Заканчивается строительный сезон 2017 года — самое удобное время для реставрации памятников истории и культуры Русского Севера. Что дал он уникальному культурному наследию, за которое взялись реставраторы.

Купола храмов Антониево-Сийского Свято-Троицкого монастыря, Холмогорский район Архангельской области
Купола храмов Антониево-Сийского Свято-Троицкого монастыря, Холмогорский район Архангельской области
© Владимир Станулевич

Самое простое — сравнить запланированное и результат. На удивление так не получится — приказ «Об утверждении организационно финансового плана на 2017 год» опубликован на сайте Минкульта РФ без приложения — плана. В прошлом, 2016 году такой приказ подписали аж 30 декабря 2016 года, когда были сданы все документы по выполнению. Но представить направления реставрации в 2017 году можно по плану 2016 года, так как многие контракты двухлетние. Судя по нему, Архангельская область отличается самой высокой концентрацией ресурсов — на Соловках.

Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь (так правильно называется Соловецкий монастырь) проходит по «патриаршему списку», направляемому в Минкульт РФ финхозуправлением Патриархии, в 2016 году на них выделено 916 млн рублей. Только авторитет патриарха позволяет сосредоточить миллиард в год, а то и больше, на возрождение духовной и исторической жемчужины Русского Севера. Суждения «если бы их поделили на другие памятники» при нынешней системе принятия решений не имеют перспективы — Архангельская область без учета Соловков не получила бы даже части этих денег. Поэтому стратегию Минкульта РФ на Соловках нам, северянам, следует поддержать.

Святейший Патриарх Кирилл в августе этого года так описал состояние дел на крупнейшем объекте: «На сегодняшний день введена в действие северная часть Поваренного корпуса. …Отрадно видеть без строительных лесов, впервые за много лет, колокольню и Преображенский собор.

Вместе с тем до сих пор не отреставрировано здание Преображенской гостиницы. За три года действия строительного контракта генподрядчик, несмотря на смену его учредителя, не выполнил даже предварительные работы. Вспоминаю добрые замыслы министра культуры, высказанные пять лет назад: встретить 100-летие революции отреставрированным центральным монастырским комплексом. К сожалению, эти добрые намерения осуществить не удалось.

По состоянию на 1 августа выполнены работы на сумму 149 млн рублей, или 12% от годового плана. В прошлом году на эту же дату работы были выполнены лишь на 70 млн рублей, или 7% от годового плана. …проблема остается прежней: крайне низкий уровень освоения бюджетных средств, выделенных на реставрационные работы.

Хотел бы обратить особое внимание на реставрацию башен и стен монастыря. Их очистка от лишайника вызвала негативные отзывы как в научном сообществе, так и в СМИ» (вероятно, имеется в виду выполнение госконтракта «Крепость с башнями-воротами и пристенком, 1582−1594 гг. зодчие Иван Михайлов и монах Трифон (Кологривов)», где в проекте присутствует механическая очистка стен от лишайника и заливка пустот между валунами бетоном, на которые в 2016 году было выделено 210 млн рублей).

Вряд ли виновата островная логистика — реставрация ведется на Соловках давно, и такого результата не было никогда. Болезнь неосвоения поразила в 2014—2015 гг. и госконтракт с ООО «АрхСтройМеханизация» на 100 млн на реставрацию Архангельского подворья Соловецкого монастыря, которое не на островах, а в центре Архангельска — освоили 25%.

Патриарх озвучил видимые причины всех этих проблем: «Обращает на себя внимание чрезвычайно долгая подготовка к проведению конкурсов. Среднее время от момента сдачи заказчику всех документов до определения победителя в конкурсе составило 3,7 месяца. …Весь строительный сезон мы занимаемся подготовкой и проведением конкурсов — это просто за гранью разумного. Очень короткое время для проведения реставрационных работ — из-за климатических условий, из-за моря, которое нас окружает; а мы занимаемся конкурсами летом, в то время, когда надо работать».

Очевидно есть и негласные, специфически соловецкие проблемы — расположенные где-то в районе несменяемости срывающих контракты подрядчиков.

Кризис дает возможность поднять вопрос о коррекции стратегии — на материке были подворья, скиты, пустыни, варницы, тони, целые селения, принадлежащие обители, и на их изучение и реставрацию аналогичных объектов надо направить часть реставрационных средств. Устав музея и нормативные документы Минкульта РФ это позволяют — если работы являются госзаказом министерства, то могут вестись за пределами архипелага. Самый яркий пример — село Ненокса, что неподалеку от Северодвинска на берегу Белого моря. Уроженец села монах Трифон (Кологривов) стал зодчим Соловецкого кремля, а средства на его строительство давали соляные варницы Неноксы. В соловецкие программы полезно включить археологию и реставрацию последней соляной варницы, соляные амбары XVIII века, археологию.

Любая стратегия имеет вспомогательное направление, в случае с областью — все, что за пределами Соловков. Если там мы наблюдаем «наступление по всем направлениям», то на материке — имитацию решения проблемы. По данным Архангельской прокуратуры, в области расположено 1849 объектов культурного наследия, из них 507 — федерального значения, 1342 — регионального. Лишь 398 (из них — 66 бесхозяйных) находятся в удовлетворительном состоянии, в неудовлетворительном состоянии — 609 (бесхозяйных — 197), являются аварийными — 409 (бесхозяйных — 257), утрачено — 413 (бесхозяйных — 403). А выделены средства в 2016—2017 годах только на 3−4 объекта. В плане 2016 года реставрация Антониево-Сийского монастыря, Сретенской деревянной церкви в Заостровье, усадьбы Пьянковых в Сольвычегодске, в 2017 году — Антониево-Сийский монастырь, деревянная колокольня в деревне Пияла Онежского района, Свято-Введенский собор в Сольвычегодске, снова усадьба Пьянковых в Сольвычегодске.

Сруб Сретенской деревянной церкви в Заостровье, на заднем плане церковь Михаила Архангела. Приморский район Архангельской области. Весна 2016 года
Сруб Сретенской деревянной церкви в Заостровье, на заднем плане церковь Михаила Архангела. Приморский район Архангельской области. Весна 2016 года
© Владимир Станулевич

Не передать ли часть средств с дорогой реставрации на недорогие противоаварийные работы, продлив жизнь многим падающим церквушкам? Реставрационные гиганты лоббируют большие объекты — им неинтересно ехать «в дебри». Вероятно поэтому Минкульт РФ выбирает дорогущую реставрацию, а не массовое спасение. Удивительно, но и в областных заявках также одни большие объекты, хотя наши предприятия «в дебри» едут — нет работы.

Приоритетом для области является реставрация Антониево-Сийского монастыря (1520 г.), которому в 2020 году 500 лет. Из четырех исторических церковных строений монастыря все находятся в аварийном состоянии, по ним нет проектов, а заявки на проектирование упрямо вычеркиваются ФХУ патриархии, имеющим указание Минкульта РФ завершать уже начатое. По главному Свято-Троицкому собору (1607 г.) проект успели сделать, для реставрации нужны 120 миллионов рублей. А на 2016-й было выделено всего 3 млн, 2017-й — 10 млн, что на 2018 год — пока неизвестно. В то же время на 12,5 миллиона Минкультом РФ финансируется реставрация Свято-Введенского собора (1693 г.) Сольвычегодска (конкурс «Проведение реставрационных работ на объекте культурного наследия «Введенский собор Введенского монастыря, 1696», г. Архангельская обл., Котласский р-н, г. Сольвычегодск, ул. Курортная, 11), не находящегося «под угрозой», на 17,9 миллиона рублей колокольни (1700 г.) в далекой деревне Пияла Онежского района (госконтракт № 64/17-КОЛ от 11.09.2017). Упорно, год за годом, выделяются немалые средства на усадьбу Пьянковых в Сольвычегодске (конкурс «Разработка проектной документации для проведения реставрационных работ и приспособления к современному использованию объекта культурного наследия «Усадьба Пьянковых», Архангельская область, Котласский район, г. Сольвычегодск, ул. Ленина, 19», цена контракта 33 млн руб.) — огромное пустое здание в городе, где много свободных исторических домов в удовлетворительном состоянии.

Введенский собор и усадьба Пьянковых могли бы подождать приведения в порядок Сийской обители, а на Пияле нужны недорогие противоаварийные работы с перенесением памятника от реки. Отправить бы эти 63 миллиона на Сию, да привести в порядок Троицкий собор, но ресурсы распыляются! Дело в том, что заявки пишут три организации — правительство области (Пияла), Архангельская митрополия (Сия) и Котласская епархия (Спасо-Введенский собор), не координирующие работу, чем должны бы заниматься областные власти. По словам работников митрополии, они еще в прошлом году предлагали власти вести общую политику по объектам, но этого не получилось.

Как дела с тактикой?

Почти 10 лет длится реставрация каменной церкви Михаила Архангела (1827 г.), в реставрацию которой вложены значительные средства. На ее куполах с лета 2017 года работает бригада архангельского ООО «Модуль М», у которого не получается побеждать на конкурсах, но получается работать, и генподрядчик ООО «Санкт-Петербургский Центр Реставрации» (госконтракт № 41/17-ЦМА от 03.08.2017 г., цена контракта 9,99 млн руб.) — у которого с конкурсами все в порядке.

На конкурсе «Проведение реставрационных работ на объекте культурного наследия «Ансамбль Антониево-Сийского монастыря, 1673 г., XVII в. (Троицкий собор, 1673 г.)», Архангельская область, Холмогорский район, муниципальное образование «Емецкое», Антониево-Сийский монастырь победило ООО «Липецкая Производственно-Реставрационная Компания «Лайм ПАРК», (госконтракт 0685-ЦР/10−16 от 14.11.2016 г., цена контракта: 13,10 645 млн руб.), которому уже 20 декабря того же года следовало отчитаться за работу. Только благодаря оперативной работе инспекции по охране памятников Архангельской области необходимые разрешения были выданы за 2 (!!!) дня, и средства 2016 года были освоены, а не вернулись в бюджет. Предусматривалась реставрация крыльца Троицкого собора, но обязательных по закону археологических работ в смете не оказалось. Реставраторы были вынуждены использовать статью «непредвиденные расходы» и провести раскопки с помощью Института археологии РАН. Почему раскопок не было в смете, если археология — требование закона?

Еще больше проблем с документацией по колокольне в деревне Пияла Онежского района, где победило ООО «Санкт-Петербургский реставрационный центр» (госконтракт № 64/17-КОЛ от 11.09.2017, цена контракта 17,9 млн руб.). Впечатление, что проектировщики не выбирались на место, а эксперты проект не проверили. Спроектировано устройство фундамента на месте, где грунта для его заглубления нет — колокольня свисает над берегом реки Онеги, и необходим ее перенос. Проект реставрации разработан без учета размыва берега, а решение о переносе памятника Минкультом РФ не принимается. Бездействие чиновников ведет к неэффективному расходованию бюджетных средств — если колокольню оставят свисать на обрыве, или к нарушению закона — если ее самовольно перенесут.

Загадочная история произошла с конкурсом по допроектированию реставрации Спасо-Преображенского собора в Холмогорах. Восстановление этого храма построенного в 1689 году архиепископом Афанасием Холмогорским и пришедшего в аварийное состояние, началось по указу 2009 года президента В. В. Путина о 300-летии М. В. Ломоносова, на него выделялось 60 млн рублей — примерно 10% от общей сметы. Понятно, что дело, начатое по указу президента, не должны бросить, но время шло, а продолжения не следовало. Обратившийся к президенту РФ фонд сохранения исторического наследия «Император» получил ответ из Минкульта РФ, что в дальнейшем финансировании собора ему отказал Минфин РФ. Тем не менее в мае 2016 года был объявлен конкурс «Завершение разработки проектной документации для реставрации объекта культурного наследия «Комплекс сооружений XVII в.: Преображенский собор» (с. Холмогоры Архангельской области), цена контракта 1,77 млн руб.) — казалось, дело пошло. Но с конкурса сняли ФГУП ЦНРПМ — автора проекта реставрации собора, в итоге конкурс отменили и спустя пару месяцев объявили снова — с тем же назначением и суммой. Кто победит, пока неясно, но уже сейчас возникает вопрос: собор допроектируют и что дальше? Сможет ли Минкульт найти в будущем бюджете средства на объект со сметой в миллиард? Даже необходимые противоаварийные работы требуют десятков, если не сотен миллионов рублей. Ситуация обострена тем, что из-за временной крыши зимой на чердаке собора скапливаются тонны льда, своды трещат, а обрушение главного храма на родине Ломоносова — событие не рядовое для страны.

Спасо-Преображенский собор и колокольня, село Холмогоры, Холмогорский район Архангельской области
Спасо-Преображенский собор и колокольня, село Холмогоры, Холмогорский район Архангельской области
© Владимир Станулевич

К этим проблемам добавились еще две, совсем печальные. Со Сретенской деревянной церковью в Заостровье, которую ООО «Росреставрация» (госконтракт № 4170−01−41/12−14 от 25.09.2014, цена контракта 44, 00436 млн руб.) было бросило в 2016 году, но после критики в СМИ, писем в прокуратуру фонда «Император», вмешательства влиятельных земляков в Москве сделало что смогло. Не смогло сделать чистовой пол, оконные рамы и, главное, — крышу. И с Одигитриевской в деревне Кимжа Мезенского района — входящей в пять красивейших деревень России. Там ООО «Росреставрация» (госконтракт 4014−01−41/12−14 от 17.09.2014 г., цена контракта: 32,370 276 млн руб.) не завершило полы, обшивку цокольного этажа, и самое тревожное — не смонтировало молниеотвод. И по тому, и по другому объекту общественность, в том числе фонд «Император», обращалась к областному руководству.

К счастью, во время приезда в мае 2017 года министра культуры РФ Владимира Мединского в Архангельскую область губернатор Игорь Орлов поднял этот вопрос, была достигнута договоренность в кратчайшие сроки провести по Кимже и Заостровью конкурсы, которые были объявлены 25 и 28 сентября 2017 года («Завершение проведения ремонтно-реставрационных работ на объекте культурного наследия «Сретенская церковь (деревянная)» (Архангельская область, Приморский р-н, с. Заостровье (Рикасово)», цена 2,2 млн руб., и «Завершение проведения ремонтно-реставрационных работ на объекте культурного наследия «Церковь Одигитрии» (Архангельская обл., Мезенский р-н, дер. Кимжа», цена 0,5 млн руб.) со сроком исполнения в декабре 2017 года — пожарными темпами и в морозы. Хоть так…

Одигитриевская церковь в деревне Кимжа, Мезенский район Архангельской области
Одигитриевская церковь в деревне Кимжа, Мезенский район Архангельской области
© Владимир Станулевич

Но в июле 2017 года оптимизма добавилось. На сайте Федерального портала проектов нормативных правовых актов появился разработанный Минкультом РФ проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Объяснялось, что «вносятся изменения в ст. 5.1; предлагается отмена статьи 21 о паспорте ОКН; внесение изменений в объекты государственной историко-культурной экспертизы; внесение уточнения в ст. 36 о мерах по обеспечению сохранности; внесение изменений в ст. 45». По словам директора департамента государственной охраны культурного наследия Минкульта РФ Владимира Цветнова:

«Это одна из наших самых серьезных попыток внести изменения в законодательство с целью, если простым языком говорить, привлечения внебюджетного финансирования для сохранения объектов культурного наследия. Сейчас мы многие виды работ, такие как ремонт, текущий ремонт, будем из историко-культурной экспертизы выносить, так как разрешение на их проведение в любом случае есть от субъекта РФ, и ответственность по этим работам мы полностью переносим на субъект».

Проект вызвал в соцсетях негативную реакцию части реставраторов — или не желающих понять, что «тучные годы» закончились и порядки нужно менять, или беспокоящихся за хлеб насущный. Даже этот половинчатый проект, говорящий о зависимости разработчиков от реставраторов, следует поддержать, развив его идею сокращения регламентации. Пока не поздно надо снять ограничения по спасению памятников, находящихся в аварийном состоянии, — отменять лицензии на проектирование, на ведение работ, давать больше прав пользователям таких памятников.

Реставрационная стратегия Минкульта в Архангельской области за пределами Соловецкого архипелага — удовлетворять понемногу заявки губернатора и Церкви — стратегией не является. Поэтому область должна предложить Минкульту свое видение — коллективное мнение власти, Церкви и общественников. Настоящая «стратегическая» стратегия Минкульта РФ — на Соловках, ее нужно поддержать, но предложить скорректировать. Во-первых, финансировать Большие Соловки, с их материковыми объектами реставрации и археологии — скитами, пустынями, подворьями, варницами, тонями, поклонными крестами. Это расширит просветительское влияние монастыря, которому не следует замыкаться на островах. Во-вторых, если ситуация с неосвоением средств продолжится, требовать от министерства закрепить соловецкую бюджетную экономию за федеральными памятниками истории и культуры нашей области — Антониево-Сийским монастырем, Спасо-Преображенским собором Холмогор и Николо-Карельским в Северодвинске — которые вместе с Соловками являлись костяком Русского Севера. Надо ежегодно заявлять проектирование и финансирование недорогих противоаварийных работ на нескольких деревянных церквях области. Надо координировать подачу заявок областным правительством, Архангельской митрополией, Котласской и Вельской, Нарьян-Марской и Мезенской, Плесецкой епархиями.

От имени субъекта РФ следует подать предложения в проект закона РФ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» по снятию лицензирования с проектных и строительных организаций, производящих противоаварийные работы на памятниках истории, находящихся по угрозой уничтожения. Ответственными за согласование этих проектов надо делать областные инспекции по охране памятников. Это задача и наших депутатов в Государственной думе, и сенаторов — Елены Вторыгиной, Ольги Епифановой, Дмитрия Юркова, Андрея Палкина, Виктора Павленко и Людмилы Кононовой и других.

Не надо переоценивать лоббистские силы региона во время принятия закона РФ. Тут надежда на здравый смысл и чутье Владимира Мединского и его начальников. Полумеры не изменят к лучшему катастрофического положения памятников истории и культуры — обладающий информацией Мединский это понимает. Министр культуры, поменявший к лучшему ситуацию с наследием прошлого, войдет в историю — которую так любит министр. Главное — накануне президентских выборов 2018-го проблема становится электоральной. Продолжать реставрацию избранных объектов впятеродорого, когда люди видят развал и падение близких им церквей и памятников, на которые не выделяется ни копейки, — создавать впечатление, что Москве до России как до Луны. Что вредно для реставрации и для политики.

Задачу могут решить только все заинтересованные в сохранении памятников люди, им надо развязать руки и проконсультировать как сделать. Если все это произойдет, то историческое наследие встретят будущие десятилетия.

Читайте развитие сюжета: Вице-спикер Госдумы просит ответа Мединского по памятникам Русского Севера