Багдасаров: армянское руководство не должно игнорировать курдский вопрос

О создании независимого курдского государства – Иракского Курдистана, геополитических изменениях на Ближнем Востоке в этой связи, позиции Армении по отношению к курдскому вопросу, пути решения карабахского конфликта Семен Багдасаров рассказал газете «Ноев Ковчег»

Григорий Анисонян, 3 ноября 2017, 23:06 — REGNUM  

Семен Багдасаров — директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии, специалист по проблемам стран Ближнего Востока и Центральной Азии и борьбе с терроризмом. Он автор многочисленных публикаций, посвященных вопросам ислама и обстановке в ближневосточно-центральноазиатском регионе. Семен Багдасаров — постоянный гость теле‑ и радиопрограмм. Награжден орденом «За личное мужество», 12 медалями, грамотами главы государства, а также ведомственными наградами ФСБ и ФСКН России.

: Семен Аркадьевич, как может измениться геополитическая карта Ближнего Востока после создания независимого Иракского Курдского государства? Кто «выиграет» и кто «проиграет»?

Изменения очень серьезные. Впервые в современной истории возникло самостоятельное курдское государство. Иракский Курдистан контролирует Киркук, область, где добывается свыше 50% всей иракской нефти, ее запасы составляют свыше 6 млрд тонн. Здесь добывается 3,5 триллиона кубометров природного газа, 50% иракского золота, молибдена и других цветных металлов, выращивается 75% всех зерновых Ирака.

Если в перспективе, через 2−3 года, на севере Сирии будет создана Федерация Северной Сирии — другое многонациональное курдское государство с разными религиями, где проживают и курды, и армяне, и арабы, и ассирийцы, и туркмены-алеви, то Ближний Восток получит новое серьезное государственное образование, которое будет диктовать условия многим странам.

Кому это невыгодно? В первую очередь Турции. Это невыгодно сирийскому руководству. Невыгодно и Ирану, потому он рассматривает курдов как элемент сепаратизма и угрозу распада страны. Поэтому эти страны, несмотря на существующие между ними противоречия, будут консолидировать позиции с целью не допустить такого образования.

Кому это выгодно? Израилю, который уже сегодня заявляет, что готов признать любое курдское государство. Об этом говорят премьер-министр страны Нетаньяху и министр обороны Либерман. Израиль хочет видеть на карте не только персидское, арабское и турецкое государства, но и курдское, которое исторически к нему тяготеет.

: А какие последствия могут быть для Армении?

Армения должна сделать самые серьезные выводы из происходящего. Нельзя оставаться в стороне и делать вид, что эти события ее не касаются. Слишком близко расположены к Армении эти земли. Поэтому если армянское руководство будет и дальше игнорировать курдский вопрос и, как страус, прятать голову в песок, никаких положительных сдвигов не будет.

Я хочу обратить внимание на идеологию Рабочей партии Курдистана (РПК) (в России она не запрещена и не считается террористическим образованием) и аффилированную с ней структуру — Партию демократического союза (ПДС), которая сегодня воюет в Сирии. Эта партия не подразумевает создание национального курдского государства, в отличие от семьи Масуда Барзани, который собирается строить в Иракском Курдистане именно такое государство. Хотя при этом, согласно документу, который замещает временную конституцию Иракского Курдистана, армяне, ассирийцы, туркмены и арабы являются государствообразующими народами, и в нем есть элементы организации самоуправляемых территорий.

Если Армения думает о том, что некоторые земли Западной Армении, где проживают армяне, могут войти в состав государства, то именно сотрудничество с РПК может этому способствовать, а не только борьба за признание геноцида армян в Османской империи. Конечно, продолжать борьбу необходимо, но сегодня этого уже недостаточно.

Надо работать с РПК, тем более, что ни для кого не секрет, что на территории Западной Армении в вилайетах на юго-востоке Турции проживает много криптоармян. Открытие армянской церкви в Диярбакыре тому подтверждение.

В государственной политике доминировать должен политический реализм. Не стоит сегодня делать акцент на том, что курды принимали участие в геноциде 100 лет тому назад. Речь не идет о том, чтобы забыть это, но в новых условиях необходимо выстраивать соответствующую политику. Надо примириться.

Еще в 30-х годах партия дашнаков договорилась с курдской военно-политической организацией «Хайбун» на фоне общей угрозы — турецкого милитаризма — о примирении между двумя народами. Будем откровенными, все ли курды участвовали в геноциде? Дедушка турецкого политика курдского происхождения Османа Байдемира, например, был настоятелем диярбакырской мечети, которая прятала армян. И Осман Байдемир на посту мэра всячески поддерживал идею возвращения армян на свои исторические земли.

Курды-алевиты вообще не участвовали в геноциде. Из 20 миллионов курдов алевиты составляют 8 миллионов. Их много и в Рабочей партии Курдистана. О езидах вообще не говорю, 500 тысяч их самих было убито османами. Не участвовали целые племенные объединения, например моски. Племенное руководство моски было уничтожено османами, значительная часть племени выселена на запад Турции с тем, чтобы они ассимилировались.

Игнорировать важнейшие геополитические изменения, которые происходят «под боком», политически близоруко.

: А что, по Вашему мнению, может предпринять армянское руководство?

Поддержать курдское национально-освободительное движение. Не надо бояться использовать для этого территорию Армении. Армения — член ОДКБ. Почему бы армянской армии не принять участие в операции в Сирии? В Эль-Камышлы — северной столице Федерации Северной Сирии — проживает достаточно много армян, ассирийцев и езидов. В Армении также живут и ассирийцы, и езиды. Почему бы не создать бригаду из них и не отправить в Камышлы?

: Но Армения втянута в военный конфликт с Азербайджаном…

Так вот конфликт в Нагорном Карабахе не решится до тех пор, пока будет силен турецкий милитаризм. Речь не идет о крупной военной армянской операции и больших военных затратах. Речь идет о достаточно гибкой схеме воздействия на ситуацию в регионе. Армении нельзя абстрагироваться от того, что происходит вне ее границ и вне Нагорного Карабаха. Надо смотреть шире. Большая армянская диаспора, среди которой немало состоятельных людей, также может в этом помочь Армении.

: Если Армения примет участие в прокурдских мероприятиях, в том числе военного характера…

Это не прокурдские мероприятия. Это мероприятия по обеспечению интересов стран на Ближнем Востоке, входящих в ОДКБ. Речь идет об участии армянской стороны в рамках российской военной операции в Сирии.

: А если Армения примет в них участие, какой может быть позиция Ирана?

Мы защищаем интересы ОДКБ не в Иране, а в Сирии.

: Сколько армян проживает в Иракском Курдистане сегодня?

Данные самые разные, по некоторым — несколько тысяч человек. Значительная часть христиан покинула свои земли. В Иракском Курдистане проживает значительное число ассирийцев, там много армяно-ассирийских смешанных браков. В парламенте Иракского Курдистана есть квота и для ассирийцев, и для армян. И те, и другие представлены во властных структурах. В свое время министром экономики и финансов был Саркис Ахаджян, один из тех, кто хотел создать в Ниневийской долине христианское государство. Он происходит из смешанной ассиро-армянской семьи. Говорить о том, что в Иракском Курдистане нет «армянских интересов», нельзя.

: Национальные меньшинства в Иракском Курдистане поддерживают создание независимого государства?

Все в Иракском Курдистане, кто находится на так называемых спорных территориях — ассирийцы, арабы-сунниты, не желающие подчиняться шиитскому Багдаду, армяне, туркмены (из трех туркменских суннитских партий две выступили «за»), — поддерживают создание независимого государства. Как и все религиозные группы, иерархи халдейской католической церкви, основной христианской общины.

РПК и ПДС считают, что будущее за наднациональным государством, где все национальности были бы равны, и это уже на практике претворяется в жизнь, в частности в Федерации Северной Сирии, высшим органом которой является Ассамблея, куда входят курды, арабы, туркмены-алеви, армяне и черкесы.

Все эти народы представлены во властных структурах, в кантонах и муниципалитетах. В муниципалитетах компактного проживания того или иного народа действует следующая система: из трех человек во властных структурах один, как правило, курд, другой — христианин — ассириец или армянин и один — представитель арабов. И из этих трех одна — обязательно женщина.

: Не повлечет ли за собой создание Иракского Курдистана государственного объединения всех курдов на Ближнем Востоке? Как создание Иракского Курдистана может отразиться на судьбе курдов, проживающих в Турции?

Эрдоган, который работал с семьей Барзани (все деньги семьи Барзани хранятся в подконтрольном Эрдогану банке), всполошился потому, что, несмотря на то, что руководство Демократической партии, доминирующей партии в Иракском Курдистане, является противником РПК (правда, сегодня перед лицом общего врага намечается их сближение), понимает, что это прецедент, который подстегнет национально-освободительное движение курдов. На юго-востоке Турции идет война. В районе Арарата ведутся ожесточенные бои, где каждый день гибнут десятки турецких военнослужащих. Это происходит непосредственно на армяно-турецкой границе. И, конечно, Эрдоган сделает все, чтобы не допустить объединения курдов в единое большое государство.

: Какова позиция Ирана в курдском вопросе?

Отрицательная. В Иране проживает 5 миллионов курдов. После референдума 25 сентября в Иракском Курдистане Эрдоган ездил в Тегеран и встречался с президентом Ирана Рухани. Иранцы относятся к курдской проблеме с опаской, потому что если в Иракском Курдистане вопрос решился в пользу независимости, в Сирийском Курдистане может также решиться в ближайшее время, а в Турции полным ходом идет гражданская война, Иран может стать следующим звеном этой цепи.

: Каким Вы видите сценарий развития ирано-американских отношений в ближайшей перспективе?

В окружении Трампа антииранские настроения очень сильны. Думаю, что ситуация будет нагнетаться, но до открытого военного столкновения дело вряд ли дойдет, так как американцы к столкновению с такой страной, как Иран, не готовы. Оккупация Ирана исключается, а вот поддержка сепаратистских сил — вполне реальна. Для этого США будут использовать своих союзников, в том числе Саудовскую Аравию.

: Визит короля Саудовской Аравии в Россию свидетельствует о сближении двух стран?

Думаю, Россия должна сохранять «равноудаленность» в конфликте между Ираном и Саудовской Аравией. Понятно, что саудовцы заинтересованы в том, чтобы Россия заняла в отношении Ирана жесткую позицию. Но России не следует вмешиваться в этот конфликт. Надо сохранять политический баланс.

: Реальные итоги встречи лидеров двух стран есть?

Саудовская сторона, как всегда, много обещает, в том числе в части закупок военной техники. Но «на выходе» пока ничего конкретного нет.

: Россия уже договорилась о поставках Турции комплексов С-400…

Никаких российских поставок С-400 в Турцию не будет.

: А подписанный договор?

Договор реализован не будет. Министр иностранных дел Турции заявил, что закупать военную технику у России Турция не будет, если ей не будут переданы технологии производства установок. Надеюсь, Россия на это не пойдет. Нельзя забывать, что Турция — страна НАТО. В свое время мы передали военные технологии Китаю, и сегодня Китай составляет России серьезную конкуренцию. Разговоры о закупке Турцией С-400 — политическая игра, уступки по сирийскому вопросу. Эрдоган маневрирует между Москвой и Вашингтоном.

: Как Вы оцениваете визит Эрдогана на Украину? Заместитель министра иностранных дел России заявил в этой связи, что Турция показала свое истинное лицо…

Хорошо, что в российском МИДе это стали понимать. К сожалению, стратегического мышления не хватает. Потепление отношений с Турцией — грубая ошибка российской стороны. Позиция Турции в отношении Украины, Крыма, по вопросам сельскохозяйственных поставок далека от дружественной.

: Как Вы считаете, создание так называемых зон деэскалации в Сирии не приведет к фактическому разделу страны на зоны влияния отдельных держав?

Сирии как отдельного государства уже нет. Существует уже как минимум два государства — одно с центром в Дамаске, другое — в Эль-Камышлы. Зоны деэскалации — по сути зоны контроля отдельных держав. Эль-Кунейтра — зона контроля Израиля, Дейр эз Зор — Иордании, США и Саудовской Аравии, Идлиб — Турции.

: Какие политические последствия будет иметь создание Иракского государства Курдистана для России?

По уровню инвестирования в этом регионе Россия вышла на первое место. Только за прошлый год она вложила 4 млрд долларов США. Второе место по объему инвестиций занимает Израиль, третье — Турция, четвертое — США. С Иракским Курдистаном нам следует поддерживать конструктивные деловые отношения.

: Почему Запад перестал требовать отставки президента Сирии Башара Асада, по Вашему мнению?

Дележ Сирии еще не закончен. Сюрпризов будет много, включая вооруженные попытки свержения Асада со стороны Федерации Северной Сирии. Там сконцентрирована более чем 100-тысячная армия курдов, военизированные отряды армян, черкесов. Соединенные Штаты могут направить их на Дамаск. Похожий сценарий уже был опробован в Афганистане. Это вопрос времени.

: В чем опасность конфликта Ирана и Саудовской Аравии для Ближнего Востока?

Прямого столкновения между Ираном и Саудовской Аравией ожидать не стоит. Ни той, ни другой стороне глобальная война с нанесением военных ударов по территории государств не нужна. Противостояние идет большей частью в идеологической сфере. Это противостояние косвенное, опосредованное, через определенные силы в Ираке, Сирии, Ливане. Прямого вооруженного конфликта можно не ожидать.

: Ситуация в Нагорном Карабахе остается напряженной, Азербайджан и Армения продолжают наращивать вооружения. Каким Вы видите сценарий урегулирования конфликта? Возможно ли политическое решение?

Я не вижу политического урегулирования карабахского конфликта. Карабахское руководство должно определиться. Я считаю, что, если начнется новая агрессия со стороны Азербайджана, карабахской армии надо будет, невзирая на звонки из известных столиц, перейти в контрнаступление и взять левобережную часть Куры. На этом война закончится.

: А допустят ли третьи страны такой сценарий?

Руководству Карабаха следует на несколько дней остаться без связи.

: Хватит ли сил у армянской стороны?

Хватит. Никакие израильские беспилотники, никакая военная техника азербайджанской армии не помогут. Во время последней военной операции в апреле 2016 года, согласно документу, подписанному министром обороны Азербайджана, число погибших с азербайджанской стороны военнослужащих составило 558 человек, раненых — 1600. За несколько дней вооруженные до зубов элитные части азербайджанской армии понесли такие потери!

Я за мир между Азербайджаном и Арменией. Я за мир между Азербайджаном и Нагорным Карабахом. Я лично уважаю азербайджанский народ. Когда я служил заместителем командира полка в Кировабаде, восхищался гостеприимством азербайджанского народа, к которому отношусь с глубоким уважением. Но если речь идет о войне, я как военный специалист не могу кривить душой.

Я не верю в схему «верните нам пять районов, а мы вам тоже что-то отдадим». Мировая история не знает примеров, когда взятая кровью территория отдавалась бы без крови, тем более, что эти пять районов — буферная зона. Сценарий может быть только такой: признание Нагорного Карабаха, ввод в эту зону миротворческих сил и только после этого возвращение Азербайджану территорий.

: А нарушить договоренности Азербайджан может?

Может. Гарантий не даст никто, в том числе и международных.

Ноев Ковчег

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail