Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 18 марта 2004

Красноярск, 18 марта 2004, 15:23 — REGNUM  

"Семеро с ложкой, а крестьянин с носом".

(Правда-КПРФ. 18.03.04. А.Козырев)

Сибирское село в петле "реформ"

Почти миллиард рублей, предназначавшихся для поддержки хозяйств, утек из краевой казны в неизвестном направлении.

В КРАСНОЯРСКЕ разразился очередной громкий скандал. На сессии Законодательного собрания выяснилось, что государственное унитарное предприятие "Сельхозобъединение" превратилось в кормушку для высокопоставленных чиновников. Контору эту создавали якобы для того, чтобы кредитовать крестьян под будущие урожаи горючим и запасными частями к технике. Но, как выяснили аудиторы краевой Счетной палаты, на бюджетных деньгах жировали свои люди: руководители хлебоприемных предприятий, снабженцы, перевозчики. Многие из них числились в штате "Сельхозобъединения". А те, кто от зари до зари работал в поле, терпели убытки: бензин, солярка, запчасти, купленные у "благодетелей", обходились намного дороже, чем на свободном рынке, на который вход был заказан.

Такой механизм кредитования крестьян создавался еще при покойном губернаторе А. Лебеде, Выделять кредиты крестьянам напрямую запрещал только что принятый Бюджетный кодекс.

Из краевой казны неизвестно куда утекло 965 миллионов рублей, которые так и не получили красноярские аграрии для поддержки и развития своих хозяйств. Но это еще не все. Например, все ресурсы бывшего краевого зернового фонда, отданные "Сельхозобъединению", были растрачены. Никто не может объяснить, каким образом челябинская "Медная компания" оказалась на рынке края, продала за пределы Красноярского края 70 тысяч тонн зерна, в то время как нынешние запасы зернового фонда в крае составляют всего 18 тысяч тонн.

Возмущению депутатов Законодательного собрания не было предела: как при таком послужном списке виновные гуляют на свободе? Но оказалось, что и спросить-то не с кого. Руководители "Сельхозобъединения" менялись как перчатки. Нынешний начальник недавно при исполнении и за грехи прежних боссов не ответствен. Остается только удивляться, как проморгала ситуацию краевая администрация. У нее то угольную компанию из-под носа уведут, то процветающее предприятие обанкротят.

Выводы Счетной палаты решено направить в прокуратуру. Краевые чиновники согласились, что существующая система кредитования слишком сложна и крайне бюрократизирована и что надо искать альтернативу. Крестьянам же остается самостоятельно брать кредиты под зерно и самим решать, как реализовать продукцию.

При существующем правящем режиме сельские труженики вряд ли дождутся внимания к себе. Насколько цинично власть относится к проблемам села, говорит такой почти "смешной" эпизод.

Следом за делами сельскими Законодательное собрание приступило к рассмотрению полученного из Госдумы законопроекта. Федеральные депутаты предлагают своим провинциальным коллегам узаконить... проституцию. На парламентском языке это звучит как признание прав граждан на предоставление платных услуг сексуального характера. Краевой депутатский корпус был возмущен таким непристойным предложением московских коллег, хотя решил детально рассмотреть вопрос после Международного женского дня. Конечно, красноярцы вряд ли узаконят проституцию на берегах Енисея. Но ситуация символична: государственную поддержку в России получают труженики не села, а панели.

"Некуриная слепота".

(Правда КПРФ 18.03.04. А.Козырев)

Красноярские инвалиды по зрению лишились Дома культуры. Это было единственное место, где они могли собираться, общаться, заниматься художественной самодеятельностью.

ВЛАДЕЛЬЦЫ помещения, чтоб не мелочиться, подняли арендную плату сразу в 10 раз. Для того чтобы вновь получить помещение, нужно заплатить около 2 миллионов рублей. Вы будете смеяться, но хозяин - краевая организация Всероссийского общества слепых. Она сама в больших убытках и потому не в состоянии сейчас бесплатно предоставлять помещения даже для своих сотоварищей по несчастью. Ведь организация слепых лишилась льгот, которые были установлены при Советской власти и, как известно, существуют в цивилизованных странах.

Краевые власти денег в текущем бюджете на нужды слепых не предусмотрели.

А функционеры регионального отделения партии "Единая Россия", столько раз публично заявлявшие о готовности добиваться от властей проведения в жизнь эффективной социальной политики, умыли руки. Мол, эта проблема слишком мала для нас, чтобы ею всерьез заниматься.

"Цирк нуждается в поддержке властей".

("Красноярский рабочий", 18.03.04)

Во время своего запланированного на апрель визита в Москву губернатор края Александр Хлопонин намерен вести переговоры о передаче Красноярского цирка из федеральной в краевую собственность.

До сих пор на территории России подобных прецедентов не было, но это один из путей выхода из возникшего в Красноярском цирке кризиса. Дело в том, что финансирование его полностью осуществляется из федерального бюджета и неуклонно сокращается. В течение 32 лет здание цирка ни разу капитально не ремонтировалось, коммуникации износились, конструкции устарели. В Красноярске нет своей труппы, цирк лишь предоставляет площади для программ, организованных Росгосцирком. Большой свободы выбора нет, и если программа не пользуется интересом, наш цирк несет убытки. Об этих и других проблемах губернатору рассказала директор цирка Зинаида Моисеева, занимающая этот пост 26 лет. Александр Хлопонин намерен встретиться с министром культуры и руководством Росгосцирка, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию и найти пути ее разрешения.

"Уволен за связь с заграницей".

("Известия-Красноярск", 18.03.04, Сергей Свиридов)

Отныне Хлопонин доверяет инвестиционную политику только близким друзьям.

Вчера из достоверных источников в администрации Красноярского края нашей газете стало известно, что со своего поста уходит начальник управления внешних связей Сергей Качеров. В пресс-службе губернской управы пояснили, что официального распоряжения на сей счет пока нет, "но такой слух имеет место - человек волен в своих решениях". По последней информации, Сергей Алексеевич написал заявление по собственной инициативе, и, стало быть, возможного "международного скандала" вокруг чиновника, почти десять лет работавшего главой иностранного ведомства краевой власти, не случится. Но это кадровое решение, без сомнения, означает: в политике внешних связей региональной администрации произошел коренной перелом.

После того как Россия обрела статус самостоятельности отдельных субъектов федерации, каждый край или область считали возможным через голову Центра подписывать прямые договоры с такой же территорией или даже с государством ближнего или дальнего зарубежья. Сергей Качеров начал свою деятельность в администрации Валерия Зубова именно с этого. В активе энергичного чиновника числились контракты с Воронежской, Николаевской, Херсонской областями, регионами Киргизии и Узбекистана, бизнес-визиты в Хельсинки, промышленные города Германии и так далее. Главным профилем продаж с красноярской стороны была древесина. От южных и восточных партнеров сюда поступали, например, консервированные фрукты и овощи. Но все-таки в деятельности Сергея Алексеевича в частности и международного управления в целом доминировали инвестиционные проекты, первый пик которых пришелся на 1995-96 годы.

Наверное, половину зубовской политической рекламы в ту пору составлял миф об "инвестиционной привлекательности" Красноярского края. Чуть ли не каждый месяц на Енисей приезжали представители мировых фирм-брендов: Даймлер-Бенц, Рио Тинто Зинк, Шелл, БАСФ, Самсунг и проч. Администрация устраивала банкеты, подписывала десятки "протоколов о намерениях", но реальных и серьезных результатов сотрудничества с иностранцами было, пожалуй, только два: завод магнитных носителей в Зеленогорске и "Кока-Кола" под Красноярском. В остальном же на приемах и инвестиционных конференциях тот же Сергей Качеров уверял: международные делегации "проявили глубокий интерес к краю", "рассматривают проекты". Например, в сентябре 1996 года на форуме иностранных инвесторов по освоению Нижнего Приангарья красноярская администрация заявила, что на проведение мероприятия потрачено 700 миллионов неденоминированных рублей, а предполагаемая отдача от проектов может превысить один миллиард долларов.

Тем не менее, практических итогов инвестиционной политики Красноярского края, строго говоря, не было. Наша территория, имея столько же леса, золота и гидроресурсов, сколько, к примеру, Иркутская область, привлекала в десятки раз меньше капитальных вложений!

Несмотря на это обстоятельство, Качеров оказался единственным начальником управления краевой администрации, уцелевшим от кадровой перетряски генерала Лебедя (а в конце 2000 года так и вовсе стал вице-губернатором). Судя по всему, тогдашнюю власть вполне устраивало умение внешнеполитического ведомства рассказывать о том, чего в природе нет и быть не может: вспомнить хотя бы легендарные 500 миллионов долларов "инвестиций из Техаса", откровенно придуманных пиарщиками генерал-губернатора.

Справедливости ради надо заметить, что и объективная ситуация в крае вряд ли позволяла сразу завлечь мировых инвесторов. Если иркутяне еще в 1988 году привели в лесную отрасль японские компании, пользуясь более развитой транспортной инфрастуктурой на севере области, то красноярцы могли предложить иностранным промышленникам только летние речные перевозки, что, вероятно, напоминало им оживленную Миссисипи XIX века.

В новом тысячелетии к реестру международных реляций края прибавились Кызыл (поставки шерсти), Варшава и Бангкок (технологическое оборудование), но вряд ли старый стиль мог устраивать администрацию Александра Хлопонина: те же губернатор и его друг Сергей Сокол, ныне курирующий отношения с иностранцами, вышли из московского пула международников-профессионалов. Проблема инвестиций была им хорошо знакома еще по работе в индустриальных корпорациях. А в прошлом году норильский менеджмент утер нос всей России, купив американскую "Стиллуотер", зарегистрированную на фондовой бирже США - на этом фоне прежние бизнес-контакты власти казались наивными.

Можно сказать, что прежняя власть территории выстраивала систему внешних связей по принципу отдельных рекламных рассылок видным клиентам - авось кто-нибудь клюнет, а новые администраторы пожелали сделать огромным инвестиционным проектом весь Красноярский край сразу - как "Норникель", например. Судя по всему, губернатор намерен сосредоточить внешнюю политику в руках особо преданных чиновников: впереди у нас большой инвестфорум в апреле, крупные соглашения с участием мирового капитала и многое другое.

ДОСЬЕ "ИЗВЕСТИЙ"

Сергей Качеров родился в 1957 году в Минусинске. Образование высшее: Красноярский институт цветных металлов, Московская академия народного хозяйства по специальности "экономист-международник". Кандидат экономических наук. Обучался в Марбургском университете в Германии по специальности "рыночная экономика". Проходил стажировку в Торгово-промышленной палате и в "Коммерц-банке" в Германии по курсу "банковское дело". В администрации края работал с 1994 года.

С 1998-го - начальник управления внешнеэкономических связей. С августа 2000 года - заместитель губернатора Красноярского края, начальник главного управления внешнеэкономических, межрегиональных связей и внешних инвестиций.

"В коридорах власти утверждают, что статус "неприкасаемого" Сергей Алексеевич заслужил, помимо несомненного профессионализма, также благодаря хорошим связям со спецслужбами и силовыми ведомствами" ("Политбюро").

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ":

Красноярский край является одним из ведущих регионов - участников внешнеэкономической деятельности. В России край входит в первую десятку регионов, а по Сибирскому федеральному округу он занимает второе место после Тюмени. Внешнеторговый оборот Красноярского края по итогам 2002 года составил 3,2 миллиарда долларов. Из них 2,5 миллиарда приходится на экспорт продукции краевых предприятий. Это около 3 процентов внешнеторгового оборота страны.

"На золотой ноге Сибири".

("Красноярский рабочий", 18.03.04, Анатолий Касаткин)

В Союзе золотопромышленников России сообщили, что по итогам 2003 года по добыче золота Красноярский край занял первое место (30,046 т). На втором - Магаданская область (26,307 т), на третьем - Республика Саха (Якутия) (20,302 т). Замыкают пятерку лидеров Хабаровский край (17,684 т) и Иркутская область (17,629 т). Об основных приоритетах развития и использования золотосырьевого потенциала беседуем с заместителем начальника управления природных ресурсов администрации края Юрием Феклиным.

- Юрий Иванович, вы сами более тридцати лет работали геологом, многие годы возглавляли администрацию Мотыгинского района. Как вы оцениваете результаты по добыче золота в 2003 году?

- Сегодня в крае работает 27 золотодобывающих предприятий. Этот факт убедительно говорит сам за себя. Чем успешнее на этих предприятиях будут обстоять дела, тем зажиточнее будет жить наш край, его люди. Ведь это связано с налоговыми поступлениями в краевой бюджет, расширением круга инвесторов.

- Какие золотодобывающие предприятия сейчас являются лидерами в крае?

- В 1980 году теперь уже российский флагман - ЗДК "Полюс" начинал свою деятельность на добыче россыпного золота. А получив подготовленное Красноярской горно-геологической компанией Олимпиадинское месторождение и оценив реальные перспективы, это предприятие надолго связало свою судьбу с нашим краем. Когда там построили две обогатительных фабрики, причем на уровне самых современных технологий, всем стало ясно, что эта золотодобывающая компания всерьез взялась за работу. И она делом доказывает свою состоятельность. Более того, "Полюс" сейчас заявляет свои претензии на ряд площадей геологического изучения недр, чтобы улучшить свою минерально-сырьевую базу. И как заявил на всероссийском совещании Министерства природных ресурсов России генеральный директор Владимир Совмен, компания будет добиваться добычи золота до 100(!) тонн в год. Стремление вызывает уважение и, мне кажется, будет иметь поддержку на всех уровнях власти.

Далее я бы назвал ООО "Соврудник" и прииск "Дражный", расположенные в Северо-Енисейском районе. "Соврудник" работает на добыче рудного золота. Его новые руководители по сути дела подняли на ноги разорившееся предприятие и добились добычи почти 1,5 тонн золота. Это неплохой результат. Хотелось бы поблагодарить главу администрации Северо-Енисейского района Ишмурата Гайнутдинова, который с пониманием относится к проблемам этого коллектива и оказывает со своей стороны ему помощь и поддержку. Это достойный пример для подражания.

Прииск "Дражный" работает на россыпном золоте и добывает 991 килограмм - почти тонну драгоценного металла. Особо отмечу: там за это смутное время не потеряли ни одной драги! Вот почему, имея в активе такие мобильные коллективы, как "Соврудник", Красноярскую горно-геологическую компанию, артели старателей "Ангара", "Центральная", Артемовскую золоторудную компанию, мы приближаем тот день, когда ситуация в крае стабилизируется и все предприятия будут успешно справляться со своими задачами. Таким образом, потенциал золотодобычи в крае можно оценивать как весьма перспективный.

- Юрий Иванович, по характеру своей работы вам приходится встречаться со всеми руководителями золотодобывающих предприятий. Интересно, какие острые вопросы возникают при обсуждении дел, какие проблемы их волнуют?

- Проблем еще очень много. На местном уровне возникающие трудности все-таки как-то решаются. Банки стали активнее оказывать помощь. Причем предоставляют возможность предприятию вернуть кредиты после первой добычи и сдачи золота. Это позитивный момент для организации работ. Однако Министерство природных ресурсов России сейчас сосредоточило в своих руках очень много формальных функций, которые не позволяют быстро и оперативно вовлекать месторождения в эксплуатацию. Процесс согласования идет очень долго.

Управление природных ресурсов, Совет администрации края по этому вопросу неоднократно обращались в МПР России. Волнует и такой острый вопрос, как перевод лесных земель в нелесные. Это настолько сложный и длительный процесс, что порой предприятию становится просто невыгодно начинать работу. Ну почему бы не наделить соответствующими полномочиями своего представителя на территории - Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России по Красноярскому краю? Тогда большинство вопросов было бы снято.

- А проблемы геологоразведки? Сегодня недропользователь делает заказ геологам или создает свою геологическую службу?

- Это зависит от мощности предприятия. Золодобывающая компания "Полюс" может себе позволить иметь свою геологическую службу. А мелкие предприятия ориентируются на сохранившиеся геологические предприятия края. У нас их достаточно.

- Финансирование поисковых и геолого-разведочных работ теперь ложится на плечи недропользователей. Как вы к этому относитесь?

- Давайте проследим за динамикой движения финансов. В 2001 году краевой бюджет выделил 428 миллионов рублей на геологическое изучение недр, в 2002 - 128, в 2003 - 153, в 2004 - 170 миллионов рублей. А федеральный выделил краю на эти цели в 2001 году 184 миллиона рублей, в 2002 - 469, в 2003 - 372, в 2004 - 215 миллионов рублей.

Какую картину мы наблюдаем у недропользователей? В 2001 году ими было вложено в геологоразведку 185 миллионов рублей, в 2002 - 243, в 2003 - 319, а в 2004 году мы предполагаем, что будет выделено примерно 982 миллиона рублей. Хотя это непросто. Но нужно работать сообща, внимательно и требовательно.

В рамках протокола встречи губернатора края с министром природных ресурсов готовится соглашение между Министерством природных ресурсов России и Советом администрации края, в котором указывается, что 80 процентов от суммы финансирования геолого-разведочных работ возьмут на себя недропользователи. Включая нефть и газ.

- Сотрудничая с администрацией края, недропользователи при этом получают какие-то льготы?

- Обязательно. Если недропользователь берет перспективную площадь и проводит там геологоразведочные работы, то он получает преимущественное право пользования недрами на бесконкурсной основе. Например, ООО ГРК "Амикан" на Ведугинском месторождении в Северо-Енисейском районе в 2003 году вложило 110 миллионов рублей в золоторазведку. И что немаловажно, в роли главного инвестора здесь выступает английская компания. Так что край реально становится привлекательным для зарубежных инвесторов.

Сейчас главная задача заключается в том, чтобы в первую очередь обеспечить сырьевой базой наши действующие предприятия, сохранить рабочие места. С этой целью концентрируются работы по поиску и разведке месторождений полезных ископаемых вокруг Северо-Енисейского, Северо-Ангарского, Васильевского рудников, Артемовской золоторудной компании. Так что дело не стоит на месте. Оно постепенно обретает былую силу, о чем и говорят итоги прошедшего года.

"Думай, должник, как сеять будешь".

("Красноярский рабочий", 18.03.04, Юрий Чувашев)

Пусть весна нынче и морозная, но все равно крестьянину скоро в поле. А заботы в эту пору у земледельцев те же, что и всегда: техника, ГСМ, семена... И все же нынешняя посевная будет отличаться от прошлых лет, и прежде всего - в рублевом измерении. А что это значит для крестьян края, рассказывает заместитель губернатора по агропромышленному комплексу Виктор Раздуев.

- Виктор Петрович, с каким багажом край выходит нынче на посевную?

- Начнем с зяби - основы урожая. В прошлом году мы напахали ее немного больше уровня 2002 года. И по тем планам, что хозяйства представили в управление АПК, получается, что в этом году мы можем засеять примерно на 20 тысяч гектаров земли больше, чем в прошлом. То есть, если в 2003 году в крае было засеяно 980 тысяч гектаров с небольшим, то нынче планируется более миллиона гектаров.

Что касается семян, то они подготовлены в большинстве хозяйств, кроме юга - Шушенского, Ермаковского и Каратузского районов. Однако в наших опытных хозяйствах есть сегодня семена пшеницы элитной и высоких репродукций. Более того, в бюджете края заложены субвенции на приобретение элитных семян. Поэтому хозяйства, не имеющие сейчас собственных хороших семян, вполне могут взять их в опытных хозяйствах.

Кроме того, на днях я подписал реестр на предоставление годовых кредитов для пополнения оборотных средств хозяйств. Что радует, заявок поступило более чем на 600 миллионов рублей. Это примерно на 30 процентов выше прошлогоднего уровня. Так что все больше сельхозпредприятий получает возможность обращаться в банки за кредитами с компенсацией части процентной ставки через федеральный и краевой бюджеты.

- А самый больной вопрос - обновление техники?

- Действительно, это самый острый вопрос. Обновление парка, к сожалению, идет очень медленно. А во многих хозяйствах и вообще не идет. Но мы, понимая, что большинство хозяйств самостоятельно с этой проблемой не справится, заложили в бюджете края 40 миллионов рублей для компенсации части затрат на приобретение ресурсо- и энергосберегающей техники. И те сельхозпредприятия, которые будут приобретать посевные и почвообрабатывающие агрегаты, совмещающие за один проход по полю сразу несколько операций (экономия и на ГСМ, и на количестве тракторов), получат право на частичную компенсацию затрат из краевого бюджета.

- Оправдались ли надежды на схемы поставки техники, предложенные "Росагролизингом"?

- Увы, лизинговые операции, которые предлагал "Рос-агролизинг", оказались невыгодны крестьянам. Выяснилось, что хозяйству выгоднее брать деньги в банке для покупки техники.

Наглядный пример: мы очень долго вели переговоры с "Росагролизингом" по поводу тракторов с Рубцовского завода, завезенных в край еще в 2002 году. И вот на днях последние трактора из этой партии "Росагролизинг" за-брал назад, так как ни один из них не был востребован. Ведь это же совершенно несуразная цена - 1,8 миллиона рублей за трактор Т-404.

Причем я считаю, что эта непомерно дорогая техника в свое время была умышленно завезена в край. Расчет был такой, чтобы потом, даже в условиях полного отсутствия спроса на эти трактора, можно было бы силой растолкать их по хозяйствам, а затем списать расходы за счет краевого бюджета. Именно такая схема предусматривалась и отрабатывалась в 2002 году.

А сейчас ГУП "Сельхозобъединение" будет обращаться к "Росагролизингу" с иском. В договоре между ними есть положение о том, что если поставленная техника не востребована, то ГУП не несет ответственности перед "Росагролизингом" за лизинговые платежи. Кроме того, мы считаем, что "Росагролизинг" должен возместить нам затраты за обслуживание этих так и не купленных никем тракторов.

- А что сулит нашим крестьянам создание "Сибагролизинга" - новой структуры в рамках "Агромашхолдинга"?

- Я думаю, что холдинг вообще и Красноярский завод комбайнов в частности, прежде всего, заинтересованы в том, чтобы их продукция была востребована в крае. Именно на это администрация края и руководство холдинга возлагают совместные надежды. Мы рассчитываем, что через "Сибагролизинг" до наших сельчан будет реально доходить больше техники, чем прежде. Нас эта схема вполне устраивает, так как краевой бюджет в данном процессе никакой роли не играет - за что отдельное спасибо комбайновому заводу.

"Сибагролизинг" работает с хозяйствами региона напрямую, ряд договоров уже заключен. Причем речь идет не только о поставках комбайнов, но и обо всем ассортименте продукции предприятий холдинга, в том числе и тракторов Волгоградского тракторного завода. Тем более что "Сибагролизинг" предлагает хозяйствам более удобные льготные схемы, нежели те, что предлагали их предшественники.

- Еще одна ахиллесова пята агропрома - поставки ГСМ для весенне-полевых работ...

- По бюджетной росписи предусмотрено выделение 210 миллионов рублей для приобретения ГСМ. Сейчас вопрос согласовывается по объемам поставок, которые запрашивают хозяйства, а также проясняется ситуация с теми сельхозпредприятиями, которые не рассчитались с ГУП "Сельхозобъединение" еще за прошлый год. Усиленно работает комиссия управления АПК, через которую "проходят" все хозяйства. И если должники не представят четкие, экономически обоснованные объяснения сложившейся ситуации и расчеты по выходу из финансового тупика, то мы твердо намерены сделать так, чтобы эти хозяйства ничего из краевого бюджета не получили.

Нельзя постоянно возвращаться к одной и той же теме: в прошлом году не рассчитались с долгами, в этом году опять рассчитываться не планируют... Поэтому или предъявляйте продуманную программу действий, чтобы претендовать на пролонгацию возврата долгов, или ищите себе другого инвестора, который даст вам денег на ГСМ.

- То есть долги больше списывать никому не будут?

- Нет, в лучшем случае возможна только пролонгация для тех, кто внятно объяснит причины своей финансовой несостоятельности. Большая часть сельхозпредприятий края в этом плане выглядит нормально, но к ряду хозяйств Идринского, Каратузского, Канского, Минусинского, Шушенского, Назаровского и Нижнеингашского районов есть вопросы.

- На что же надеяться этим хозяйствам?

- Прежде всего, они могут использовать для закупки ГСМ те деньги, которые будут выделяться муниципальным образованиям для кредитования весенне-полевых работ. И тогда уже местная власть будет брать на себя ответственность за возврат этих средств.

Впрочем, понятно, что это не выход из положения. Руководителям хозяйств, прежде всего, нужно самим ясно осознать, что их ждет впереди, а не требовать бесконечно финансовых вливаний со стороны. Мы не случайно в полной мере задействовали в этом году понятие нормативной себестоимости, куда включили технологическую карту с сегодняшними ценами на все, что касается производства, и 20-процентную рентабельность. И хотя очень мудрено не уложиться в такую себестоимость продукции, тем не менее у нас многие руководители все равно умудряются ее превысить, потому что в хозяйствах нет элементарного учета и порядка. Но если там привыкли ходить за трактором с канистрой, то какие же могут быть претензии на помощь из бюджета?

И руководителям, и трудовым коллективам нужно наконец-то решать: либо жить по-прежнему и из года в год кувыркаться среди одних и тех же проблем, либо все же начинать нормально работать. Встраиваться в систему вертикальной интеграции (под какого-либо инвестора) или интегрироваться по горизонтали - идти под сильное хозяйство. Либо честно признать, что так больше работать нельзя. Нужно наводить порядок в экономике. Перепрофилировать хозяйство, применять более дешевые технологии, делиться на фермерские хозяйства. В общем, надо искать пути развития.

- А кто будет поставлять в край ГСМ, "Юкос"?

- Сейчас мы ведем с "Юкосом" переговоры, на этой неделе вопрос должен решиться.

- А цена на топливо когда определится?

- Пока об этом говорить еще рано, все зависит от условий соглашения, которое вот-вот будет подписано с поставщиком.

"Красноярск выбирает Пимашкова".

("Красноярский рабочий", 18.03.04, Наталья Сангаджиева)

Вчера глава Красноярска Петр Пимашков провел брифинг с журналистами.

Перед брифингом члены городской избирательной комиссии вручили вновь избранному мэру удостоверение. Церемония прошла быстро и скромно. Главный праздник, инаугурация, еще впереди, ее проведение намечено на 26 марта.

Победа Пимашкова на выборах была предсказуема. За годы правления Петр Иванович снискал доверие и симпатии красноярцев. В этот раз за него проголосовали 269 063 (79,6 %) жителя краевого центра, что на 11 500 голосов больше, нежели в 2000 году. Петр Пимашков попросил журналистов через СМИ передать его сердечную благодарность всем красноярцам, принявшим участие в выборной кампании.

- За прошедшие годы мы старались работать так, чтобы Красноярск становился более обустроенным, улучшались условия жизни красноярцев, - подчеркнул Петр Пимашков.

Своей ближайшей и главной задачей мэр видит подготовку к очередному отопительному сезону. Нужно подготовить к зиме 318 котельных, провести ремонт и профилактику тепловых сетей. Если говорить о стратегических задачах, то в качестве одной из основных Пимашков обозначил административные реформы, создание эффективной структуры администрации города.

Мэр Пимашков намерен вплотную заняться жилищными проблемами горожан. По его мнению, развитие ипотечного кредитования позволит решить проблемы с жильем если не всех 50 тысяч очередников, то многих нуждающихся в приобретении жилья. Удачи и новых свершений вам, Петр Иванович! Мы, журналисты-"красрабовцы", очень любим свой город, верим, что вы сделаете его еще лучше и краше!

"Ода 10 процентам".

("Сегодняшняя газета", 18.03.04, Максим Глазунов)

ИХ ВСЕГО 10 процентов, тех, о ком я думаю, что они таковы, как я о них думаю. Ну, может быть, 15. То есть, если верить разного рода прогнозам явки избирателей в Красноярском крае, которые давали 65 процентов, а пришло на выборы на самом деле 50, то тех, о ком я думаю, все же 15 процентов. Если же не верить никаким прогнозам, а просто знать, что в этот раз выбирать президента пришло ровно на 10 процентов меньше красноярцев, чем в прошлый, то цифра, соответственно, будет в полтора раза меньше. Впрочем, и 10 процентов хватит за глаза. Хороших людей никогда не бывает много.

Конечно, нельзя сказать, что абсолютно все из половины избирателей Красноярского края, не пришедших на выборы в минувшее воскресенье, сделали это сознательно. Большая часть из не пришедших - это те, кому вообще все до звезды. И президенты с мэрами - в первую очередь. Они вообще никогда не ходят на выборы, поскольку считают это пустой тратой времени. Они либо очень быстро тырят деньги и иные материальные ценности, либо, что более вероятно, крайне заняты тем, что пытаются достичь дна. В емкостях по 0.5, 0.7 и 1 литру ровно.

Но вот эти-то 10 процентов, о которых я и хочу говорить, их-то вы никак у меня не отнимете! Потому что я знаю, что это за люди. И я знаю, что они хотят сказать вам своим неприходом к избирательным урнам.

Не то, чтобы они не любили президента Путина и были бы как-то особенно против проводимого им политического курса. Вовсе нет. Больше того, я практически уверен, что очень многие из них при немного других обстоятельствах пошли бы и проголосовали именно за него.

Обстоятельства, которые не позволили им это сделать, - это дурацкие разнарядки из Центра, вроде широко известного плана "70/70". То бишь, не меньше 70% явки, и не меньше 70% голосов, отданных за горячо любимого и всенародно избранного. Ну, или разные там другие тактические планы, которые спускаются посредством телефонных звонков, привозятся в регионы на плечах могущественных, но чем-то до смерти напуганных эмиссаров. План-минимум: Глазьев - третий после Путина и Харитонова; план-максимум: Глазьев - пятый после, соответственно, Путина, Харитонова, "против всех" и Малышкина. В итоге, полученный результат, как правило, бывает где-то посередине между этими крайними ожиданиями.

Я глубоко уверен, что люди, которые не пришли или проголосовали против всех, неплохо относятся лично к Петру Ивановичу Пимашкову и не имеют против него ничего специального. Ну, может быть, совсем чуть-чуть. Но почему кругом Пимашков, Пимашков, Пимашков - один только сплошной Пимашков, самый созидательный, самый конгениальный мэр России? А другие-то где? Не считать же серьезным претендентом Жабинского!

Эти люди не идут голосовать за депутатов Горсовета или голосуют против всех, потому что они не хотят выбирать в условиях искусственно созданной альтернативы: или Пимашков, или Быков. Какое им дело до того, что Петр Иванович сумел закопать всех других своих ближних и дальних конкурентов, а Быкова не сумел, и потому теперь вынужден делить с ним город на двоих? Они требуют огласить весь список. А когда выясняется, что списка-то никакого и нет, они разворачиваются и уходят, горестно вздыхая о том, что вот опять выборы превратились в фарс, а никакая демократия по определению невозможна в этой стране.

Как я их понимаю!

Я и сам с удивлением взираю на всех этих партийных деятелей и/или ответственных товарищей из финансово-промышленных групп, которые до смерти боятся сами, а потому всеми силами пытаются вызвать страх у нижестоящих. И, самое удивительное, что вызывают - волны липкого страха! Которые топчут этого несчастного Глазьева, который, может быть, и вполне достоин быть разгромленным, выметенным с политической арены, но не так, а в честной борьбе. Эти же, я больше чем уверен, сначала прибьют его, но не сильно, так, чтобы знал свое место, а потом опять надуют важностью и обличительным пафосом и снова отправят в пляс, когда это будет им выгодно. Они и сейчас-то бьют его не потому, что он их предал и, как программа Смит в "Матрице", вышел из-под контроля. И даже не потому, что им сказали. Просто каждый из них пуще смерти боится: а вдруг крайним за его высокий результат сделают меня?

Те же 10 процентов, кто раньше ходил, а сейчас не пришел, они совсем другие. Они не боятся, им просто ПРОТИВНО. И как же я разделяю их чувства!

Все то, что вызывает их и мое отвращение, совсем недавно снова появилось в нашей жизни, но уже делает созерцание окружающей реальности просто невыносимым. Все эти бывшие комсомольские секретари третьего эшелона, ныне вдруг вновь ощутившие силу основного инстинкта, когда они, понизив голос почти до шепота, говорят какому-нибудь директору завода: "Вы что, собираетесь идти против линии Партии?" И тот послушно вытягивается в струнку, тупит глаза. Все эти бесполые серые мышки в политкорректных костюмчиках и юбочках до колен во главе молодежных отделений, готовые по приказу вождей на любые подвиги: хоть книги жечь, хоть сауну организовывать. Придворные политконсультанты, которые учат журналистов, какие определения теперь подобает давать новому политическому моменту, а какие нет. "Что это за "единороссы"? Почему название партии исковеркано и с маленькой буквы?"

Я думаю, что многие из тех, кто не пришел на выборы, видели премьеру нового "Фитиля" в воскресенье по федеральному телеканалу. Того самого "Фитиля", что в советской системе хлестко высмеивал отдельные недостатки, на которые была соответствующая разнарядка. Он не выпускался, наверное, лет 15, а сейчас возобновлен, делать его будет Угольников под эгидой все того же вечного Сергея Михалкова. И многие из непришедших, думаю, как раз те самые 10 процентов, прекрасно понимают, что это значит. Только лишь то, что власть уже настолько уничтожила и загнала в резервацию нормальную критику, ту, что идет снизу, что возникла необходимость в критике искусственной, спущенной сверху.

Я, конечно, понимаю, что это не Путин лично притесняет СМИ, уничтожает политических конкурентов, возрождает наушничество и лизоблюдство. Но это именно он определяет стиль всей системы. А стиль этот, не только у меня, но и еще у 10 процентов избирателей Красноярского края вызывает серьезный эстетический и мировоззренческий диссонанс.

Конечно, нам всем по делу надо было бы не оставаться дома, а прийти к этим чертовым урнам и проголосовать "против всех". Это было бы и честнее, и нагляднее. Я убеждал многих поступить так, но они не послушались и просто не пришли. И потому-то явка и была на 10 процентов меньше. Я не виню этих людей за то, что они облекли в такую форму свой социальный протест. Я знаю, кто они - мои друзья, приятели, собутыльники и еще куча совсем незнакомых, но близких мне по миропониманию и мироощущению людей. Жизнь без которых в этой стране день ото дня становилась бы все более уныла и невыносима.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.