Матеуш Круль в роли молодого Казимира Великого
Матеуш Круль в роли молодого Казимира Великого

Начало нового 2018 года польский государственный телеканал TVP ознаменовал громкой премьерой — стартовал показ исторического сериала «Корона королей», посвященного Казимиру III Великому (годы жизни — 1310—1370, годы правления — 1333—1370), легендарному королю Польши, последнему из династии Пястов. В первые два выходных дня он собрал ежедневную аудиторию в более чем 4 миллиона телезрителей, что является успехом. В рабочие дни, как ожидается, его будут смотреть в среднем 3 миллиона поляков. И уже с первых минут просмотра «Корона королей» вызвала ожесточенные споры, причем не только с точки зрения кинематографического исполнения.

Политически активные поляки не мыслят оценки современности без ее связи с историей. И тем более это характерно для польского правого лагеря, возглавляемого сегодня правящей партией «Право и Справедливость» (PiS). Эти политики очень любят историческое кино и обращают на него большое внимание. Достаточно сказать, что производство «Короны королей» курирует лично генеральный директор TVP Яцек Курский. Правящая партия считает, что фильмы на исторические темы способны укрепить национальный дух польского народа и вдохновить его на великие свершения. Вот почему в одном из интервью Курский заявил, что теперь «польские телезрители не будут вынуждены следить за историей других стран, например, смотреть только турецкие сериалы. «Корона королей» будет транслироваться с понедельника по четверг. У меня есть мысль показывать серии в течение года. Мы хотим представить всю историю Польши и дойти с ней до массового воображения зрителей. Это миссия в чистом виде».

Марчелло Бачиарелли. Казимир Великий
Марчелло Бачиарелли. Казимир Великий

По этой же причине оппозиционные силы воспринимают «Корону королей» не просто как художественный продукт. Так, злые языки уже судачат о том, утверждают ли власти сценарий каждой серии и будет ли в сериале выведено происхождение Леха (погибший в 2010 году президент Польши) и Ярослава Качиньских (председатель PiS) от Пястов. Журнал Newsweek Polska идет в атаку: «Конечно, TVP в его нынешнем финансовом состоянии может не иметь средств… Однако хорошее историческое кино можно сделать в очень камерных условиях, если у вас есть хороший замысел и сценарий. После первых двух эпизодов «Короны королей» создается впечатление, что пока нет ничего. Сериал не имеет ни одной идеи, чтобы дать ключ к пониманию эпохи последних Пястов, не предлагает интересную точку зрения, позволяющую взглянуть на те времена так, чтобы заинтересовать современников». Портал NaTemat: «Корона королей» — это антипольский сериал. Это карикатура на замечательные и чрезвычайно важные времена для нашей нации, а помимо того, издевательство над зрителем как визуальным рядом, так и сценарием и диалогами».

«Не является случайностью, что эти оппозиционные и немецкие СМИ поспешили с предельной яростью наброситься на сериал «Корона королей», рассказывающий о времени объединения Польши под властью Владислава Локетка (отец Казимира Великого — С.С.), — парирует колумнист проправительственного портала wPolityce. — Я не был удивлен множеством циничных атак насмешников, хорошо известных нам и использующих повторяющиеся аргументы: что в Голливуде делают лучше, что зачем вообще было за это браться, что и так не выиграем в сравнении с «Игрой престолов». Читая всё это, создается впечатление, что все эти твиты и тексты были написаны заранее. Независимо от того, каким окажется «Корона королей», сериал должны были высмеять и уничтожить. Не оставить ни одного шанса, не дать кредита. Эта полемика является продолжением прежней конфронтации в Третьей республике между циничными хохотунами и современными — я не могу найти здесь другого слова — позитивистами. Это спор по поводу того, что стоит с поляками и для поляков делать, пробовать, действовать».

Владислав Локетек
Владислав Локетек

На фоне такого ожесточенного спора, стороны которого уже стоят на изначально определенных позициях и с них не сдвинутся ни при каких условиях, любая критика или похвала сериала не является релевантной. Однако этого явно не заслуживает Казимир Великий, который является таковым не только из-за своего роста, но и дел. Этот король принял Польшу деревянной и оставил каменной. Принял Польшу разобщенную и оставил сплоченной в единое крепкое государство. Укротил шляхту, за что получил прозвище «короля крестьян», строил школы и основывал университеты. Ну, а для нас, восточных соседей Польши, Казимир Великий памятен тем, что инкорпорировал в состав своего королевства Червонную Русь и город Львов. Дело в том, что эта операция имела свои последствия в более позднюю эпоху, времена Смуты. Объединенные к тому времени с Великим Княжеством Литовским в Речь Посполитую поляки смотрели на русских глазами литовцев, которые, в отличие от Королевства Польского, постоянно воевали с Москвой, и с учетом конфликтного потенциала времен завоевания Червонной Руси.

Напомним, что первого и последнего князя Галицко-Волынского княжества из династии Пястов, Юрия II Болеслава или Болеслава Тройденовича, в 1340 году отравили галичские бояре, после чего Казимир Великий и захватил Львов, объявив о своих претензиях на Галицко-Волынское княжество. Подканцлер коронный Феликс Крыский на сейме 1611 года, говоря о московских делах, приводил примеры неприязненных эпизодов польско-московских отношений. При этом он упоминал не только о военных столкновениях Стефана Батория в бытность им главой Речи Посполитой с Иваном Грозным, но и более ранний случай, обстоятельства смерти Болеслава Тройденовича. А присутствовавший на том же сейме киевский епископ Кшиштоф Кажимерский использовал память об отравленном князе с целью дискредитации «коварных северо-восточных соседей», хотя москвичи уж точно не имели какого-либо отношения к этому заговору галичских бояр.

Так что очень интересно будет посмотреть, как именно сценаристы «Короны королей» обыграют эти сложные моменты истории. И тем более интересно это с точки зрения современных польско-украинских отношений и болезненной исторической памяти о Львове. Внешняя политика знает разные инструменты своей реализации. Не станет ли в данном случае польский сериал предвестником неких стратегических шагов Варшавы, подготовкой польского общественного мнения к ним? Посмотрим.