Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли, с одной стороны, доказала свою способность к дипломатии, с другой — она почти неукоснительно следует за Трампом по вопросам Иерусалима и Ирана. Такой курс может негативно сказаться и на США, и на ней самой, что немаловажно, если учесть слухи о ее намерении стать кандидатом на пост главы Белого дома, пишет Ричард Гоуэн в статье для американского издания Politico.

Двуликий Янус
Двуликий Янус

Так, Хейли недавно созвала очередное заседание Совета Безопасности по вопросу Ирана, из-за которого, возможно, в мире стало немного более опасно или, по меньшей мере, он стал менее дружественным для США. Основной темой созванного специально по требовании Хейли заседания, заблокировать которое до последнего момента хотела Россия, были протесты в Иране. В конечном счете всё сложилось так, что Хейли наверняка пожелала, чтобы у Москвы все получилось.

Ники Хейли
Ники Хейли

Пока она пыталась убедить мировые державы поддержать народ Ирана, целый ряд друзей США занял неоднозначную позицию. Так, представитель Франции заметил, что протесты едва ли являются достаточной международной угрозой, которая бы заслуживала внимание Совета. Представитель Швеции задался вопросом, своевременна ли такая встреча. Посол Кувейта напомнил коллегам, как быстро протесты в рамках «арабской весны» стали давать негативные плоды. Было очевидно, что участники заседания видели во встрече попытку со стороны Хейли поставить под сомнение фундамент Совместного всеобъемлющего плана действий — ядерной сделки с Ираном. Вместо этого дипломаты подчеркнули свою решительную поддержку подписанного в 2015 году соглашения. Встреча больше походила на обсуждение внешней политики администрации Трампа, нежели происходящего в Иране. Какого-то результата у встречи не было, а реакция Совбеза на попытки Хейли перенаправить гнев на Иран особо ничем не увенчались. И такое развитие событий может впоследствии негативно сказаться на самой Хейли и на ООН. Так, в преддверии окончания первого года ее пребывания на посту постпреда США в ООН перед Хейли стоит фундаментальный вопрос о том, каким послом Вашингтона она хочет быть: умеренной силой, которая будет сглаживать разногласия, вызываемые всё более нестабильным президентом Трампом, или верным последователем главы администрации США, чьи позиции по Ирану и КНДР всё более ужесточаются.

Пока бывшему губернатору штата Южная Каролина на ее посту сопутствовал лишь успех: она находится на безопасном расстоянии от хаоса, который царит в Вашингтоне, она быстро смогла найти себе друзей среди послов важных стран, добилась сокращения бюджета ООН, а также совместно с КНР разработала ряд санкций против КНДР. Несмотря на то, что она не смогла остановить Трампа от ряда шагов против ООН, послы иностранных государств и американские дипломаты ценят ее как своеобразный дипломатический аварийный клапан. Когда Трамп, казалось, вот-вот взорвется, угрожая начать войну с Пхеньяном или урезать финансирование гуманитарных программ ООН, Хейли всегда удавалось разрядить напряженность. Это достойная роль, и можно даже сказать, что благодаря ей мир чуть дальше от войны на Корейском полуострове, чем мог бы быть.

Хейли вместе с президентом Дональдом Трампом и Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций Антониу Гутеррисом
Хейли вместе с президентом Дональдом Трампом и Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций Антониу Гутеррисом

Но помимо Хейли-дипломата, благодаря своей работе заслуживающей одобрения, всегда была вторая Хейли — сторонник жесткой линии, неукоснительно следующий за Трампом в том, что касается необходимости жесткой риторики и действий по многим вопросам безопасности. Прежде всего, она стала одним из основных ястребов администрации по вопросу Ближнего Востока. В частности, с самого своего прихода на этот пост постпред США решительным образом придерживается позиции необходимости защиты Израиля и критики Тегерана. Еще летом 2017 года она призывала признать Иран нарушителем ядерной сделки и грозилась вывести США из Совета по правам человека в Женеве из-за его постоянной критики Израиля.

После того как Трамп признал Иерусалим столицей Израиля, Хейли использовала право вето для блокирования резолюции по этому вопросу, затем она выступила с яростной критикой тех, кто проголосовал в Генеральной Ассамблее (ГА) против решения главы Белого дома. Позиция США оказалась в меньшинстве, и несмотря на то, что многие дипломаты были встревожены той решимостью, с которой она защищала позицию США даже в столь символическом вопросе, как голосование в ГА, ей все равно удалось впоследствии ввести новый пакет санкций против КНДР, а также добиться ряда сокращений бюджета организации. Иными словами, голосование по Иерусалиму и ее реакция на поражение США в ГА никоим образом не отразилось на ее влиянии в ООН.

И хотя прошедшая на прошлой неделе встреча по Ирану и не получила такого же освещения в СМИ, последствия от нее могут быть много более серьезными. Если постпред США оттолкнет от себя другие державы из-за Ирана, она может потерять все то доброе расположение, которое ей удалось накопить. Дело в том, что если столкновения с США по вопросу Израиля могут восприниматься как нечто ожидаемое, то соглашение по иранской ядерной программе дипломаты ООН считают решающим для сдерживания ближневосточного кризиса. Благодаря этому постоянные члены Совбеза готовы вставать на сторону России и Китая в вопросе защиты соглашения. Что бы другие державы ни думали о протестах в Иране, они теперь понимают, что попытки США ослабить Иран представляют опасность для безопасности на Ближнем Востоке, поэтому их необходимо сдержать.

Если Трамп продолжит ослаблять сделку с Ираном и откажется снимать 12 января с Тегерана новую порцию санкций, Хейли может оказаться в положении обороняющегося в ООН. Россия же, одержав, по сути, победу в своей давней дипломатической битве по Сирии в Совбезе ООН, с радостью соберет традиционных союзников США в антитрамповский блок. И хотя такое развитие событий не обязательно негативно скажется на других дипломатических вопросах, таких как переговоры о КНДР, тем не менее затяжные дипломатические разногласия по вопросу Ирана приведут к ослаблению престижа США в ООН.

Иран
Иран
DAVID HOLT

Трамп и самые решительные противники Ирана внутри администрации и за ее пределами будут довольны таким исходом. Может быть, сама Хейли, которая, по словам ее коллег, намерена выдвигать свою кандидатуру на пост главы Белого дома, последует этим путем, чтобы показать себя первоклассным внешнеполитическим ястребом, достойным Республиканской партии. Безусловно, в том, чтобы критиковать ООН, есть определенные краткосрочные преимущества, тем не менее вполне возможно, что повторится та же ситуация, как с Джорджем Бушем — младшим, который на своем опыте убедился, что создание нестабильности на Ближнем Востоке может негативно сказаться и на самих политиках США.

У Хейли есть еще одна возможность: согласиться с тем, что она едва ли сможет заставить международную организацию сделать так, как хочет она по вопросу Ирана, и вместо этого сконцентрироваться на таких проблемах, как КНДР, где у нее больше шансов. Убедить в правильности этого курса Белый дом будет сложно, однако если Хейли и правда стремится стать главой США или добиться других целей, например, стать государственным секретарем, она должна серьезно подумать о том, что может испортить ей репутацию. Поиск конфронтации с Тегераном может запросто привести к негативным последствиям, тогда как нахождение выхода из ядерного кризиса на Корейском полуострове станет достойным мирового лидера достижением.

Читайте ранее в этом сюжете: American Conservative: разрыв сделки с Ираном ударит по отношениям США и ЕС