Строительство долгожданного приюта для собак, жизнь в областном центре как на болоте, проблемы «Воронежской теплосети», уход с поста главного судебного пристава и проблемы переселенцев — эти и другие темы обсуждались в воронежских СМИ на минувшей неделе, 13−19 ноября.

Гравюра Воронежа. XVIII
Гравюра Воронежа. XVIII

Не на пенсию

Об увольнении с поста главного судебного пристава Воронежской области Веры Поповой и переходе ее на новую работу пишет «Коммерсантъ-Черноземье».

Вера Попова, которая до этого более десяти лет была начальником Управления Федеральной службы судебных приставов по Воронежской области, перешла на должность старшего помощника прокурора региона Николая Шишкина по пенсионному обеспечению сотрудников надзорного ведомства.

«До того как возглавить УФССП, госпожа Попова с 2005 года работала заместителем главного судебного пристава области, которым на тот момент был господин Шишкин. В ведомствах переход Веры Поповой поясняют лишь ее «личным пожеланием» занять освободившуюся в начале ноября должность. Новым руководителем УФССП может стать Руслан Паринов, который около пяти лет являлся заместителем госпожи Поповой», — пишет издание.

«Госпожа Попова с декабря 2006 года занимала должность главного судебного пристава Воронежской области. Первого ноября (в День судебного пристава) она представляла губернатору Алексею Гордееву итоги деятельности управления за девять месяцев нынешнего года. Тогда было заявлено, что за год на исполнении воронежских приставов находилось 925 тыс. исполнительных производств, 47% которых были окончены фактическим исполнением. В итоге консолидированный бюджет был пополнен на 1,2 млрд руб., местный — на 325 млн руб. Кроме того, за данный период с должников было взыскано порядка 3,2 млрд руб., в том числе алименты на сумму 119,5 млн руб., зарплата на 64,5 млн руб., задолженности за ЖКУ — 42,5 млн руб. По состоянию на 1 октября было возбуждено 826 уголовных дел, большинство из которых связаны с уклонением от уплаты алиментов (на 18% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года), а также более 4 тыс. дел по административным правонарушениям (на 58% больше). Также госпожа Попова отчиталась о том, что сотрудниками службы были выдворены за пределы РФ 259 иностранных граждан и лиц без гражданства (на 33% больше). По итогам работы за первое полугодие УФССП по области заняло четвертое место среди территориальных органов службы приставов. По итогам доклада, как сообщала пресс-служба облправительства, губернатор вручил госпоже Поповой плакетку с изображением одной из главных достопримечательностей Воронежа — Каменного моста».

Как сообщает издание со ссылкой на представителей бизнеса региона, «приходилось общаться с различными представителям ведомства уровня замов, например. Но она в таких случаях оставалась как бы в стороне, «вне политики». Такая позиция очень схожа с подходами и облпрокурора. Если в целом же смотреть на работу приставов за это десятилетие, то, наверное, можно сказать, что ничего особенно хорошего она не сделала, но и ничего плохого».

Областной центр или отдаленное село?

Жители окраины Воронежа живут на болоте — некоторое время назад из строя вышла ливневая канализация, и привести ее в нормальное состояние местные жители самостоятельно не могут, чиновники же помогать людям не спешат, пишет «Российская газета».

Речь идет об улице Новикова в микрорайоне Песчанка в Левобережном районе Воронежа: дома здесь строились еще перед войной, большинство жителей — работники местных предприятий (ВАСО и каучукового завода), уже не в первом поколении.

«Несмотря на славную историю, городской достопримечательностью улицу Новикова не назовешь: асфальт теряется где-то на полпути к ней, а посреди самой улицы исчезает и дорога, плавно переходя во внушительное болото, наводящее на мысль об утонувших в пучине грузовиках. Я туда въехать не решился, до нужного адреса шел пешком».

«Что бы ни произошло на Песчанке — все течет к нам. Сток забился — вода идет по огородам. Ходить невозможно — переправляемся по мостикам. МЧС, когда вызываем, приезжает и чистит. Иной раз просто посочувствуют. В советское время солдаты приезжали, тоже чистили. А от властей никакой помощи», — рассказала изданию местная жительница, пенсионерка Валентина Александровна.

«Песчанкой район называется, потому что выстроен на намывном берегу Воронежского водохранилища. И все проблемы местных обитателей связаны с подпочвенными водами и реками — спрятанными под землю, но упрямо стремящимися наружу. Ливневая канализация в районе арычного типа — вдоль улиц прокопаны канавки, по которым вода естественным путем путешествует в самое низкое место, на улицу Новикова. Здесь канавки собираются в узел, или, говоря по-современному, в хаб, вокруг скрытого под гнилой травой и кустарником канализационного коллектора. Бетонный колодец двухметрового диаметра безнадежно забит грязью и мусором. Но, даже если его очистить, ситуация лучше не станет — подземным тоннелем колодец соединен с другим таким же, метрах в 30. Тоже безнадежно забитым. Вот такие технологии XXI века».

Жители в течение более чем десяти лет неоднократно жаловались на ситуацию, однако получали только отписки. В одном из ответов, из управы Левобережного района, ответственность переложили на жителей — коммуникации не были переданы на баланс, а потому и обслуживанием их должны заниматься собственники жилых домов.

«Перед стихией спасовали даже вечно спокойные газовики — в сентябре они проложили трубу в обход болота взамен старой, сгнившей в его недрах. С цивилизацией: магазинами, транспортом, «большой землей» — здешних жителей связывает тропа длиной в полтора километра. Она пересекает арыки и хаб, через которые проложены самодельные мостки из дверей, снятых в заброшенных домах. Одни двери просто деревянные, на других, побогаче, заметны клочья дерматиновой обивки. Ходить одинаково боязно и по тем, и по другим. Еще страшнее представить, каково балансировать на мостках в гололед или ночью. Света на улице тоже нет — автовышка четвертый год не может подъехать к столбу сменить перегоревшую лампу».

Готовьтесь к сокращениям!

На этой неделе вновь активно обсуждалась судьба муниципального казенного предприятия «Воронежтеплосеть» — тема поднималась на встрече губернатора с председателем региональной КСП. Вывод: предприятие нуждается в оптимизации и работы, и структуры.

Перспективам предприятия, которое снабжает теплом и горячей водой значительную часть Воронежа, посвящен материал издания «Время Воронежа».

"Нет никаких сомнений, что в администрации города неоднократно производили расчеты, единственной целью которых было «устранение убыточности» предприятия. Вероятно, эти расчеты оказались столь сложными, что в мэрии пришли к выводу — проще всего будет сбыть «Воронежтеплосеть» с рук, отдав предприятие в концессию частному инвестору», — отмечается в материале.

Издание напоминает, что планы по концессии «Воронежтеплосети» были озвучены еще в 2016 году, в 2017-м планировалось уже объявить конкурс.

«Обремененное долгами предприятие вряд ли представляло собой привлекательный актив, поэтому в муниципалитете разработали такую схему: сначала город продает прибыльную «Воронежгорэлектросеть», вырученными деньгами расплачивается по долгам «Теплосети», и она, очищенная от обременений, отдается в руки частнику».

Впрочем, концессия «Воронежгорэлектросети» забуксовала, финансовая же ситуация в «Воронежтеплосети» лучше не стала.

«В начале сентября 2017 года Александр Гусев доложил губернатору, что просроченная задолженность МКП перед поставщиками уже превысила 72 млн рублей. Более 27 млн предприятие задолжало за газ, почти столько же — за воду, еще порядка 19 млн за электроэнергию», — напоминает издание. Глава региона тогда поручил разобраться, почему предприятие «генерирует» долги.

«Через полтора месяца, в середине октября, губернатору сделали доклад о том, что совокупные финансовые потери убыточных предприятий воронежского муниципалитета за шесть месяцев 2017 года составили 184,7 млн рублей, что превышает аналогичный показатель прошлого года на 27,5 млн. И 65% этих убытков приходится на МКП «Воронежтеплосеть». При этом объем муниципальных гарантий по кредитам «Воронежтеплосети» на 1 ноября составлял более 730 млн рублей».

«История станет более полной, если добавить такой штрих: за последние три с половиной года учредитель — администрация города — поменял на предприятии семерых руководителей. Восьмым стал назначенный в конце сентября бывший гендиректор ООО «Газпром теплоэнерго Воронеж» Андрей Бутырин. Это обстоятельство подвигло наблюдателей к выводу, что власти определились с будущим концессионером — какая-нибудь из структур Газпрома».

«Если сообщение о встрече Алексея Гордеева с Вячеславом Олемским рассматривать в отрыве от контекста, то сложится впечатление, что губернатор просто озабочен неудачным менеджментом муниципального предприятия. Если же вспомнить всю доступную последовательность событий, то вывод напрашивается другой: операцию по привлечению инвестора на «Теплосеть» решено начать с сокращения штата, которое повлечет уменьшение фонда оплаты труда. И, скорее всего, это происходит по воле наиболее вероятного инвестора. В летний период в МКП «Воронежтеплосеть» трудятся примерно 1,5 тыс. человек; в зимний — в связи с тем, что часть котельных работают в сезонном режиме, — немногим более 2 тыс. человек. Производительность труда у них, как заметил мэр, низкая. Губернатор повелел устранить убыточность предприятия. Осталось только подготовить бланки обходных листов».

Возвращение в Россию

О том, как живут соотечественники, вернувшиеся в Россию, в репортаже корреспондента газеты «Берег», встретившегося с семьями добровольных переселенцев из Казахстана.

«Нам предложили застрелиться. Это первое, что я услышала, когда ступила на Воронежскую землю. Я пришла в офис «Мои документы», все объяснила: приехала по госпрограмме добровольного переселения с мужем и тремя детьми, но принимающей стороны в России у нас нет — и что нам делать? Вот сотрудница и посоветовала «застрелиться», — рассказывает Алина Дорохова.

В Караганде семья продала все имущество, купили квартиру в Воронеже, однако своих детей поставить на миграционный учет не сумели — выяснилось, что иностранные дети не могут быть зарегистрированы у иностранных родителей, если сами не являются собственниками купленного жилья. В итоге пришлось снять еще одну квартиру. 4 декабря у семьи подойдет срок получения промежуточного статуса — «Разрешение на временное проживание». И ели к этому времени у кого-то не будет регистрации, им угрожает депортация. При этом основные свои сбережения семья уже потратила на переезд.

«Мы люди небогатые, но довольно сильные. И приехали в Россию жить и работать, а не клянчить у государства. Но уже три месяца не можем найти работу, потому что все еще нет гражданства. А мимо гражданства можем «пролететь», если вдруг не хватит денег на регистрацию детей по чужим квартирам. Получился замкнутый круг», — поясняет Алина.

Другой семье — программисту Филиппу, его супруге и двоим детям — повезло больше, они уже получили российское гражданство.

«Да, русским людям освоиться на русской земле очень непросто. Только на сбор документов в Казахстане для подачи в консульство РФ уходит около 35 тыс. руб. И у семьи должна быть очень сильная мотивация на такой шаг. Эта мотивация — не материальная. Мы с женой хотим, чтобы наши дети воспитывались в русской культуре», — говорит Филипп.

«В Казахстане сейчас все встревожены: что будет в стране после ухода Назарбаева? Уже пошел слух, что квартиры у русских покупать не надо — сами все бросят и уедут. В детских садах не разрешается петь песни на русском языке — только на казахском и английском. Казахстан переходит на латиницу. На работе в госорганах уже давно нет ни одного русского. Многих из наших вызывают в полицию, если они начали что-то критиковать в соцсетях. И вот то счастье, когда ты вдруг погружаешься в среду, где все говорят на твоем русском языке, все отмечают твои любимые с детства праздники — это можно понять, только родившись и пожив в другой стране», — говорит Дарья.

Госпрограмма добровольного переселения гарантирует соотечественникам ускоренное получение российского гражданства, компенсацию затрат при переезде, пишет издание. Но компенсация переселенцам выплачивается российской стороной строго по паспорту гражданина Казахстана, в консульстве республики установлены жесткие сроки сдачи своих паспортов, а очередь в ГУ МВД на получение компенсации сейчас составляет более 3 тыс. человек. В Воронеже, например, в итоге компенсацию получает каждый второй переселенец.

Другая, может быть, более важная проблема — до получения статуса РВП у ребенка нет права на оказание медицинской помощи, не считая скорой.

Пример — семья Самойленко из Астаны, у них трое детей, также не имеющих права на регистрацию в воронежской квартире.

«А без регистрации — не могут получить РВП. У старшего сына-инвалида — сложное системное заболевание крови. Но оформление инвалидности в России из-за отсутствия РВП ему пока заблокировано. Хорошо, Татьяна сама по профессии ученый-физиолог и знает, как поддерживать состояние ребенка стабильным, пусть даже за счет значительных трат из семейного бюджета. А вот в школе дело дошло до абсурда: из-за отсутствия подтверждающих документов мальчика не могут освободить от физкультуры». Впрочем, сейчас проблема этой конкретной семьи решилась — все они получили гражданство — с учетом состояния здоровья сына, а значит — право на медпомощь.

Человек собаке друг?

На прошлой неделе стало известно о том, что приют для бродячих животных в Воронеже, строительство которого активно обсуждалось в последние годы, начнут возводить уже в 2018 году, как и планировалось — в Левобережном районе.

О том, каким будет первый официальный приют для собак, — в материале РИА «Воронеж» от 18 ноября.

«По самым скромным оценкам, по городу бегают 3,5−4 тыс. бродячих собак (кошек никто никогда не считал). Если не проводить стерилизацию, популяция бездомных животных будет неуклонно расти. Особенно учитывая тот факт, что люди продолжают выкидывать на улицы собак и кошек, которые им надоели. В Воронеже и области нет ни одного муниципального или частного приюта, который занимался бы этой проблемой. Волонтерские организации (например, Фонд «Право на жизнь», ветгоспиталь «Друзья») забирают с улиц только больных животных. Добровольцы лечат зверей и пытаются пристроить новым хозяевам. Больше всего бездомных собак — 500 — живет в «Доре», но приют не имеет официального статуса. Директор приюта Юрий Шамарин пытается привлечь внимание властей к проблеме бездомных животных. В августе 2014 года мужчина вместе с дворнягой Максом пешком дошел из Воронежа в Москву. Юрий Шамарин прославился скандальными акциями по защите животных: мужчина трижды приносил к дверям мэрии и ветеринарной службы трупы погибших собак, утилизацию которых он не может оплатить. Соседи Юрия Шамарина часто жалуются на шум и неприятный запах из-за сотен собак. В ответ на предупреждения чиновников мужчина угрожает выпустить животных на улицу», — обрисовывает ситуацию издание.

Строительство официального приюта, как стало известно на прошлой неделе, должно начаться в 2018 году: сейчас в городском управлении экологии готовят техзадание и рассылают заявки на получение техусловий для подключения к коммунальным сетям. Затем будут проведены аукционы, выбраны подрядчики.

Обсуждение планов по строительству приюта ведется в Воронеже несколько лет, но более конкретные формы эти планы приняли в начале 2016 года, выбрали место — в Советском районе. В мае того же года даже провели публичные слушания, но жители окрестных домов выступили против. Новым местом был выбран район Левобережных очистных сооружений, причем в мэрии заверяют: до ближайших домов — один километр. Под строительство выделен участок в 14 тыс. кв. м.

Полномочия по отлову и помещению бродячих собак в государственные или частные приюты сегодня — у органов местного самоуправления. Деньги выделяются из областного бюджета, подрядчики отбираются по итогам торгов. Как сообщает издание, в этом году на отлов животных потрачено около миллиона рублей, на эти деньги отловлено 228 собак по заявкам местных жителей.

«Эту модель не будут использовать, чтобы пополнять бродячими животными приют. Чиновники жалуются, что найти исполнителя работ сложно — никто не хочет заниматься отловом собак», — пишет РИА «Воронеж».

Более того, по данным издания, зачастую собак усыпляют, не разбираясь, больные они или здоровые, животных автоматически признают бешеными — чтобы не платить за содержание животного в ветклинике.

Когда будет построен приют, отловом животных и возвращением их на улицу будут заниматься его сотрудники. Одновременно в приюте планируют содержать до 250 животных: животных будут отлавливать на улицах города, стерилизовать, а потом возвращать обратно.

«Нельзя посадить всех животных в клетки и пожизненно содержать. У нас просто не хватит бюджета на такой вариант. На обслуживание муниципального приюта в Перми, где живут 500 собак, в год тратят примерно 30−40 млн рублей. Сколько же потребуется денег для 3 тыс. животных? Поэтому когда приют построят, нельзя будет просто прийти и отдать надоевшую собачку. Максимум мы будем рассматривать вариант, чтобы животных сдавали для операции, но и то не факт», — цитирует издание представителя городского управления экологии.

При этом сумма на строительство объекта и проживание собак пока не называется — ранее заявлялось, что на стерилизацию и содержание одного животного после операции будут тратить около 3 тыс. рублей.

Зоозащитники идею поддерживают, хотя и с оговоркой — проблемы приют не решит.

Читайте развитие сюжета: Брянских чиновников заставили заботиться о собаках