Прокуратура США в конце прошлой недели объявила, что возбуждает судебное преследование более 400 специалистов — врачей, провизоров, фармацевтов по обвинению в медицинском мошенничестве. На время расследования почти 280 поставщикам медицинских услуг запрещаются участвовать в федеральных программах здравоохранения, а для части из них приостанавливается лицензия на деятельность.

Андрей Колеров. Крик. Ремейк. 2001
Андрей Колеров. Крик. Ремейк. 2001

Генеральный прокурор Джефф Сешнс на специальном брифинге объявил об этом расследовании, назвав выявленную ситуацию «крупнейшим медицинским мошенничеством в американской истории».

«…Дело касается врачей, медсестер и фармацевтов, которые решили нарушить свои клятвы и поставили собственную жадность выше своих пациентов…» — с несвойственной для таких брифингов эмоциональностью обрисовал ситуацию генпрокурор Сешнс.

Прокуроры приводили примеры, от которых пробирало даже видавших все репортеров криминальных новостей вашингтонских изданий.

Так, крупнейший реабилитационный центр в Флориде привлекал наркоманов подарочными картами и бесплатными посещениями стриптиз-клубов, что привело к фальшивым программам реабилитации для таких «пациентов» в размере $58 миллионов — никто из «пациентов» реабилитацию не проходил, а заранее расписывался в документах медицинского центра.

Прокуроры заявили, что более 120 человек из списка обвиняются в наиболее тяжкой форме медицинских преступлений в США — незаконном прописывании и распространении наркотических обезболивающих. Формально легальных, изготовленных на фабриках концернов с мировым именем.

Такие опиоиды, отпускаемые по рецепту, по оценкам экспертов, стоят за самой смертельной эпидемией передозировки наркотиков в истории США.

Более 52 000 американцев умерли от передозировок в 2015 году, 59 000 в 2016 году — рекорд, и эксперты считают, что число продолжает расти.

«В некоторых случаях [во время проверок] мы обнаруживали целые комнаты ожидания приема врачей, набитые наркозависимыми, ожидающими этих рецептов [на легальные опиаты]… Для них это смертный приговор, простой и незамысловатый», — заявил несколько ранее исполняющий обязанности директора ФБР Эндрю Маккейб, рассказывая о расследовании ФБР, позволившем прокуратуре возбудить уголовные дела.

Диагност
Диагност
Цитата из т/с «Доктор Хаус». Реж. Грег Яйтанс, Деран Сарафян, Дэвид Стрейтон. 2004. США

В центре скандала — два препарата, оксиконтин и викодин.

Последний довольно хорошо известен в России — хотя никогда не продавался и не назначался врачами. Именно его жертвой был гениальный врач-диагност — главный герой знаменитого телесериала «Доктор Хаус».

Оба препарата известны уже очень давно (оксиконтин — так вообще со времен Первой мировой войны), изучены вдоль и поперек и за многие десятилетия на службе медицины спасли и облегчили страдания миллионам пациентов.

Так что фармацевтические гиганты — а правами на оксиконтин обладает концерн «Пердью», принадлежащий семье Саклер, а викодин под разными названиями производит с десяток мировых корпораций — ничего сами не синтезировали.

Они изобрели то, что куда прибыльней любой самой замысловатой химической формулы.

Они изобрели ложь. Ложь о том, что оксиконтин и викодин не вызывают привыкания. И вложили в свое изобретение огромные средства.

Корпорациям через широчайшую программу пропаганды и «независимых» исследований удалось убедить медицинское сообщество США в том, что оксиконтин и викодин могут унять боль, но не вызывают привыкания.

Медицинское сообщество Америки не слишком утруждало себя сомнениями, как видно из примера флоридской «реабилитационной клиники». Доктора активно выписывали эти и подобные им «лекарства» для бедных и пожилых людей и выставляли счет федеральному правительству.

А кто лучше и регулярней принимает лекарства, чем зависимый от него? Ни одного приема не пропустит…

Разговор
Разговор
Цитата из т/с «Доктор Хаус». Реж. Грег Яйтанс, Деран Сарафян, Дэвид Стрейтон. 2004. США

Вторая категория, попавшая в зависимость, — напротив, люди среднего достатка и с хорошим образованием. На них, как и на добросовестных врачей, влияние оказала массированная скрытая кампания лоббирования таких препаратов производителями. Бедняки журналов не читают, отчетов не листают…

По данным Центра по борьбе с болезнями, наибольшее влияние такая лоббистская кампания оказала на белых пожилых образованных граждан США с доходом от 20 000 до 50 000 долларов.

В итоге продажа оксиконтина и викодина достигла масштабов продажи жевательной резинки. Только в одном штате, Западной Вирджинии, в период с 2007 по 2012 год было продано 780 000 000 таблеток этих двух препаратов — при том, что населения там меньше двух миллионов человек.

Хотя в США существуют федеральные правила, которые требуют, чтобы распространители лекарств и фармацевты сообщали о ненормальных заказах контролируемых лекарств, — кто же откажется продать побольше, да еще и с гарантированным государственным финансированием? Да и кто сказал, что миллиард таблеток на два миллиона жителей это «ненормально»? Это как посмотреть.

Фактически это была опиоидная афера, которая существовала в течение по меньшей мере десяти лет и никем не обнаруживалась до тех пор, пока эпидемия смертей не перешагнула размер полусотни тысяч человек в год.

Впрочем, и сегодня обвинение выдвинуто только медицинскому персоналу. Воротилы фармацевтического бизнеса спокойно взирают на происходящее со стороны.

За эти десять лет одна только семья Саклер нарастила состояние до $14 млрд. А это уже не просто деньги, деньги в таких размерах — это власть.

Впервые статья была опубликована 17 июля 2017 года.

Читайте ранее в этом сюжете: Самый главный риск гражданской авиации США

Читайте развитие сюжета: Производство террористов на территории США