Первая агрессия именем Бога: Первый Крестовый поход

27 ноября 1095 года папа римский Урбан II на Клермонском соборе провозглашает Первый крестовый поход

Владимир Югасов, 27 ноября 2017, 22:10 — REGNUM  

Речь папы Урбана II на церковном соборе была полна преувеличений. Он говорил о притеснениях христиан на землях мусульман, о богатстве Палестины, обильно и, как полагается, весьма вольно разбавляя сказанное отсылками к Священному Писанию. Обычная (казалось бы) неискренняя речь представителя правящего класса, которая должна была открыть путь всего-навсего выгодной для папства и европейских феодалов военной экспедиции в поддержку просящей помощи у запада Византии, повлекла за собой много большее.

«Иерусалим — это пуп земли, край, самый плодоносный по сравнению с другими, земля эта словно второй рай. Ее прославил искупитель рода человеческого своим приходом, украсил ее деяниями, освятил страданием, искупил смертью, увековечил погребением. И этот царственный град, расположенный посредине земли, ныне находится в полоне у его врагов и используется народами, не ведающими Господа, для языческих обрядов. Он стремится к освобождению и жаждет освобождения, он беспрестанно молит о том, чтобы вы пришли ему на выручку. Он ждет помощи от вас, ибо, как мы уже сказали, пред прочими сущими народами вы удостоены Богом замечательной силой оружия. Вступайте же на эту стезю во искупление своих грехов, будучи преисполнены уверенностью в незапятнанной славе Царствия Небесного».

Нельзя сказать, что в Палестине до прихода крестоносцев христиане жили спокойно и вовсе не притеснялись. Исламский мир в то время разделился на суннитов, коими в Палестине были турки-сельджуки, и шиитов Египта; происходили распри между верующими мусульманами, в процессе которых могли пострадать наравне с прочими и христиане. С другой стороны, уверения папы Урбана II, что сельджуки «оскверняют алтари своими испражнениями, обрезают христиан и обрезанные части кидают в алтари или в купели для крещения», были явным преувеличением.

Речь Урбана II, адресованная европейскому дворянству, разнеслась много более широко. Западноевропейский лендлорд, чей уровень жизни был сопоставим с уровнем жизни простого горожанина Константинополя, вполне мог рассчитывать на то, что еще восточнее, на Святой земле, его будет ждать второй рай. Вслед за лендлордами свою десятину на завоеванных землях ожидали получить клирики; итальянские торговцы крестом клирика и мечом крестоносца впереди себя открывали для себя рынки Восточного Средиземноморья… Если папа рассчитывал на сильный эффект, то его ожидания оправдались сполна.

«Кто тут обездоленный и бедный, там будет радостный и богатый»

Реакцией на речь в Клермонском соборе, помимо Первого крестового похода, оказался поход германской армии в десять тысяч человек против нехристиан на немецкой земле, против евреев. Для евреев альтернативой погромам и убийствам было насильственное крещение. Папа Урбан II выступал против погромов, но эти его речи уже мало кого интересовали, так как возможность отнять у нехристиан имущество сразу в Германии для многих была предпочтительнее опасного путешествия на много тысяч километров до Палестины.

Побывавший в Палестине монах Петр Амьенский (Петр Пустынник) горячо поддержал призыв к крестовому походу. Несмотря на ясные разъяснения, в том числе и на соборе, не брать в крестовый поход стариков, женщин и детей, Петр оказался среди тех, кто организовывал и вел армии бедноты на Иерусалим. Из этой задумки, разумеется, ничего не могло выйти хорошего. Более пятидесяти тысяч паломников-бедняков быстро исчерпали свои запасы. Путешествие через Венгрию и Болгарию проходило практически без провизии. Крестоносцы-бедняки добывали пропитание мародерством, местное население ожесточенно сопротивлялось и перебило четверть крестоносцев. Из тридцати тысяч крестоносцев, которые смогли переправиться в Малую Азию, после встречи с армией турок-сельджуков выжило около трех тысяч крестоносцев, взятых турками в плен и проданных в рабство.

Европейским дворянам, которые готовились в поход на Святую землю, потребовалось более времени, нежели армии бедняков, уничтоженной сельджуками, или погромщикам на немецкой земле. К августу 1096 года рыцарские отряды разных областей Европы направились к Святой земле.

В начале 1098 года крестоносцы завладели крепостью Эдесса в Северной Месопотамии. Крестовый поход начал давать результаты — основано первое государство крестоносцев, графство Эдесское. Вслед за этим основное войско крестоносцев осадило один из крупнейших городов Сирии, Антиохию. Благодаря предательству защитника одной из башен Антиохии крестоносцы взяли город, так было основано княжество Антиохийское.

Летом 1099 года крестоносцы штурмовали Иерусалим. Город, защита которого была заявленной целью крестоносцев в начале крестового похода, оказался разграблен крестоносцами, население массово истреблялось. В начале XII века в Палестине образовалось четыре государства крестоносцев: на территории Южной Сирии и в Палестине — королевство Иерусалимское во главе с Годфридом Бульонским, к северу от него — графство Триполи, княжество Антиохийское и графство Эдесское.

Оказавшись на Святой земле, крестоносцы захватывали земли, попытались установить феодальные порядки, как в Европе. Местных жителей обязали отдавать от трети до половины урожая. Государства, созданные крестовым походом, оказались разрозненны, самих крестоносцев окружало враждебное отношение. Святая миссия помощи Иерусалиму и искупления грехов была низведена до простого грабежа и порабощения народов.

Речь папы Урбана II действительно стала чем-то непомерно большим, чем рядовой призыв обогащаться под благовидным предлогом, которыми полна история господствующих классов. Она стала символом циничной лжи «верхов», подчиняющих своей алчности и мораль, и даже самого Бога (в существование которого в те времена действительно верили).

Сегодня Крестовые походы используют для атаки на религию — но этот взгляд слишком узок. Реальная проблема в том, что жажду господства и обогащения никогда не получалось сдержать постной моралью. Напротив, мораль и религия в этом случае становятся оружием алчности и властолюбия. Правящий класс всегда будет действовать в своих самых низких интересах ‑ и жертвовать ради них всем и всеми. Только устранив элиту как таковую и передав власть в руки народа, можно иметь надежду, что крестовые походы (какую бы форму они ни принимали) больше никогда не повторятся.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail