ТОСЭР «Кангалассы» в Якутии: инновациям не нашлось денег или места?

«На государство рассчитывать не стоит»

Якутск, 2 ноября 2017, 10:15 — REGNUM  На территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) Индустриальный парк «Кангалассы» оказалось не всё так гладко, как хотелось бы чиновникам. По факту ТОР сейчас работает, хоть его резидентам и пришлось понервничать, но получить господдержку и открыть производство на его базе удалось не всем. О том, какие трудности приходится испытывать на пути к реализации проекта, корреспонденту ИА REGNUM рассказала директор ООО «СахаНефтеБиоСорб» Лариса Ерофеевская.

Читайте также: Дальний Восток — территория отстающего развития, или Что не покажут Путину

Со своим проектом она попала в якутский технопарк с начала его основания, в 2012 году, там помогли написать бизнес-план, и в 2013 году было зарегистрировано предприятие. Сначала всё шло успешно и очень гладко. Технопарк предоставил её компании в аренду помещение за символическую сумму (10% от стоимости аренды), работа началась. На первом этапе это были просто лабораторные исследования и экспериментальное мелкосерийное производство биосорбентов для очистки и восстановления нефтезагрязненных территорий. Но чтобы вывести биотехнологическую продукцию на рынок, необходимы лабораторные и опытные исследования, которые иногда могут длиться годами.

«За три года резидентства в технопарке мы смогли сертифицировать и запатентовать пять наименований продукции, получили санитарно-эпидемиологические заключения на их безопасность для людей, животных и окружающей среды, сертифицировали производство на соответствие требованиям ГОСТ ИСО 9001−2011, закупили кое-что из оборудования. То есть провели большую работу. К сожалению срок резиденства в технопарке закончился, надо было выходить, как говорится «в большое плавание», — объясняет Лариса Ерофеевская.

Компании «СахаНефтеБиоСорб» выделили участок земли в Кангалассах под строительство собственного производства. На реализацию проекта необходимо 20 млн. рублей. Весной 2016 года компания подала заявление на кредит в Венчурную компанию «Якутия», но им отказали в связи с тем, что сумма очень большая и члены комиссии увидели большой риск по сбыту продукции.

Читайте также: Довести эффективность ТОРов до «Точки кипения» решили в Хабаровске

«Конечно же, мы огорчились, но решили ещё попытаться получить кредит, — пояснила Лариса Ерофеевская. — Обращались в банки, где также получили отказ. После чего решили обратиться в Фонд развития малого предпринимательства, но и там не помогли, потому что мы не смогли собрать на запрашиваемую сумму залог. Бесконечный сбор документов, переделка бизнес-плана под конкретного кредитора и беготня по сбору различных справок для подачи заявок на кредиты отнимают уйму времени. После очередного отказа появляются усталость и разочарование. Получается, что не получили мы ни денежный кредит, ни кредит доверия. Оказавшись на грани банкротства, я решила взять тайм-аут. И заняться поиском частных инвесторов, поскольку поняла, что на государство мне рассчитывать не стоит. Разумеется, в ТОРе интересуются, как идут дела, постоянно присылают формы для сдачи отчетов… И мы сдаём, сдаём, сдаём нулевые отчёты».

Лариса Ерофеевская считает, что проект идёт туговато потому, что продукция компании инновационная, о ней мало кто знает. Но и у остальных резидентов территории опережающего развития в Кангалассах, по её словам, тоже были проблемы. Сейчас они решены, и резиденты ТОР много всего производят, но проектов, которые можно назвать в той или иной степени инновационными, мало. Разве, что компания ООО «БИГЭ», которая выпускает лакокрасочную продукцию и имеет свой патент на изобретение и ООО «Арктик Хемистри», которые выпускают автошампуни и тоже отвечает требованиям инновационности.

«У этих двух компаний дела идут хорошо, они завоёвывают рынок, — пояснила директор «СахаНефтеБиоСорб». — Как, собственно, и те предприятия, которые инновационными хоть и не назовёшь, но они работают и приносят доходы для республики. Это компании: «Саюри» по круглогодичному выращиванию овощей, «САХАПЛАСТЕХ», ООО «Дальэнергострой-Восток», «Саха-Липснеле. Там и мебель, и огранка алмазов, и производство носков — в общем, то, что уже выпускают, и то, что будет покупаться. А биосорбенты для ликвидации разливов нефтепродуктов, хоть и инновационные, но это товар специфичный, не для широкого потребления, мне будет его трудно сбывать».

Как действовать дальше, Лариса Ерофеевская не знает. Если вопрос с выделением финансирования всё же решится в положительную сторону, то она будет строить здание на представленном участке технопарка, но проект уже снова придётся переделывать: выделенную ранее землю отдали под строительство другого предприятия, «СахаНефтеБиоСорб» получит участок меньше, чем планировалось.

Найти бы инвестора, но не получается, сетует директор компании. Не помогает участие ни в конференциях, ни в выставках, которые обходятся недёшево. В среднем только организационные взносы за участие стоят от 60 до 120 тыс. рублей. Это не считая расходов на проезд, гостиничные услуги, печать раздаточных материалов и так далее.

«К слову говоря, на одну из местных выставок «Технологии Арктики» мне была выделена субсидия в размере 8 тысяч рублей, которую потом заставили вернуть под расписку, поскольку я перестала приносить прибыль и отчислять налоги, — также рассказала Лариса Ерофеевская. — И нашу компанию внесли, так сказать, в черный список. То есть теперь в течение трёх лет «СахаНефтеБиоСорб» не сможет участвовать в конкурсах на получение субсидий. Получается, что компания и без того «на мели», и её надо добить и утопить?».

Читайте также: Корпорация развития ДВ судится с резидентом ТОР в Хабаровском крае

Руководитель компании-резидента ТОСЭР «Кангалассы» выходила с коммерческими предложениями в различные организации, писала предложения ночами, делала презентации, отдавала документы пакетами вместе с бизнес-планом и технологией получения продуктов производства. Инвесторы смотрели пакет документов, и на этом всё.

«Хотя биосорбенты и биопрепараты для ликвидации нефтеразливов могли бы постепенно завоевать рынок. Конечно необходимо время и терпение. Но у инвесторов нет времени ждать. Им необходима быстрая окупаемость», — говорит Лариса Ерофеевская.

Продукция её предприятия по себестоимости очень дешёвая. Например, аналоги продуктов производства на Российском рынке в 10 — 100 раз дороже. Низкая себестоимость продуктов производства объясняется за счет того, что технология их получения основана на использовании вторичного сырья. Для производства используются отходы сельского хозяйства, животноводства, кожевенной и пищевой промышленностей, минеральное сырьё.

«Но такое биотехнологическое производство требует очень много разрешительных документов, экспертиз, нужно, чтобы бактерии отвечали всем требованиям, и на каждый их вид экспертиза делается отдельно. Это всё денег стоит — на получение пакета разрешительной документации только на один препарат требуется около 500 тыс. рублей», — поясняет директор компании-резидента ТОСЭР, констатируя ещё одну затрудняющую сбыт проблему — логистику.

Так например 50 кг биопрепарата стоит 8 тыс. рублей, а его отправка около 20 тыс., потому многие потенциальные покупатели сначала, увидев дешёвые цены, выражают готовность сотрудничать, а потом отказываются. Не готовы закупать продукцию ООО «СахаНефтеБиоСорб» и крупные работающие с нефтепродуктами компании — все они, в основном, работают по тендерам или по связям с давними партнерами.

Полпред президента в ДФО Юрий Трутнев, проводя совещание в республике, отметил, что разнонаправленность ТОСЭР в Якутии оправдана и востребована. Так, ТОСЭР «Индустриальный парк «Кангалассы» — это представители малого и среднего бизнеса, а ТОСЭР «Южная Якутия» — это крупный бизнес.

«Главное — не создавать административных барьеров, чтобы не было ситуаций, когда люди хотят стать резидентами, а их притормаживают, — сказал Трутнев. — Прошу всех за этим следить».

Глава Якутии Егор Борисов ранее заявлял, что поддержка резидентов ТОСЭР тесно связана с развитием местного производства.

«По этим площадкам придется очень много работать, поскольку свободных участков уже не хватает, нужно двигаться дальше и думать, как всё сделать наилучшим образом», — подчеркнул Ил Дархан.

Напомним, Счётная палата РФ в конце октября 2017 года, выявила ряд нарушений и недостатков в ходе проверки планирования и организации функционирования территорий опережающего развития. Механизмы создания и работы ТОСЭР необходимо совершенствовать, пришло также к выводу надзорное ведомство.

Как сообщало ИА REGNUM, корпорация развития Дальнего Востока судится с резидентом ТОР «Комсомольск» в Хабаровском крае ООО «Эпсилон-2», пытаясь взыскать с компании более 206,25 тыс. рублей неуплаты взносов за субаренду предоставленного земельного участка.

Читайте развитие сюжета: В Якутии появится ювелирно-гранильный кластер

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail