Японским правым неугодна подлинная история России

Устроил ли Путин «гонения» на историков?

Анатолий Кошкин, 16 октября 2017, 18:34 — REGNUM  

В своей недавней статье «Русская революция и Путин» корреспондент японской правонационалистической газеты «Санкэй симбун» Рёсукэ Эндо озаботился преподаванием истории в нашей стране. При этом журналист сообщает соотечественникам, что в России в последние годы отмечаются ни много ни мало как «гонения» на историков.

Читаем: «Гонения на историков и склонность к возвышению Сталина начали проявляться после 2012 года, когда администрация Путина пришла к власти в третий раз. Часть этой тенденции проявляется в руководстве по истории, которое власть утвердила для создания единого учебника по истории».

Полноте, господа японцы из «Санкэй»! О каком «гонении» может идти речь, если махровые отечественные и зарубежные антисоветчики и «критики нынешнего режима» денно и нощно, прописавшись на различного рода «ток-шоу» центральных каналов телевидения, совершенно беспрепятственно и, я бы сказал, с упоением охаивают историю нашей страны и народа, внося сумятицу в головы телезрителей?

Японскому корреспонденту явно не нравится, что «основная цель исторического воспитания заключается в выращивании патриотизма и национального самосознания». Да, уж это явная крамола для страны, которая после распада вроде бы навсегда потеряла статус великой державы и вдруг вновь позволяет заявлять о себе на международной арене, восстанавливать оборонный потенциал и не соглашаться с «сильными мира сего», к каковым себя относит и сохраняющая экономическую мощь Япония. Однако без сплочения народа для восстановления былой мощи государству российскому не обойтись, поэтому, утверждает Эндо-сан, нужно, чтобы «диктаторы прошлого и война воспринимались одобрительно».

Ну, а с другой стороны, нынешние российские власти якобы сознательно «замалчивают» жертвы репрессий, они «не учитываются в проекте (единого) учебника». Это утверждение, по крайней мере, странно, ибо прошедшая после поражения КПСС и распада СССР четверть века была годами безудержного, переходящего всякие границы «разоблачения сталинского террора». Недопустимым представляется корреспонденту и то, что опять-таки якобы «ничего не сказано о масштабах репрессий: только в период с 1937 по 1938 год расстреляли примерно 700 тысяч человек». А вот тут надо отдать должное японскому журналисту, не поддавшемуся соблазну в очередной раз озвучить мифы А. Солженицина, А. Яковлева и Р. Медведева о десятках миллионов расстрелянных и замученных.

Приведем в связи с этим мнение авторитетного ученого, доктора исторических наук, исследователя темы политических репрессий в СССР Виктора Земскова, который заметил:

«Я не верю в существование так называемой «чистой науки», и ученые (особенно те, кто занимался проблемой репрессий в СССР), находясь в определенных общественных условиях, не могут не выполнять социальный заказ, требующийся в данный момент обществу (хотя сами исследователи, возможно, не всегда ясно это осознают)… В период «холодной войны» в западной историографии, занимающейся изучением репрессивной политики в СССР, сложилась целая система шаблонов, штампов и стереотипов, выходить за рамки которых считалось неприличным. Если, к примеру, общее число жертв репрессий в СССР было принято определять величинами от 40 млн и выше, численность заключенных ГУЛАГа в конце 30-х годов — от 8 млн и выше, количество репрессированных в 1937—1938 годах. — от 7 млн и выше и т.д., то называть меньшие цифры было фактически равносильно совершению неприличного поступка».

Сам же историк Земсков дает близкие официальным данным МВД СССР цифры — не за 1937—1938 гг., а за весь период с 1917 по 1991 гг. к высшей мере (расстрелу) были приговорены 800 тыс. человек, что, конечно же, тоже немало.

Но вернемся к преподаванию в наших школах истории. Для убедительности корреспондент привлекает для подтверждения своих суждений и оценок некоего Александра Абалова, «преподающего в одной из известных московских школ», который заявляет: «В современной России война является табуированной историей. О ней можно говорить только в определенном тоне». Мнение этого преподавателя используется и для того, чтобы, как и в случае с репрессированными, бездоказательно увеличить число жертв советского народа в Великой Отечественной войне, повысив его с общепринятых 27 до 42 миллионов. И в этом он усматривает злой умысел.

Абалов со страниц «Санкэй симбун» утверждает: «Это связано не только с обстоятельствами (?!) правительства. Поскольку травма общества крайне велика, до сих пор не признаются катастрофические ошибки того руководства».

Создается впечатление, что г-н Абалов и корреспондент «Санкэй симбун» просто не читают публикующиеся в России научные монографии и популярные книги по проблеме ошибок советского руководства накануне и в первый период Великой Отечественной войны. В частности, хотел бы отослать их к изданному к 70-й годовщине Великой Победы по указу президента РФ 12-томному труду «Великая Отечественная война 1941—1945 годов». В нем на уровне современных знаний и достижений отечественной и зарубежной историографии тщательно проанализированы причины, ход и исход мировой войны, включая глубокий анализ ошибок и просчетов руководства СССР и лично И.В. Сталина, приведших к трагическим последствиям в начальный период войны.

Недостаточную осведомленность проявляет японский журналист и при сообщении читателю в негативном плане о том, что-де в России Вторая мировая война именуется по-своему — «Великой отечественной». Прощая ему отсутствие понимания этого вопроса, напомню, что как в советской, так и ныне в российской историографии существуют как понятие Вторая мировая война (1939—1945 гг.), так и Великая Отечественная война (1941—1945 гг.). В 70-е годы прошедшего столетия в СССР по решению правительства был издан 12-томный научный труд под названием «История Второй мировой войны 1939—1945», целые тома которого были посвящены событиям не только на советско-германском фронте, но и на всех других театрах военных действий. Так что спекуляции на этом вопросе выглядят, по меньшей мере, несолидно.

Не нравится «Санкэй симбун» и то, что «Февральская революция, в ходе которой была свергнута императорская власть, и Октябрьская революция, после которой власть захватили большевики, в России объединяются под названием «Великая русская революция» и позиционируются в качестве одного из важнейших событий ХХ века». Интересно, а Великая французская революция или вызвавшая гражданскую войну с немалыми жертвами японская «революция Мэйдзи» газете тоже не по душе, и их нужно «заклеймить»?

И уж совсем негоже, считает газета, то, что Русская православная церковь в вопросах истории «идет в ногу с властями». Сообщая, что близится 100-летняя годовщина Октябрьской революции (спасибо, что не упорно внедрявшийся при Ельцине термин «переворот»), автор статьи, опять-таки, видимо, «для убедительности» цитирует вышеназванного недовольного преподаванием в нашей стране истории Абалова:

«Я думаю, власти хотят, чтобы 100-летняя годовщина революции прошла быстро и незаметно. Правительство считает революцию злом и очень боится ее. Эта проблема лежит в основе различных мер: от ограничений в сети до применения закона о противодействии экстремистской деятельности и разработки учебников».

И наконец, о том возмущении, которое вызывает у правонационалистических сил Японии освещение в российских учебниках участия по настойчивым просьбам союзников в разгроме упорно не желавшей капитулировать милитаристской Японии вооруженных сил Советского Союза.

Читаем: «Что касается нападения СССР на Японию 9 августа 1945 года, то в руководстве по историческому образованию в школах, утвержденном в 2013 году, сказано следующее: «СССР разбил Квантунскую армию в Маньчжурии», «СССР освободил Курильские острова». При этом полностью игнорируются следующие факты: СССР напал на Японию, нарушив Пакт о нейтралитете, СССР продолжил наносить удары даже после того, как 15 августа Япония подписала капитуляцию».

Так как на эту тему доводилось высказываться неоднократно, ограничимся замечанием о том, что на собственно японскую территорию ни царская Россия, ни СССР никогда не «нападали», а военные действия советские войска вели, освобождая захваченные милитаристской Японией территории, будь то Китай, Корея, Сахалин или незаконно удерживавшиеся после Портсмутского договора Курильские острова. На землю же самой Японии нога русского или советского солдата никогда не ступала, и советские бомбардировщики и военные корабли японские города бомбовым ударам не подвергали. Ну, а подписание капитуляции, как хорошо известно, состоялось не 15 августа, а 2 сентября 1945 года, когда японские фанатичные солдаты и офицеры еще продолжали вести в Маньчжурии ожесточенные очаговые бои.

Вообще-то очередная недружественная статья русофобской по сути «Санкэй симбун» внимания не заслуживает, но озвучиваемые в этой газете подходы и оценки исторических фактов подчас вызывают если не согласие, то определенный интерес у российского читателя. Так что мой ответ обращен не столько к редакторам и журналистам газеты, сколько к нашим стремящимся разобраться в истории, в том числе истории российско-японских отношений, людям, особенно молодым.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail