Как натравить одну Корею на другую? — Азиатское турне Трампа — 2

Вторая остановка на маршруте Азиатского турне Трампа – Южная Корея, терзаемая внутренними противоречиями, обремененная соседством с родственной, но идеологически далекой КНДР, и все еще ищущая свое место в новом глобальном мироустройстве

Иван Кузнецов, 16 ноября 2017, 11:39 — REGNUM  

Визит в Южную Корею — важнейшая остановка в турне 45-го президента США по Азии. Именно здесь, в Сеуле, всего в паре сотен километров от Пхеньяна, Дональд Трамп должен был показать весь свой дипломатический талант, ведь его задача — убедить корейскую элиту продолжать курс на эскалацию конфликта со своим соседом, теперь обладающим ядерным оружием и средством его доставки, более чем достаточным в масштабах Корейского полуострова. Большая часть формальной внешнеполитической программы хозяина Белого дома «крутится» вокруг противостояния с КНДР, являющегося по большей части искусственно нагнетаемым и не приносящего счастья никому, кроме бесконечно прожорливой американской военной машины. Продолжение этой политики искусственного врага невозможно без поддержки Южной Кореи, которая должна беспрестанно изображать из себя жертву, предоставлять нескончаемый поток дезинформации о жертвах коммунистической диктатуры и наигранно молить своего сильного союзника о помощи.

Во многом сценарий визита в Корейскую Республику был схож с только что оконченной поездкой в Японию, ведь и исторически эти молодые государства имеют много общего, но градус надменности «белого господина» был существенно снижен, сообразуясь с деликатностью ситуации и куда более шатким положением корейского правительства в собственной стране, где как нигде развита традиция свержения правителей с помощью массовых протестов и демонстраций. И все же полностью понять занятую Трампом в Южной Корее позицию можно, лишь чуть ближе познакомившись с историей этой страны.

История вопроса, или Проблема трех сил

Южная Корея, как и Япония, обрела государственность из заботливых рук заокеанских оккупантов — американцев. С 1910 года вся Корея была оккупирована Японской Империей, и после ее капитуляции территория полуострова была поделена на советскую и американскую зоны контроля. В 1948 году было официально создано новое государство — Республика Корея. С самого начала новое правительство позиционировало себя как единственно легальную власть на полуострове, не признавая права Севера на существование. Агрессивную политику молодая республика проводила также по отношению к Японии, видя в ней лишь призрак узурпаторов прошлого. Существовала молодая Южная Корея во многом за счет США, которые закачивали в Корею огромные суммы, подчас едва ли не большие, чем бюджет неокрепшей державы.

Вскоре началась война с КНДР, и три кровавых года, закончившихся восстановлением статус-кво. Между Севером и Югом был создан непроницаемый железный занавес, а реальность отношений со вчерашними соседями и родственниками стала подменяться воспоминаниями об ужасах войны и безграничной демонизирующей пропагандой. Тем временем элита новоявленной республики, державшая народ в ежовых рукавицах, семимильными шагами шла к кризису — в 1960 году после очередных выборов бессменного президента Ли на улицы Сеула вышли студенты, демонстрации были подавлены армией, но это вызвало лишь эскалацию конфликта, приведшего к отставке президента и конституционной реформе…

Этот сценарий — приход к власти того или иного правителя, его попытка закрепиться там навсегда путем реформ и репрессий, народный протест, свержение правителя и новая конституционная реформа — повторялся в Корейской Республике несколько раз, причем более десяти лет удалось продержаться лишь первой и нынешней — шестой республикам. Шестая республика ведет отсчет своей истории с 1988 года, но и ее политическая жизнь была далеко не спокойной. Так, совсем недавно, в конце 2016 года, президент Пак Кын Хе была подвергнута импичменту в связи с коррупционным скандалом и новыми массовыми протестами. Ей на смену пришел нынешний президент Мун Чже Ин.

70 лет истории Южной Кореи представляют собой бесконечную череду репрессий, государственных переворотов, народных демонстраций, коррупции и политических убийств. В этом бурном политическом море, как гордые скалы, возвышались две нерушимые константы: союз с США и процветание южнокорейских суперкорпораций, так называемых «чеболь», зачастую зарегистрированных как сонм независимых фирм, объединенных одним владельцем или владетельной семьей. Чуть позже к ним добавилась третья — союз с Японий, которая, после инспирированного все теми же Штатами «экономического чуда», стала для Кореи не только крупнейшим инвестором, но и донором искусственно созданной в Стране восходящего солнца специфической современной глобализированной культуры с японским оттенком.

Вполне естественно, что в таких условиях у многих экспертов возникают сомнения в искренности устремлений бесконечно борющихся за справедливость корейских студентов и появляются подозрения в тесной связи политического долгожительства корейских политиков с их умением лавировать между интересами настоящих хозяев Корейской Республики — американцами, японцами и корейскими промышленниками-супертяжеловесами.

Именно это хитросплетение политических и экономических интересов и предстояло распутывать Дональду Трампу. Его главная задача — продолжение нагнетания конфликта с КНДР — должна не только поддержать его внешнеполитическую программу, не только дать пищу американской военной промышленности, но и поддержать через необходимость военного союза вассальный статус Южной Кореи, чьи бизнес-воротилы не скованы, в отличие от японских коллег, навязанным чувством национальной вины за агрессию во Второй мировой войне. Трамп задействует политические и военные рычаги, чтобы сдержать корейские компании, во многих сферах превосходящие американских производителей, от еще более мощной экспансии на рынок США. С другой стороны, корейская национальная олигархия или ее значительная часть заинтересована в выходе Южной Кореи из орбиты Соединенных Штатов и в ее переходе в статус высокоразвитых технологичных держав, не прикованных намертво к тому или иному геополитическому блоку, как, например, Сингапур.

Мирное решение по-американски

Итак, 45-й президент США прибыл в Сеул. Из трех сил, определяющих курс южнокорейского корабля, на его стороне две — США, которые представляет он сам, и Япония, чья политическая и экономическая элиты только что выразили ему полную покорность. Противостоит Трампу национальная олигархия, не получающая никаких дивидендов от конфликта с северным соседом. Вдруг, как по волшебству, в полном соответствии с гипотезой об управляемых массовых демонстрациях, вместе с президентским лимузином на улицах Сеула появились две толпы: протестующие против американского президента с лозунгом «нет Трампу, нет войне», и поддерживающие визит заокеанского сюзерена и его агрессивную политику. Там же, куда отправлялся лимузин, то есть в Голубом доме, резиденции президента Корейской Республики, прошли длительные переговоры двух президентов, в ходе которых было установлено, что две внешние силы все-таки важнее, чем одна внутренняя.

По итогам переговоров состоялась пресс-конференция, где президенты изложили тот причудливый компромисс, к которому им удалось прийти. Кстати, как и в случае с Японией, совестное выступление с лидером принимающей державы не стало первым публичным выступлением Трампа в гостях. Он снова предпочел сперва предстать перед американскими военными, на этот раз в стенах строящейся новейшей военной базы в городе Пхёнтхэк. Правда, на этот раз вассал оказался готов к выходке сюзерена, и на выступлении все же оказалось приличествующее моменту количество корейских официальных лиц и генералов.

Как бы то ни было, на пресс-конференции президент Мун от лица обоих президентов с большой помпой объявил, что «мы согласились работать на решение северокорейского ядерного вопроса в мирном русле», и тут же обнажил всю курьезность и изощренность достигнутой договорённости, продолжив:

«Мы подтвердили приверженность принципу необходимости занимать в отношении угроз Северной Кореи жесткую позицию, основанную на подавляющем превосходстве силы».

То есть, если отмести витиеватый язык политики, президенты сошлись на том, что они, вместе с другими союзниками, должны и дальше трактовать развитие северокорейских вооружений как «угрозу» и отвечать на эти действия бесконечным наращиванием собственных вооружений в регионе. И что именно такая стратегия будет наиболее способствовать миру во всем мире.

И действительно, как будто в подтверждение приведенной выше трактовки «мирного решения вопроса» корейский лидер с ходу перешел на перечисление договоренностей о поставке его стране новейшего американского оружия: Корея снимает установленный бюджетом лимит на закупку и размещение американских ракет и противоракет, инициировано согласование установки на территории республики американских средств дальней радиоразведки…

Ну и конечно, санкции, куда же без них. По версии Трампа и его коллеги — именно санкции, в случае если они будут строго соблюдаться всем странами, заставят КНДР добровольно отказаться от ядерного оружия и сесть за стол переговоров. Какая именно причина заставит руководство Северной Кореи резко изменить стратегический приоритет, продержавшийся несколько десятилетий, осталось неясным.

Возложение венка на голову будущего триумфатора

Отдельного упоминания стоит другое выступление Трампа в Сеуле. На этот раз он выступил с получасовой речью перед Национальным собранием — южнокорейским парламентом. Немного поиграв военными мускулами — напомнив всему миру, что в поездке по Азии его сопровождают три авианосца и ядерные подводные лодки, — президент Америки перешел к краткому восхвалению достижений южнокорейского народа, причем все достижения демократии (он упомянул только шестую республику) и бизнеса, а также славное корейско-американское военное прошлое (корейская и вьетнамская войны) заняли примерно столько же времени, сколько перечисление корейских чемпионов по гольфу — любимому виду спорта американского лидера.

После ублажения южнокорейского самолюбия он перешел к порицанию Северной Кореи и описанию ужасов её коммунистического режима, на что ушла примерно треть всей его речи. В течение этих десяти минут американский президент, он же «лидер свободного мира», повторил все самые ужасные байки южнокорейской пропаганды, которые только можно себе представить. По версии Трампа, в КНДР своих граждан намеренно морят голодом, заставляют работать без выходных, ранжируют по уровню верности линии партии и в зависимости от этого уровня наделяют или обделяют всеми материальными благами, включая еду. Женщин, забеременевших от иностранцев, якобы заставляют делать аборт, а в случае рождения ребенка, его убивают. Убивают также за неповиновение режиму, тем более за попытку бежать из страны. В «фашистской» КНДР, по мнению Трампа, сто тысяч граждан «томятся в гулагах», где их принуждают к труду, пытают, морят голодом и насилуют… и так далее… и так далее… и так далее…

Демонизируя Северную Корею, ее лидеров, а на самом деле и ее народ (неспособный воспротивиться тирании и сотрудничающий с людоедским режимом), Трамп разыгрывает новую для него карту, заботливо вложенную ему в руку южнокорейскими союзниками. В обмен на их полную поддержку Америка Трампа отныне становится не просто миротворцем, ратующим за режим нераспространения ядерного оружия и безопасность своих союзников, она занимает активную позицию, так как не может позволить существовать такому вселенскому злу, как КНДР.

Отдельной темой в обоих программных выступлениях Трампа прозвучал неоднократно повторенный призыв к России и Китаю о полноценном выполнении утверждённых ООН санкций в отношении Северной Кореи. Трамп призывает к полной научной, торговой и дипломатической блокаде КНДР, заведомо понимая, что ни Китай, ни Россия не разделяют продвигаемой им демонизированной картины происходящего внутри многострадальной страны. Он выдвигает требование, которое, скорее всего, не будет выполнено, чтобы потом, когда придет нужный момент и его точка зрения станет главенствующей, иметь возможность обвинить ту или иную страну в поддержке «фашистов».

В Южной Корее 45-й президент США выполнил свою программу на все сто — он нашел правильную формулировку компромисса для продолжения наращивания вооружений прямо под носом у Китая, удовлетворил ждущих его дома голодных военных промышленников новыми масштабными контрактами и даже усмирил южнокорейскую элиту, выразив полную солидарность с тем образом ада на земле, который пропаганда создавала в отношении КНДР многие десятилетия. Война не нужна никому, в том числе и Трампу, а вот предчувствие войны — очень даже прибыльное дело, как экономически, так и в плане президентского имиджа.

Следующая остановка в маршруте американского лидера — Китай, главный соперник США в борьбе за мировое господство. В стране, которая под руководством Коммунистической партии идет на всех парах к мировому господству, перед «лидером свободного мира» встает новая проблема — как не нарушить дипломатические отношения, при этом не отказываясь публично от основы своей политической программы…

Читайте ранее в этом сюжете: Как столкнуть Японию с японцами? — Азиатское турне Трампа — 1

Читайте развитие сюжета: Победоносный провал в Китае: Азиатское турне Трампа — 3

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail