В России люди берут одни кредиты, чтобы расплатиться по другим, и эта долговая воронка исчезнет лишь тогда, когда вырастут доходы населения, считает ведущий научный сотрудник экономического факультета МГУ Андрей Колганов. Об этом он заявил 9 января корреспонденту ИА REGNUM, комментируя сведения Банка РФ о том, что объём накопленной за 11 месяцев 2017 года задолженности жителей РФ перед банками превысил объём накопленных вкладов.

«Когда мы говорим о росте накопленного долга перед банками со стороны граждан, надо ориентироваться не столько на размер депозитов, сколько на динамику денежных доходов населения, — отметил экономист. — Если эти денежные доходы позволяют выплачивать проценты по кредитам и покрывать основной долг в разумные сроки, то в росте задолженности ничего страшного нет — расширяется потребительское кредитование, что увеличивает возможности граждан приобретать предметы длительного пользования, жильё и прочее. Если же задолженность достигает величины, которая превышает возможности граждан погашать кредиты в разумные сроки, то это, естественно, повод забеспокоиться».

В этой связи Колганов напомнил ситуацию в США накануне кризиса 2008 года, когда потребительская задолженность зашкаливала и превышала несколько годовых фондов заработной платы.

«Среднему гражданину, чтобы расплатиться по кредитам, надо было большую часть своей активной рабочей жизни посвящать покрытию кредитов, — напомнил эксперт. — Фактически США подошли к пределу разумных размеров потребительской задолженности, и если бы она продолжала расти дальше, тогда американская финансовая система столкнулась бы с массовым невозвратом долгов».

В России, по мнению Колганова, рост задолженности связан с так называемыми вынужденными заимствованиями, когда люди берут кредит, чтобы расплатиться с предыдущими долгами. Эта долговая воронка может рассосаться, если начнут расти доходы населения.

«Если доходы населения не будут расти, банкам в краткосрочном периоде это будет выгодно, но если эта ситуация затянется, банки могут столкнуться с массовым невозвратом долгов, — предположил экономист. — Однако в масштабах российской экономики уровень задолженности у нас даже в процентном отношении к доходам населения ниже, чем в Европе, и тем более ниже, чем в США. Это общий показатель уровня развития экономики. Дело не только в абсолютно низких доходах населения. У него нет свободного остатка средств, которыми оно могло бы оперировать для урегулирования проблем своей задолженности».

При этом он уточнил, что, несмотря на рост кредитования, серьёзного роста промышленного производства в стране пока не наблюдается.

«У нас очень давно сложилась проблема, которая приобрела системный характер: значительная часть обрабатывающей промышленности, а также некоторые сектора сферы услуг имеют уровень рентабельности ниже, чем ставка рефинансирования ЦБ, и уж тем более ниже, чем реальная ставка по коммерческим кредитам, — пояснил экономист. — Эти отрасли экономики в целом не в состоянии кредитоваться, по крайней мере, на среднесрочный и долгосрочный период. Значительные инвестиции в таких условиях невозможны. Проще говоря, эти отрасли не зарабатывают столько, чтобы расплатиться по кредиту. Если предприятие в год получает 8% прибыли, оно не может взять кредит под 15%. Нужно либо государственное кредитование, либо понижение ставки рефинансирования ЦБ с тем, чтобы коммерческие банки могли перекредитовываться в ЦБ под низкий процент и соответственно под более низкий процент выдавать кредиты».

Кроме того, он рассказал, что часть доходов банков уходит за границу, а часть работает на российскую экономику, но лишь в отраслях с высокой нормой прибыли. Речь идёт о нефтегазовом секторе и финансовом рынке.

«Пресловутая цифровизация экономики где идёт наиболее широко? В крупных банках! — констатировал Колганов. — Где у нас начинаются разработки, скажем, по применению систем искусственного интеллекта? В банках! Банки инвестируют большие деньги в развитие проектов искусственного интеллекта для обработки больших массивов данных, оперирования клиентской базой и так далее. В развитие реального сектора денег идёт очень мало».

Экономист также подчеркнул, что ситуацию может исправить именно активное государственное вмешательство, в то время как продолжение либеральных преобразований нужного результата не даст.

«Можно пойти по пути снижения государственного вмешательства и либерализовать экономику, — рассудил Колганов. — Это, безусловно, подстегнёт развитие, но только в тех секторах, которые уже стали высокоприбыльными. Туда капитал побежит с ещё большей охотой. Тем секторам, которые сегодня находятся в угнетённом состоянии, будет ещё хуже. Сильные станут ещё сильнее, а слабые — ещё слабее. Диспропорции увеличатся. Упования на невидимую руку рынка были уместны разве что в XIX веке. Сегодня в любой стране даже с самой либеральной экономической политикой уровень государственного вмешательства высок».

Напомним, что, по данным Банка России, о чём писали «Известия», объём накопленной за 11 месяцев 2017 года задолженности жителей России перед банками превысил объём накопленных вкладов. Объём выданных кредитов с января по ноябрь 2017 года вырос на 1,2 трлн рублей, в то время как объём депозитов увеличился лишь на 800 млрд рублей. Всего жители России задолжали банкам 12 трлн рублей. Отметим также, что реальные доходы граждан за 11 месяцев снизились на 1,4%.

Читайте ранее в этом сюжете: Рост долгов жителей России перед банками опередил рост объема вкладов