евросоюза?

Самый важный пункт моего мандата - двусторонние отношения между Евросоюзом и странами Южного Кавказа. Основой для развития наших отношений является договор о партнерских отношениях между Евросоюзом и всеми тремя республиками Южного Кавказа. Назначение спецпредставителя означает желание Евросоюза поднять политический уровень наших взаимоотношений. Кроме того, в этих странах уже долгое время работает и Еврокомиссия.
Второй пункт - это региональное сотрудничество. Этот пункт очень сложен в плане реализации: в регионе множество конфликтов, очень сложно хотя бы примерно назвать, когда мы сможем начать развивать отношения между странами региона. При наличии таких болевых точек, как Нагорный Карабах, Абхазия, Южная Осетия, согласитесь, очень трудно налаживать региональное сотрудничество.
Евросоюз не принимает непосредственного участия в урегулировании нагорно-карабахской проблемы. Думаю, участие Евросоюза нежелательно, поскольку этим вплотную занята Минская группа ОБСЕ. В абхазском конфликте главное слово - за ООН, в Южной Осетии - опять-таки за ОБСЕ. Правда, мой мандат позволяет мне помогать этому процессу, и я делаю все от меня зависящее, чтобы сблизить между собой интересы этих стран. Согласитесь, это очень трудно.
Последующие пункты моего мандата дают мне возможность иметь контакты с представителями стран, имеющих интересы и влияние в странах этого региона. Это Россия, США, Турция и Иран.

Раз уж Вы завели речь об интересах разных стран в регионе Южного Кавказа - Вам не кажется, что США в этом регионе пока что активнее, чем Евросоюз?

Возможно, так кажется на первый взгляд. Евросоюз тоже не сидит, сложа руки. Мы прекрасно осведомлены о планах всех государств в отношении Южного Кавказа. Евросоюз работает в этом регионе уже довольно долго и, как я уже сказал, намерен стать активным участником процессов, проходящих здесь. А что касается США, то они, по-моему, развернулись в этом регионе намного позже, чем мы. Но насчет активности - тут я с вами согласен. Конечно, правительство США может принимать решения намного быстрее, чем Евросоюз: ведь он, как вы знаете, объединяет 15 государств, а в дальнейшем их будет 25 - это, естественно, требует времени для принятия важных решений. Но это не значит, что Евросоюз не намерен развернуться здесь масштабно.

Евросоюз хочет стать еще одним, наряду с США и Россией, геостратегическим игроком в этом регионе?

Нет, вы меня поняли неправильно. У Евросоюза нет вооруженных сил. Но это не означает, что Евросоюз намерен отказаться от своих интересов в этом регионе. Если уж страны региона считаются географически принадлежащими к Европе, то рано или поздно они будут нашими полноправными партнерами. А значит, остальные страны должны будут считаться с нашими интересами в этом регионе. Думаю, это будет не против США и России - мы, наоборот, за партнерство с этими странами. И не случайно, посещая страны Южного Кавказа, я каждый раз встречаюсь с послами США и России в этих странах. Я контактирую также с послами Ирана и Турции...

По истечении десяти лет независимости прибалтийских стран Евросоюз уже принял их в свои ряды. Hа очереди и страны Южного Кавказа?

Надо понимать, что страны Восточной Европы - это совсем другое дело. А вот как быть со странами Южного Кавказа - в Евросоюзе пока ясности нет. Сейчас в Брюсселе идут жаркие дискуссии по этому поводу. Взвешиваются все плюсы и минусы. Но я никоим образом не хочу обнадеживать вас, что южнокавказские страны станут полноправными членами Евросоюза уже в скором времени. Это долгий, изнурительный процесс, для этого нужно очень много работать - прежде всего, в области развития демократии. Правда, представление о демократии в каждой стране свое... И Азербайджан должен найти свой путь к демократии, где проводились бы свободные выборы, уважались бы права человека, развивались разные демократические институты - словом, как в лучших домах Европы!

Как Вы относитесь к нынешнему состоянию демократии в Азербайджане?

В Азербайджане с этим еще много проблем. Думаю, прошедшие пpезидентские выборы были не совсем на уровне международных стандартов. Хотя по сравнению с прошлыми выборами, надо сказать, кое-какой прогресс наблюдался. Азербайджан, будучи членом Совета Европы и ОБСЕ, должен придерживаться принципов демократии, прав человека и верховенства закона. Евросоюз желает Азербайджану, чтобы все проблемы, возникшие после выборов, нашли свое решение. Азербайджан должен смотреть вперед и покончить со всеми пережитками старого.

После Азербайджана Вы посетить Армению, до этого вы побывали в Грузии. Сейчас всех интересует сложившаяся ситуация в Грузии. Как вы оцениваете ее?

Я оцениваю ее как довольно сложную. После демократических перемен в этой стране она столкнулась с немалыми проблемами. Мы обещали им помочь в материальном и в моральном плане. К сожалению сейчас в Грузии осложнились отношения центральных властей с руководством Аджарии.
Да, конечно мы обсуждали эту проблему не только с Михаилом Саакашвили ним, но и с Асланом Абашидзе. Я обоим донес точку зрения Евросоюза по данной ситуации. Мы не приемлем никакого решения проблем насильственными методами и не хотим возникновения в этом регионе еще одного очага конфликта. Тем более до конца июня страны региона Южного Кавказа получат статус соседей Евросоюза. Мы заинтересованы в стабильных соседях. Поэтому мы за решения всех спорных вопросов за столом переговоров.

Как известно, недавно депутат Европарламента Пер Гартон выступил с предложением об урегулировании нагорно-карабахского конфликта. По которому Азербайджан взамен пяти оккупированных районов Арменией восстановит железно-дорожное сообщение с Арменией. Почему Европарламент отверг это предложение?

Существует такое понятие как "лобби". Армянское лобби проделало весомую работу в Европарламенте. Более я ничего добавить по этому поводу. Стороны должны сами прийти к согласию. Принять тот вариант который им приемлем.

Ожидается ли Ваш визит в Нагорный Карабах?

Если это поможет урегулированию конфликта. Надо использовать все возможности. Не надо зацикливаться на примитивных взглядах. Надо идти к смелому диалогу. Только в этом случае можно добиться мирного урегулирования этого конфликта.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.04.17
Кто и зачем хочет взорвать Евровидение 9 мая?
NB!
24.04.17
Патрик Бьюкенен: Демократия в мертвой петле?
NB!
24.04.17
Европа — от Турции Эрдогана до Франции Макрона
NB!
24.04.17
«Чапаев» научит, как родину любить
NB!
24.04.17
Кризис вокруг Северной Кореи определит отношения США и Китая
NB!
24.04.17
Антитеррор в Нижнем Новгороде: полиция прервала концерт «Машины времени»
NB!
24.04.17
Полмиллиарда — в «Черную дыру»
NB!
24.04.17
«Пусть приходят»: Маркелов ждет в СИЗО друзей-депутатов
NB!
24.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 24 апреля
NB!
24.04.17
«Ле Пен сняла с предохранителя винтовку, нацеленную в сердце демократии»
NB!
24.04.17
В деле экс-главы Удмуртии появились «запуганные» свидетели
NB!
24.04.17
Блокада Приднестровья: заговор молчания
NB!
24.04.17
Флот: зачем России «позволять себе» лишнее?
NB!
24.04.17
Спецназ и идеологи: как казахстанская армия будет бороться с экстремизмом
NB!
24.04.17
Последняя надежда Петра Порошенко
NB!
24.04.17
Путин заявил о недопустимости суеты и штурмовщины в законотворчестве
NB!
24.04.17
Получат ли армяне и азербайджанцы в Грузии статус особой зоны?
NB!
24.04.17
Следователи выявили еще один эпизод хищений в «Татфондбанке»
NB!
24.04.17
Условия для падения рубля уже формируются
NB!
24.04.17
Глава ПАСЕ раскаялся в своей поездке в Сирию
NB!
24.04.17
Зачем русские школы в Киргизии переводят на киргизский язык?
NB!
24.04.17
Яровая о «группах смерти»: 720 погибших детей – это чрезвычайная ситуация