*) орфография и пунктуация сохранены

Аварийный дом
Аварийный дом
Скриншот видео жильцов аварийного дома

Моя мама (ветеран-труда, ныне пенсионерка), мой брат и мой племянник Слава (сын брата, второклассник), проживают во Пскове на Текстильном переулке в восьмиквартирном доме, в одной из трухлявых дырявых трехкомнатных квартир, которую бессовестно сдает в найм Администрация города Пскова. В других квартирах, также по найму, проживают ныне пожилые пенсионеры.

С начала лихих 90-х дом фактически не обслуживался, с нас лишь исправно собирала деньги муниципальная управляющая компания, поэтому в настоящее время дом, по факту, пребывает в аварийном состоянии, проживание в нем опасно для жизни. Свободных квартир, где бы жили алкоголики, наркоманы в доме нет, за домом закреплен ничтожный земельный участок, таким образом, очевидно, что с расселения этого фактически аварийного дома никому из власть имеющих ничего в принципе перепасть не может. А потому, местная власть, несмотря ни на что, в наглую не признает дом аварийным, подлежащим расселению. При этом во Пскове расселяют дома куда в более пригодном для жизни состоянии.

Наш дом не имеет ни централизованного газоснабжения, ни горячего водоснабжения, в квартирах не предусмотрены ни душевые, ни ванные помещения, отопление — дровяные печи. Многочисленные жалобы к высшему руководству страны не приносят результата.

Аварийный дом
Аварийный дом
Скриншот видео жильцов аварийного дома

Просили даже переселить в сносимые в Москве «трущобы», поскольку эти «трущобы», по сравнению с нашим жильем просто хоромы. Местная власть извращает перед высшим руководством реальную картину, заключая, мол жили как-то раньше люди в этом доме. Да, действительно жили. Более того, моя мама (бабушка Славы), многодетная мать, успевала и работать на двух работах, и, помолясь, подняла в этом доме, поставила на ноги, не только меня. При этом, к счастью, мы уже выросли и никакая опека нас не может отнять. Каждым своим ребенком, как бы это нескромно не звучало с моей стороны, моя мама может по настоящему гордиться, в том числе и перед Родиной. Сейчас мама уделяет много времени Славе, так что у парня нет выбора, кроме как вырасти человеком, что звучит гордо. Вот только в своем лукавстве местная власть, увы, не рассказывает высшему руководству страны, что раньше общественные бани были по всему городу, а сейчас ближайшая осталась лишь на другом конце города, прокатиться до нее зимой — это вернуться уже с менингитом. Они пишут, что у дома есть газоснабжения, мол они врут, и скромненько приписывают, что оно газобаллонное, и вот совсем не указывают, что шкафы для хранения баллонов и трубы от шкафов в квартиры сгнили еще в прошлом тысячелетии. Они пишут, что у дома есть дровяное отопление, вот только не пишут, что нынче трещины в стенах, не успеваем их каждую неделю выявлять и «запенивать», чтобы не «сифонило», «не надувало», перекрытия рушатся на голову метровыми пластами — не прогреть такой дырявый дом дровяными печами.

Они закрывают свои глаза и уже 15 лет не хотят ни видеть, ни слышать, что у дровяных сараев сгнили, рухнули крыши, кого-то при этих обрушениях едва не убило, останки сараев рухнут со дня на день, хранить дрова негде. Они с гордостью пишут, что в доме есть электроснабжение, но только не указывают, что его суммарная проектная мощность на все 8 квартир — это лишь 2,5 кВт, то есть два электрочайника, или не более пол-лампочки на жильца. Они не пишут, что уже 30 лет изоляция проводов рассыпалась, проводка искрит, и мы живем в доме как на пороховой бочке. Зачем им высшему руководству страны рассказывать такие сущие мелочи, они по существу — мол, всё хорошо, прекрасная маркиза, дела идут и жизнь легка. Как Вы, наверное, уже догадываетесь, с прошлого тысячелетия нас лишь кормят обещаниями «всепанацейного» капитального ремонта. И Вы знаете, высшее руководство страны им реально верит, что они с 2003 года и буквально прямо завтра, прейдут и поменяют фундамент, затем поменяют сгнившие капитальные стены и перегородки, затем межэтажные перекрытия, в общем, в рамках «всепанацейного» капитального ремонта принепременно, «завтра-завтра, только не сегодня», демонтируют и построят дом заново. Несмотря на эмоции и массу доказательств каждого лукавства, хочется сейчас поменьше слов, что бы вы дочитали до конца, поэтому, что бы картина была ясна, буду описывать на самых ярких примерах.

Аварийный дом
Аварийный дом
Скриншот видео жильцов аварийного дома

Газопровод низкого давления проходит по Текстильному переулку. Чтобы газифицировать дом надо всего 18 (восемнадцать) метров трубы. Так вот с посмотрите, с 2003 г. аж 3 тома жалоб, а газа, как не было, так и нет. Власть категорически не желает нам 18-ть метров трубы, даже с областным субсидированием, даже ни разу заявки не подали, категорически не хотят на нас тратить ни единой копейки, хотя собирали и собирают с нас деньги, аж за ушами трещит. Более того, есть ответ прокуратуры, в котором «черным по белому» откровенно указано, что и в 2018 году, и так далее, не тешьте себя надеждами, замолчите наконец уже. Думаю, что после 18-ти метровой трубы не надо расписывать, что кроется за словами «всепанацейного» капитального ремонта. Еще один яркий штрих — с 1990 года в доме так и не побывал ни Губернатор, ни один из его заместителей, даже ни один председатель какого-нибудь комитета, а ведь дом расположен от администрации всего в 2550 метрах. Некогда видимо им, занятые люди. В одном из обращений для наглядности того, насколько просто дойти от администрации до дома, даже представили схему, но, увы — ноль эмоций. Из переписки Вы так же можете узнать, кто на «Руси» действительно пытается помочь нашим согражданам, а кому и так «жить хорошо», кто работает на «отпишись». Вы можете узнать, что из Министерства иностранных дел Российской Федерации, нам ни на одно из 3 обращений никто так и не отписался, хотя в нем ставились вопросы внешней политики.

К счастью, не все органы исполнительной власти прогнили как дом на Текстильном. В этом году, удалось выйти на высшее руководство МЧС России, под непосредственным контролем которого, в рамках крайне узких и обрезанных полномочий этой службы, удалось добиться штрафов для Администрации города Пскова, бюджетной управляющей компании «Жилище», за допущенными ими злостные многолетние нарушения, а также конкретные предписания с конкретными сроками. Надо понимать, что местная власть, которой до этого, весь беспредел сходил с рук, от этого пришла в крайнюю ярость, рвёт и мечет. Тут же и миллион первая жалоба в прокуратуру, словно палка, которая «раз в год стреляет», также дала результат — заставили бюджетную управляющую компанию сделать ремонт в подъезде. Это все совсем не то, о чем мы реально мы просили, не хотят расселять, так пусть хотя бы проложат газ, 18-ть метров трубы, чтобы нам зимами в дырявом доме не подыхать, воду на газу греть, а они красоту в подъезде решили навести. Оно и понятно, три банки краски и мешок шпаклевки — не так дорого, а в итоге, можно будет глянцевые отчетные фотографии Президенту слать, как у нас «все хорошо» и чего мы только такие неблагодарные жалуемся. Но хоть что-то за три десятка лет.

Крыша
Крыша
Скриншот видео жильцов аварийного дома

И вот теперь, к сути обращения. Чтобы заткнуть нам рты, местная власть выдумала следующую махинацию. В квартиру за моим племянником, второклассником Славой, органы опеки ныне устраивают настоящее паломничество. В частности, в последний рабочий день уходящего года, когда, как известно, ни одного служащего и поганой метлой работать не заставишь, а после обеда и на работе никого не увидишь, прибежала после обеда аж троица. Со слов соседей, у всех примчавших, глаза были бешенные, искали Славу. Со слов соседей, с особым рвением, «как наркоманы — дозу». Не верили соседям, хватали во дворе всем пацанов за руки и спрашивали, не Слава ли это. То есть по всем признакам, хотели схватить ребенка и убежать. Соседи, тем временем, предлагали им осмотреть троице дровняки с обрушенными крышами, находится рядом с которыми, уже опасно для жизни. Предлагали им снаружи взглянуть на трещины и дырки в стенах дома. Предлагали посмотреть на сгнившие межэтажные перекрытия, которые обваливаются метровыми пластами. Но это всё их абсолютно не интересовало, то есть, на самом-то деле, им не совершенно не интересна безопасность детей. Правда зачем я пишу, это и так любому очевидно, ведь в противном случае, они бы еще с 2003 года впрыжку бежали впереди всех нас и с остервенением лупили по затылку своих же работодателей, в лице Главы Администрации города Пскова, его заместителей, требовали от них признания де-факто аварийного МДК дом №3 де-юре аварийным, подлежащим расселению, требовали централизованной газификации дома, требовали горячего водоснабжения, требовали перепланировки и оборудования муниципальных квартир душем, ванной, требовали ремонта хозпостроек для хранения дров, крыши которых сгнили и обрушились, проламывая людям головы, и так далее. Не слышали мы их и по вопросам детских площадок. Вот снесли рядом дом №7. Так тут же землю под этим домов и закрепленным за ним большим двором нарезали и распродали за гроши под ИЖС. Особняки выросли вокруг, как грибы. Но что-то никто из властей, ни в каком месте, так и пикнул, не подумал о детях, ведь с уничтожением двора дома №7 и распродажи земли под ним, на строительство особняков, простые дети всего района лишились последней горки и футбольного поля.

Мы, конечно же понимаем, что в органах опеки работают не звери, что это люди, у кого-то наверное даже есть дети. Нам, по сути, и нечего скрывать от людей. Отец моего племянника работает на нескольких работах, чтобы закупить на зиму 6 машин дров для прогрева дырявого дома, оплатить бассейн, лего-моделирование, проездной месячный билет ребенку, который почти в 2 раза дороже, чем аналогичный в Санкт-Петербурге и так далее. Моя многодетная мама (бабушка Слава), тоже не скучает, ходит с внуком на компьютерные курсы, вместе за одной партой постигают технологии 21 века. Однако, случаи откровенных расправ местной власти за жалобы уже неоднократно имели место быть. Мы знаем, о чем говорим. Так, в 2016 году, в один прекрасный день, отняли мусороприемник. В это тяжело поверить, но реальный факт (см. том №2 стр.31−32). Приехали рабочие, сказали, что прекрасно нас понимают, что прекрасно понимают, что мы теперь обречены захлебнуться в собственных помоях, но у них распоряжение руководства, мол, мы простые работяги, нам приказали, жалуйтесь пожалуйста на верх, не мешайте нам работать. Погрузили баки, разобрали стенки, площадку из тротуарных плит и увезли. Это были не звери, это были люди, с двумя ногами, двумя руками, у некоторых из них наверняка есть даже дети, просто они исполняли распоряжение своего руководства. Такой вот простой нам был информационный посыл — что-то не нравится, так в два счета устроим еще хуже. Вернуть часть мусороприемника (представили бак в 5 раз меньший по объему), удалось лишь спустя пол года, после многочисленных коллективных обращений за помощью к Президенту России, в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, в местные представительства политических партий. В это тяжело поверить, но это факт, это все засвидетельствовано. Как Вы наверное и так понимаете, никто за учиненную над нами расправу не понес никакого наказания, ни штрафа, ни даже предупреждения. Вернее, наказание понесли мы, причем по полной программе, захлебывались в помоях.

Дыра в крыше
Дыра в крыше
Скриншот видео жильцов аварийного дома

Надо понимать, что органы опеки не могут в последний день уходящего года с бешенными выпученными глазищами и раскрытыми ноздрями прибегать троицей просто так. Хотя бы формально, хотя бы для галочки, им нужен предлог, поводов к учинению расправе. А ни поводов, ни предлогов таких нет, никогда не было и быть не может. Что касается наших обращений, в том числе коллективных, то к компетенции органов опеки не относится их рассмотрение по существу, то есть по существу поставленных в них вопросов о признании дома аварийным и подлежащим расселению, о газификации дома и так далее. То есть уже мы имеем какую-то очередную и очевидную для всех махинацию.

Мотивы такого беспредела, который пытается учинить местная власть ясны и понятны. Мол, будете и дальше жаловаться на состояние дома — в два счета лишим детей. Мол, в ваших же интересах писать, что в доме порхают бабочки, а рядом с домом разбит Райский сад, срочно пишите Путину, что Текстильный 3 — лучшее место на всей планете Земля, хвалите местную власть и целуйте нам ножки.

Надо понимать, что местные власти Пскова уже давно не имеют ни совести, ни сострадания. Прошу взглянуть на публикацию Ольги Решетовой на популярном Псковском ресурсе (http://pln-pskov.ru/letters/298 924.html). Поэтому, надо понимать, что если инновационно-ювенальные расправы по беспределу местных властей за объективные жалобы на их бездействии со стороны жильцов по аварийному состоянию жилого фонда путем отъема детей никто не остановит, то ничего хорошего не будет.

На примере помойки мы наглядно видим, что на деле ст.6 «Гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением» ФЗ №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» не действует. Если отъем детей за мотивированные и обоснованные жалобы Президенту России, в органы исполнительной власти, их представителям — становится в наши дни нормой, то такую норму необходимо срочно закрепить в законе, как одно из прямых оснований на изъятие детей. Чтобы родители хотя бы изначально понимали всю меру ответственности в России за жалобы к Путину, в Прокуратуру, в МЧС России, в Ростехнадзор, в Роспотребнадзор, в Общественную Палату и так далее. В такой поганой норме можно даже прописать конкретные сроки лишения ребенка. Обратился в Администрацию города Пскова с жалобой на вопиющее бездействие Администрации города Пскова — получи три года лишения ребенка условно. Обратился с жалобой в прокуратуру города Пскова — получи год лишений ребенка, в Прокуратуру области — пять лет, Президенту — на пожизненно.