25 декабря советские войска на Украине, находящиеся под командованием Сиверса, начали наступление. Основной удар направлен на Макеевку (Донбасс). Антонов-Овсеенко телеграфирует Ленину:

Колонна солдат
Колонна солдат

«Саблиным заняты Луганск, Родаково и Дебальцево. Сиверс ведет бой у Криничной и Мушкетово. С фронта ждем латышей. Из Финляндии матросов. Подтолкните их. Вооружение рабочих идет успешно».

В Юзовке объявлена запись в Красную гвардию. Записалось до 2 000 человек. Во всей Западной области организуются отряды Красной гвардии.

Донским войсковым атаманом Калединым издан приказ о назначении Корнилова главнокомандующим добровольческой армией. Деникин пишет о положении Корнилова:

«Под влиянием всякого рода недоразумений Корнилов всё еще колебался в окончательном решении. На него угнетающе действовали отсутствие «полной мощи», постоянные трения и препятствия, встречаемые на пути организации армии, скудость средств и ограниченность перспектив. Извне на Корнилова оказывали давление в двух направлениях: одни считали, что для человека столь крупного «всероссийского» масштаба слишком мелко то дело, которое зарождалось в Новочеркасске, и что ему необходимо временно устраниться с военно-политического горизонта, чтобы впоследствии возглавить широкое национальное движение. Ранее этот взгляд поддерживал по побуждениям личным Завойко. Другие звали генерала в Сибирь, на его родину, где «нет самостийных стремлений» и где почва в социальном и бытовом отношении казалась наиболее чуждой большевизму.

Наконец, были и просто авантюристы, в роде И. Добрынского, который, в неудержимом стремлении играть политическую роль, применял все виды шантажа. Так, в половине января по каким-то атавистическим признакам он неожиданно оказался астраханским казаком, нашил желтые лампасы и явился к генералу Корнилову в сопровождении находившихся в Ростове г.г. Н. Киселева и Б. Самсонова, в качестве делегации «от поволжского купечества и Астраханского, соединенного с Калмыцким, войска». Обращение, подписанное этими тремя лицами 16 января, после дифирамба диктатуре и вождю звало Корнилова в Астрахань для водворения в губернии законности и порядка, обещало широкую материальную поддержку и заканчивалось такой политически безграмотной тирадой, превращавшей идею добровольчества в своего рода средневековый институт ландскнехтов: «купечество произведет милитаризацию своих предприятий, сохранись за военными навсегда их служебное положение, дав обязательство в том, что все назначения в этом смысле будут происходить с согласия генерала Корнилова».

Лавр Корнилов
Лавр Корнилов

Ленин выехал в трехдневный отпуск в Финляндию.

В связи с созывом на 8 января 1918 г. III Съезда советов р. и с. депутатов ЦИК 1-го созыва выпустил воззвание ко всем советам, армейским и флотским комитетам, членам партий с.-р. и с.-д.-меньшевиков, покинувших II Съезд советов:

«На 8/1 ВЦИКом (2-го созыва) назначен Съезд советов с целью сорвать Учредительное собрание. ЦИК 1-го созыва не мог признать правомочным II Съезд советов, искусственно подтасованный… Поэтому избранный им ЦИК нельзя рассматривать как руководящий центр всех советов…

Значительная часть советов продолжает придерживаться единственно верного и революционного пути: классовая организация рабочих масс страны, руководство их идейно-политической жизнью, углубление политических и социальных завоеваний революции, непосредственное давление всей мощью рабочего класса, объединение в советы во имя достижения поставленных перед ними задач… Мир не мог быть достигнут путем разрыва с союзниками и сговора с империалистической кучкой центральных держав…

ЦИК призывает войти в немедленную и непосредственную связь с ним… ЦИК постановил начать предварительную работу по подготовке созыва нового съезда советов р. и с. депутатов. Перед нами задача — самоопределение советов, выпрямление их политической линии и разграничение, таким образом, функций Учредительного собрания и советов…

ЦИК 1-го созыва постановляет: собрать в Петрограде 8 января чрезвычайное совещание всех советов, армейских и флотских комитетов, отдельных советских и армейских фракций всех организаций, группирующихся вокруг советов и комитетов, стоящих на почве защиты Учредительного собрания…

Повестка дня совещания: 1. Власть Учредительного собрания. 2. Борьба за всеобщий демократический мир и восстановление Интернационала. 3. Ближайшие задачи советской политики…

Создавайте опорные пункты на местах — предстоит борьба. Во имя революции весь разум и вся энергия должны быть брошены на чашу весов».

Одесский комитет РСДРП (б) опубликовал в газетах опровержение информации о якобы готовящемся вооруженном выступлении большевиков.

По приказанию Центральной рады арестован (и впоследствии жестоко убит) председатель Киевского ВРК Леонид Пятаков (б-к).

Исполкомом Западной области и фронта приняты меры к национализации дворянских имений.

Неизвестный художник. Серия открыток «Типы горожан». Землекоп
Неизвестный художник. Серия открыток «Типы горожан». Землекоп

Сразу же после закрытия краевого съезда Кавказской армии его правосоциалистическое меньшинство (48 человек), опираясь на большую часть тифлисского гарнизона, Красную гвардию Тифлисского совета и краевой центр советов, разогнало большевистское и левоэсеровское большинство (52 человека) Совета. Причины раскола и критика решений краевого армейского съезда в специальном воззвании меньшинства Совета изложены так:

«Стремление большевистской части краевого армейского совета порвать с краевым центром советов и захватить в свои руки руководство жизнью края — по существу направлено против организованных рабочих и крестьян Кавказа, к ослаблению их воли и влияния в крае и возникновению междоусобной войны в рядах демократии. Самым решительным образом протестуя против подобной политики большевистской части краевого совета, краевой центр заявляет, что он не допустит насильственного захвата власти, поставленной организованной демократией. Краевой центр будет считать своим составным элементом только тот исполком краевого армейского съезда, который по всем решительно вопросам общеполитической жизни края будет всецело подчиняться решениям краевого центра советов р., с. и кр. депутатов…

С самого начала революции все вопросы общеполитического характера решались у нас в Закавказье краевым исполнительным комитетом советов рабочих и крестьянских депутатов (Краевой центр). Такого рода наказ был принят первым армейским съездом, и второй армейский съезд наказа этого не отменил. А между тем часть членов (большевики и левые с.-р. — 52 человека) нового краевого совета, избранного вторым армейским съездом, отказалась действовать в единении с краевым рабочим и крестьянским центром, желая захватить в свои руки всю власть…

Против объединенной работы всех советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов выступила та самая партия, партия большевиков, которая на всех перекрестках кричала «вся власть советам»… Эта партия отвергла сотрудничество и создала раскол.

Какими силами пытается утвердить она свое господство над организованным большинством революционной демократии? Силами тыловых воинских частей, ибо представителями большевиков как на съезде, так и в краевом совете армии являются по преимуществу делегаты тыловых гарнизонов. Между тем как партии с.-.р, меньшевиков, дашнаков, украинцев и трудового казачества были представлены главным образом делегатами с фронта. Да это и понятно. Ибо измученная долгой войной фронтовая армия жаждет мира с внешним врагом вовсе не для того, чтобы начать братоубийственную войну в тылу, войну, к которой так усердно призывали и призывают армию большевики…

Особенно опасна и преступна их агитация здесь, в Закавказье. Призывая воинские части идти войной на Северный Кавказ, они не только создают кровавую борьбу между этими частями и трудовым населением Северного Кавказа, но и обрекают на голод все Закавказье и ту часть армии, которая пока остается здесь. Ибо кому не известно, что Закавказье питается хлебом Северного Кавказа…

Создавшееся у нас грозное положение требует неотложных решительных мер и неустанной творческой работы, на которую, как показал печальный опыт, большевики не способны…

Родина наша, раздираемая внутренней междоусобицей, находится на краю гибели. Единственным якорем спасения для нее остается Всероссийское учредительное собрание».

В докладе Мерхалева на заседании Кавказского краевого центра советов 9 января непосредственная причина раскола изложена таким образом:

«На первом же заседании мы поставили вопрос об отношении к краевому центру. После доклада делегации из Александрополя решили объявить Закавказские железные дороги на военном положении. Мы считали, что этот вопрос политический и требует утверждения краевого центра, но большевики наше предложение отвергли. На заседании выяснилось, что рабочий центр [краевой центр советов — прим.] у большевиков находится под сомнением … После их отказа признать краевой центр мы решили сами организовать исполнительный комитет и взять весь аппарат краевого совета в свои руки, считая, что армия, находящаяся в отходе, нуждается в работе центральных органов. Политика большевиков вела к разжиганию страстей, и до тех пор, пока они не признают краевой центр, мы с ними согласиться не можем.»