Госдума приняла закон, запрещающий заморозку улова для тех, кто занимается прибрежным рыболовством, а в сентябре нижняя палата парламента приняла в первом чтении «технический» законопроект, чем породила новую волну дискуссии вокруг развития отрасли, сообщает ИА REGNUM.

Сальвадор Дали. Рыба. 1918
Сальвадор Дали. Рыба. 1918

Так ли уж выгодны рыболовам предлагаемые «бонусные квоты», которыми обещают компенсировать отказ от заморозки улова? Станет ли рыба доступнее и дешевле для граждан? Ситуацию в отрасли комментирует председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов:

Обязательная доставка на берег уловов прибрежного рыболовства только в живом, свежем и охлаждением виде — это мысль, которая пришла в голову исключительно чиновникам — рыбаки-прибрежники никогда никого не просили об этом. На то есть экономические и санитарно-эпидемиологические причины. Дело в том, что в соответствии с российским законодательством охлажденную льдом рыбу можно хранить не более 10 дней с момента вылова в море до реализации данного товара покупателю в магазине или последующей заморозки этой рыбы после ее переработки в филе на береговой фабрике. Россия это не Норвегия и даже не Япония, а расстояния от районов промысла минтая, трески, пикши и иных видов рыб в Беринговом, Охотском или Баренцевом морях до основных рынков сбыта в районах Москвы, Подмосковья, Санкт-Петербурга, Твери, Костромы, Казани, Нижнего Новгорода, Краснодара, Ростова-на-Дону, Екатеринбурга, Новосибирска или Омска исчисляются многими тысячами километров. В эти регионы массово можно привести только свежемороженую рыбную продукцию с российских рыбопромысловых судов. Причем ту продукцию, которую предпочитают большинство российских домохозяек, а именно недорогую мороженную тушку рыбы по 200−250 рублей, а не «модное» филе этой рыбы по 500−900 рублей за килограмм, где бы это филе ни было изготовлено.

Увы, но зарплаты у десятков миллионов наших граждан еще пока далеко не дотягивают до европейского уровня. На основании принятых в 2016 году в закон о рыболовстве поправок, крупные прибрежные рыбодобывающие предприятия скорее всего предпочтут перейти в промышленное рыболовство и работать исключительно на экспорт, производя и реализуя мороженую рыбу. Свежемороженая круглая рыба на экспорте стоит на 20−25% дороже «охлажденки», и никакие добавки «охлажденных квот» не стоят столько.

Кто выиграет?

Выиграют импортеры иностранной искусственно выращенной в весьма подозрительных в санитарно-эпидемиологическом смысле водоемах «рыбы». Проще говоря, эта новая норма наряду с другими развивает весьма сомнительный торговый принцип «самую хорошую морскую российскую рыбу на вывоз из страны — искусственную низкокачественную азиатскую рыбу на стол россиян». Это подтверждается таможенной статистикой за 7 месяцев 2017 года — наблюдается устойчивый рост экспорта рыбы и морепродуктов. Согласно официальной статистике, физические объемы импорта рыбы свежей и мороженой сокращались в течение трех лет. Однако после принятия правительственных рыбных решений в этом году ситуация изменилась. На фоне увеличения объемов экспорта рыбы из России (в январе — июле 2017 года на 17,8% в сравнении с тем же периодом 2016 года), поставки рыбы из других стран в 2017 году снова начали расти, причем резко. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), только в январе — июле 2017 года физические объемы импорта рыбы свежей и мороженой увеличились на 13,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это к нам плывут из мутного устья Меконга тиляпия и пангасиус, в сопровождении турецких лаврака (сибас) и морского карася (дорада). И цены на эту «продукцию» в торговых сетях начинаются с 300 рублей за килограмм и выше.

Так значит, на внутреннем рынке России все же есть место для своей качественной морской рыбы? Тогда для чего освобождать рынок для иностранцев, стимулируя экспорт своей рыбы?

Общий объем добычи рыбы и морепродуктов в Российской Федерации в 2016 году составил уже 4,7 млн тонн, в готовой продукции — это примерно 3,6 млн тонн. Экспорт — 1,9 млн тонн, импорт — 511 тыс. тонн. Итого, баланс по товарной рыбе и морепродуктам — 2,2 млн тонн на рынок Таможенного союза государств ЕАЭС. Без учета Белоруссии, Армении, Киргизии и Казахстана, это выходит 15 кг в год на каждого жителя России. А если предположить, что 36 млн граждан указанных выше стран тоже иногда едят российскую рыбу, рынок-то у нас общий, то среднее душевое потребление рыбы в России выглядит совсем уже печально — 12 кг в год на человека. Вывод неутешительный. Увы, в последние три года Россия по потреблению рыбы и морепродуктов опять откатились на уровень наименее развитых стран. Установленный правительством РФ порог обеспечения внутреннего рынка своей рыбой в 80% пробит в сторону снижения на уровень 75%. Это пока.

Кто проиграет от «охлажденной» поправки?

Российские домохозяйки и их домочадцы, а российский внутренний рыбный рынок в целом станет еще более азиатским.

Как отразится новая норма на приморских регионах?

Рыбы и промысловых судов в наших портах станет еще меньше. Экспорт затягивает и порождает системную зависимость от иностранных территорий, судоремонта, снабжения и их рынков сбыта, а также выстраивает прочный фундамент кредитных долговых обязательств перед иностранными банками.

Для чего все это делается?

Непонятно. Тот режим прибрежного рыболовства, который существует в Российской Федерации, позволяет и морозить, и коптить, и солить и для тех, кто не в курсе, даже охлаждать рыбу — и это правильно. Сегодня предприятия прибрежного рыболовства привозит на берег то, что хотят граждане Российской Федерации, завтра будет что-то другое.

Читайте ранее в этом сюжете: Заслон Китаю: В «синей экономике» БРИКС Россия уходит от сырьевого экспорта

Читайте развитие сюжета: Реформа на 200 млрд: в Госдуме обсудят модернизацию рыболовства