Осенью на Дальнем Востоке традиционно говорят о переезде в другие, более теплые и приветливые края. На эту тему проводят исследования ученые, об этом пишут СМИ, об этом же говорят в социальных сетях. Регион продолжает пустеть — и это видно невооруженным глазом, передает корреспондент ИА REGNUM.

Алексей Саврасов. Лунная ночь. Болото. 1870
Алексей Саврасов. Лунная ночь. Болото. 1870

Читайте также: На Колыме выступают против включения северных надбавок в структуру МРОТ

«О том, что из региона уезжают, не знает только специально обученный слепо-глухо-немой отшельник. Это уже не статистика. Это видимый даже невооруженным глазом процесс», — написал профессор ТОГУ, доктор философских наук Леонид Бляхер на портале ИА «Восток России».

«Нас становится меньше. Игры со статистикой, с технологией учета постепенно перестают давать желаемый результат. Даже в министерстве, отвечающем за наше «прорывное развитие», признают: бегут жители. Предлагаются самые разные рецепты спасения от этой напасти, проводятся конференции, мозговые штурмы, форумы. Правда, эффект их пока не особенно очевиден. Бегут. Люди, которые еще недавно смеялись над самой идеей переезда, сегодня шепотом признаются: да, взял кредит (ипотеку), строю дом в Кисловодске, Крыму, Краснодаре (нужное вписать). Это создает особый, не слишком радостный фон для жителей, задает истерические нотки в выступлениях власть предержащих», — написал Леонид Бляхер.

На Сахалине осенние холода — традиционное время для того, чтобы вновь задуматься о переезде. И хотя власти очень гордятся тем, что им, впервые за многие годы, удалось наконец победить отрицательную миграционную динамику, а проще говоря, остановить тотальное бегство из островного региона — с января по июль в регион прибыли 13 406, а уехали 11 885 человек — сами сахалинцы и курильчане особого оптимизма по этому поводу не испытывают.

«Не уехали те, у кого просто не на что уехать. Чтобы уехать, нужно здесь жилье продать, а где-то там купить. Можно продать жилье в Южно-Сахалинске, да и то — непросто. А как продать квартиру в каком-нибудь Макарове, Чехове?» — пишут жители Сахалина в социальных сетях.

Читайте также: О будущем Дальнего Востока, каким его видят из Москвы

«Сахалин как был, так и остался далекой периферией. Живем мы некрасиво и неустроенно. В городах очень пыльно, очень грязно и не очень много благоустройства. Поэтому нам остается только гордиться природой и хорошими людьми. Это значит, что гордиться нам, по сути, нечем. Не стоит даже сравнивать тот же Владивосток и Южно-Сахалинск. Наша столица в разы хуже».

«Какая природа?! Она была в начале 80-х, была еще в 90-х. А сейчас?! Реки закрыты для рыбалки, охотничьи угодья поделены. Что людям остается? Выброшенных штормом моллюсков собирать на берегу? Многие не уезжают, потому, что продать жилье не могут».

«Достало это нытье! Народ живет на своих кухнях, в своих мирках. Нет, чтобы объединиться, выйти и предъявить властям!»

В Хабаровский край, согласно официальной статистике, с января по август 2017 года прибыло 33 647 человек, а уехало 38 954. Для сравнения: в 2016 году, в аналогичный период, прибыло 35 963 человек, а покинуло регион всего 3 772 — тоже «минус», но не такой существенный.

Уезжает из региона в основном молодежь. Многие из молодых людей, уехавших учиться в другие регионы, получив диплом, остаются там — жить и работать. Жильё снимают, оставаясь прописанными в квартирах родителей в Хабаровском крае. Статистику они не портят ровно до того момента, как не приобретут свою недвижимость в Москве, Санкт-Петербурге и других центральных регионах России.

«Нет возможности сделать карьеру. Нет возможности найти такую работу, которая приносила бы удовлетворение — как финансовое, так и моральное. Скука. Тоска. Болото», — коротко описал причины своего отъезда в Санкт-Петербург житель Хабаровска Антон Ярский.

Получается странная тенденция: Дальний Восток вот уже несколько лет подряд пытаются развивать структуры с московской «пропиской» — Минвостокразвития, Агентство по развитию человеческого капитала и прочие. Попытки их, судя по результату, особыми успехами не блещут и вызывают критику дальневосточников. Сами же дальневосточники уезжают в Москву, как вариант в Санкт-Петербург и другие, западные регионы страны.

Что предпринимают структуры, которым положено сделать так, чтобы было ровно наоборот: чтобы дальневосточники были счастливы, живя в своем регионе, чтобы не они, а жители других регионов стремились взять уже, наконец, эти дальневосточные гектары, построить на них новые города и тем самым убедить весь мир в том, что Дальний Восток — действительно бурно развивающийся и очень перспективный регион? Видимо, как раз вот этого понимания у московских чиновников, развивающих ДФО, и нет.

«Трудно понять панические настроения на рациональном уровне. Особенно на уровне государственных структур. А ведь они есть. И рецепты предлагают самые разные, и программы разрабатывают. А давайте-ка водку запретим. Будут у нас дальневосточники здоровые. Будут плодиться и размножаться. А давайте какие-нибудь рабочие места создадим с достойной зарплатой? Землю раздадим, мост построим, а на том мосту — лавки со всяким, нужным для крестьян, товаром. Проекты все множатся, но эффект их пока не ощутим», — написал Леонид Бляхер.

Читайте также: «У чиновников нет реальной программы развития Дальнего Востока»

Еще в марте 2017 года, говоря на страницах ИА REGNUM о причинах, по которым в ДФО не развивается малый бизнес, профессор Бляхер назвал основные — тотальный контроль со стороны государства, отсутствие не грабительских, а нормальных, позволяющих развиваться, кредитов… Но беда в том, что контролеров слишком много, и они совсем не хотят терять свои рабочие места. Получается замкнутый круг — покупателей на Дальнем Востоке немного, число их снижается, контролеры не дают полноценно развиваться, люди уезжают туда, где населения больше, соответственно, и покупательная способность выше.

По мнению Леонида Бляхера, на Дальнем Востоке, при существующих сегодня условиях, людей не просто не недостаточно — их здесь избыток. И те, что есть, коренные дальневосточники, не могут найти работу.

«Смиритесь с тем, что еще какая-то часть дальневосточников уедет — регион, при существующем типе хозяйствования, трудоизбыточен. Пусть люди работают на земле, если умеют. А уважаемые люди, ими же выбранные, эту землю и разделят. Нет? Их просто не выберут в следующий раз. Особенно, если вы отмените все ограничения и «фильтры». Пусть люди торгуют, если у них к этому лежит душа. Потому «разрешатели» пусть тихо постоят в сторонке. Если будут торговать плохо — у них не купят. Пусть врач откроет частную клинику — не надо ее проверять и контролировать. Плохо лечит — к нему не пойдут. Нет ничего худого в том, если учитель откроет частную школу, а вузовский преподаватель — частный вуз. Есть потребитель? Пусть на него работают люди. Хотите собирать налоги? Нормальное желание. Оказывайте услуги, которые нужны этим самым работникам, потребителям, которые они у вас купят. Ведь и чиновник, и милиционер, и судья — люди в хозяйстве вполне нужные. Особенно, когда они работают не на мифы и отчетные показатели, а на конкретные проблемы и конкретных людей», — написал Леонид Бляхер.

Рецепты от профессора Бляхера хороши. Если бы ими пользовались те, кто по должности обязан развивать Дальний Восток. Хорошо бы, если бы все эти «развивающие ведомства» и находились непосредственно в регионе — знали его не только по нечастым форумам, саммитам и конференциям, да по редким наездам в крупнейшие города. Хорошо бы, чтобы чиновники Минвостокразвития хоть раз в месяц бывали в поселках, разбросанных вдоль БАМа. Может, тогда они лучше представляли бы, что же оно такое — население Дальнего Востока.

Читайте также: Почему на Дальнем Востоке не растут «малыши»?

Как сообщалоИА REGNUM, в ходе Восточного экономического форума, прошедшего в сентябре во Владивостоке, интервью о своем видении развития ДФО корреспонденту ИА REGNUM дал председатель Общественного совета Минвостокразвития Сергей Габестро. Видение столичного омбудсмена и среднестатистического дальневосточника о том, что же нужно для нормальной жизни региона, как выяснилось, сильно разнятся. Сергей Габестро в восторге от идеи о выделении дальневосточных гектаров и искренне верит в то, что на гектарах совсем уже скоро вырастут новые современные города. Не видит ничего плохого в том, чтобы торговый и промысловый флот ДФО работал в офшоре, под удобными, или, как их презрительно называют моряки, «дешевыми» флагами. Сергей Габестро считает, что все для развития ДФО делается правильно.

Только вот люди продолжают уезжать.

Читайте также: В Уголовный кодекс предложили ввести статью «ссылка на Дальний Восток»

Читайте развитие сюжета: На Дальнем Востоке заявляют о грандиозном росте числа рабочих мест